Показать меню
Изо

Сойфертис как Лев Толстой рисунка

О том, что жизнь подражает искусству, и о двухтомнике двумя-тремя линиями

6 августа 2015 Светлана Дорошева
Сойфертис как Лев Толстой рисунка
Я завидую тем, кто увидит Леонида Сойфертиса в первый раз.  Удивительные у человека были чувство вкуса, изящество, наблюдательность, точность. И такая щемящая дремотная жизнь во всем, даже мясники у него – лирические герои. Сложно словами раскрыть его магию. Потому как ну что такого? Ну, сидят двое в метро, поджав ноги, пока поломойки орудуют швабрами; ну, сидят тетки с открытыми ртами, пока пломбы сохнут; ну, мамки с колясками... а вот смотришь на каждый рисунок подолгу, трогает бесконечно. Такая все-таки жизнь нежная. Я не буду писать о его биографии – ею можно легко поинтересоваться. Кроме "родился-учился" там всенепременно будет о том, что Сойфертис – маститый советский график и сын своего времени. Хотя язык не поворачивается сказать так, настольк

Восемь слов о постерах к фильмам

И еще о битве постера и фильма, морде с подписью, о скитаниях вечных и о горшке

3 августа 2015 Артем Рыжков
Восемь слов о постерах к фильмам
  Говорите, что хотите, но для зрителя фильм начинается с постера. Я смотрю на постер и решаю, идти в кино или нет.   I   Я смотрю на постер к фильму Луиса Бунюэля "Андалузский пес". Это необычный постер. На нем изображен весь фильм. Последовательно. Один незабываемый кадр следом за другим. Мужчина точит бритву. Мужчина открывает глаз женщины. Мы хотим узнать, что можно сделать с глазом, когда в руках у тебя бритва. Мужчина в одежде монашки едет на велосипеде. Мужчина падает, женщина поднимает его, на них смотрят зрители, они смотрят на зрителей. Мужчина уже больше не в одежде монашки, он испытывает страсть, он представляет, как ласкает голый зад женщины, изо рта у него идет пена, он хочет ее, но ему мешают, ему мешает общество.

Макс Бирштейн. Азия

Из воспоминаний художника о Самарканде 1941-1942 годов, рисунки и живопись в эвакуации

12 мая 2015
Макс Бирштейн. Азия
В прошлом году художник Анна Бирштейн завершила публикацию серии книг-альбомов, посвященных творчеству ее отца Макса Авадьевича Бирштейна (1914-2000). В силу малого тиража эти издания нынче стали библиографической редкостью. В них живопись и графика Макса Бирштейна перемежаются его мемуарами, путевыми дневниками, сделанными во время многочисленных творческих экспедиций. Замечательный художник, он запечатлел русский Север, Грузию, Азию, Африку. С любезного разрешения Анны Бирштейн мы публикуем фрагмент воспоминаний ее отца из книги "Азия" и галерею рисунков и живописи, сделанных в Самарканде в 1941-42 годах. В Институте реалистического искусства сейчас работает выставка "Искусство в эвакуации". Есть там и работы Макса Бирштейна, одного из тех немногих, кто в условиях жес

Сказочники в Пушкинском музее

О выставке книжной графики Владимира Конашевича, Эрика Булатова и Олега Васильева, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова

7 мая 2015 Наталья Львова
Сказочники в Пушкинском музее
Посетитель выставки книжной графики из частных коллекций и собрания ГМИИ им. А.С.Пушкина неминуемо угодит в машину времени, замрет, каждый перед своей книжкой. Кому "Федорино горе", а кому и английские песенки – "Плывет, плывет кораблик".  Целый зал обустроен для библиофильской редкости – впечатляющего "Атласа переливания крови" в иллюстрациях Владимира Михайловича Конашевича, изданного сразу после окончания Великой Отечественной войны. Разложенные тут же настоящие медицинские инструменты 40-х годов прошлого века почти устрашают. Сам атлас, безмятежно рассказывающий историю сей важной процедуры с ветхих времен до советских пятилеток, нарисован подробно, но без натурализма, удерживаясь на грани пугающей сказки и отрешенно

Искусство в эвакуации

О выставке, посвященной возможности рисовать в невозможных условиях

24 апреля 2015 Наталья Львова
Искусство в эвакуации
В Институте русского реалистического искусства снова прекрасная выставка – "Искусство в эвакуации", под эгидой фестиваля "Черешневый лес". Обыкновенно, даже очень внимательный зритель не может углядеть и понять, в каких условиях сделаны художником те или иные картины, наброски, рисунки, – в благополучной московской мастерской, с хорошими холстами и щедрым набором красок, вдали от дома, на пороге голодной смерти, в ознобе. Кураторы этой выставки - Надежда Степанова, Ксения Карпова, Анастасия Сиренко исследовали многочисленные государственные и частные коллекции на предмет работ, созданных в эвакуации. Третьяковка, Русский музей, Пушкинский, музей Большого театра, Музей кино, народов Востока, Отечественной войны, музей Суриковского института, музей Ака

Победа в рисунках и карикатурах Крокодила

О Крокодиле на войне, а также об одноименных альбоме и выставке

15 апреля 2015 Тихон Пашков
Победа в рисунках и карикатурах Крокодила
Редакция многотомной книжной серии История глазами Крокодила. ХХ век выпустила в свет новый сборник, а вернее альбом — "Победа в рисунках и карикатурах Крокодила". Это и название выставки, что открывается 15 апреля в московской галерее Фотолофт на Винзаводе. Как и выставка, альбом составлен из семи разделов – "Сообщения с фронта", "Солдатская правда", "Партизаны и жизнь", "Бей фашиста", "Просто Гитлер", "Крокодил на войне", "Наша победа", но стоит предупредить, что иллюстрации в книге и выставочные экспонаты пересекаются лишь отчасти. В альбоме 160 страниц журнальной графики, всего около 200 иллюстраций, и каждый из разделов предваряет заглавная композиция Светланы Дорошевой, ведущего худо

Книга художника Лидии Шульгиной

О выставке, которую стоит посетить на пасхальной неделе

10 апреля 2015 Наталья Львова
Книга художника Лидии Шульгиной
В Государственном Дарвиновском музее сейчас открыта выставка Лидии Шульгиной – Кошко-Слоно-Осло-Бегемот. Не хочется заключать в кавычки Кошко-Слона, будто бы он нам не родной со времен любимых сказок и историй, нарисованных одним из самых ярких художников детской книги. Впрочем, ее графика всегда была больше, чем просто иллюстрации, поясняющие текст: вот дом, над ним солнце и птица. Ничего подобного. Шульгина про детей всё понимала, даже то, что каждый ребенок – вполне взрослый человек, просто знает, как родителям подыграть, если что. О своей работе она говорила:  Мне не нравится, когда иллюстрации отводится скучная роль растолковывать текст. Поэтому всегда стараюсь нарисовать полную картину мира, предлагаемого  автором, в котором герои смогут жить самост

Строгачи

Об отце трех искусств и бабушке их, академии, а также о рисовании цветов, листьев и о бессмертной мебели

17 февраля 2015 Наталья Львова
Строгачи
В Институте русского реалистического искусства до середины марта открыта выставка «Уроки рисования». Ее сюжетом стали 190 лет Строгановской Академии, она же ненадолго легендарный ВХУТЕМАС - Высшие художественно-технические мастерские в первые годы советской власти. Она же при рождении в 1825 году - Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам. Учебное заведение меняло имя за два века тринадцать раз. Студенты академии, впрочем, прозывались «строгачами». Граф Сергей Григорьевич Строганов полагал рисование первым и необходимейшим умением для художника и опирался на авторитет Джорджо Вазари, утверждавшего, что рисование является отцом трех искусств – архитектуры, скульптуры и живописи. Дальновидный граф создал школу, когда в стране не хватало своих ремеслен

Индустриальная фотография в России. XX век

Фотоглаз разбушевался

23 января 2015 Наталья Львова
Индустриальная фотография в России. XX век
Выставка в Центре фотографии имени братьев Люмьер, называется «PROзавод» и охватывает советский период ХХ века от промышленного расцвета и вплоть до недавней, уже российской разрухи. Классики советской индустриальной фотографии – Борис Игнатович, Макс Альперт, Яков Халип, Марк Марков-Гринберг, просто классики - Владимир Лагранж, Юрий Пальмин, Аркадий Шайхет, Лев Шерстенников, Александр Абаза показывают Днепрогэс и Харьковский тракторный в 30-е, Белорецкий металлургический в 60-е, Азовсталь в 70-е и прочих застывших во времени левиафанов советской индустрии с их колоссальными щупальцами-протуберанцами, протянувшимися на необозримых пространствах, с их незамирающими сердцами, титанически перекачивающими нефть, жидкую сталь, кровь советской импери

Брассай. Разговоры с Пикассо

Об одном дружеском визите в мае 1960-го

22 января 2015
Брассай. Разговоры с Пикассо
Венгр Дюьла Халаш из Брассо (ныне румынский Брашов), трансильванский эмигрант, стал Брассаем во Франции. После Первой мировой войны он приехал в Париж, мечтая стать художником. Успех его фотографий ночного Парижа повернул Брассая к фотоискусству, в котором он преуспел. Брассай – живое око, – писал Генри Миллер, с которым фотограф дружил долгие годы. Он становится добрым приятелем парижских знаменитостей и фотолетописцем Пабло Пикассо. Брассай снимает его работы настолько искусно, что вызывает восхищение художника. Брассай записывает свои впечатления, и литература тоже дается ему легко. Первый опыт документальной прозы – "История Марии", в которой Брассай записал свои разговоры с домработницей. Следующим героем стал Пикассо. Результат превзошел ожидания. При