Показать меню
Дмитрий Бавильский

Писатели путешествуют. Путевые дневники XVIII-XIX веков

О побегах, сентиментальных путешествиях и дороге к дому

21 января 2014 Дмитрий Бавильский
Писатели путешествуют. Путевые дневники XVIII-XIX веков
Если внимательно читать русские заметки о путешествиях прошлых веков, в глаза бросится их важная особенность: уехав за границу, автор крепко держит в уме оставленное дома. Из его головы нейдет безнадзорное российское пространство. Тогда как иностранцы, исключая командировочных немцев, в поездке целиком и полностью погружаются в новую реальность, русские странники всегда помнят о том, что ждет их по возвращении. Такова выразительная традиция русских классических травелогов — подробных и порой беллетризованных путевых дневников. Касается ли это сочинений Афанасия Никитина, чьи "Хождения за три моря" (1466–1472) считаются первым русским травелогом, или "Двукратных изысканий в Южном Ледовитом океане и плаванья вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов"

Ольга Балла: «Блаженная иллюзия преодоления собственных границ»

Интервью с человеком, который необыкновенно много читает

17 января 2014 Дмитрий Бавильский
Ольга Балла: «Блаженная иллюзия преодоления собственных границ»
Обозреватель журнала «Знание-сила» Ольга Балла кажется мне идеальным читателем. Возможно, нет больше в стране столь всеохватного критика со столь разнообразным кругом интересов. Балла удивительно много читает, крайне много и толково рецензирует, в ФБ коллекционирует картинки, посвященные усладе библиофильства, и ничуть не скрывает страсть запойно погружаться в чтение.   В одном из ваших блогов вы постоянно вывешиваете списки книг. Количество их ошеломляет. Какую часть своих доходов ежемесячно вы тратите на книги? — Цифра, в ее неразумной величине, скорее всего получится неутешительная. Впрочем, со временем она делается всё утешительнее, потому что с некоторых пор издательства дают книжки на рецензии. Случается, что и авторы дарят. И тут я немедленно начинаю

Прислонясь к дверному косяку

Книга ― то же путешествие, пересечение границ. Пересечь границу родины могут только 20% россиян, не врёт статистика

13 января 2014 Дмитрий Бавильский
Прислонясь к дверному косяку
Статистика утверждает: 80% россиян не имеют загранпаспорта, а глянцевые журналы всё интенсивнее и непреклоннее раздают рекомендации «пляжного» чтения. Книги всё чаще переносятся в сферу необязательных, «дополнительных» гаджетов ― на них стабильно не хватает времени. Возможно, оттого что времени «на себя» вообще мало у кого остаётся. Чтение книги требует свободы от занятости. Читает тот, кто бескомпромиссно раскидал дела, отложил заработки, не пожадничал. Оказалось, чтение нужно ещё заслужить. Заработать, как отпуск. Медленно, как загар. Получить в дар, как роскошь. Как все другие простые, натуральные и уже почти недоступные сущности: чистый воздух, органическая еда, родниковая вода, чтение ― это роскошь. Поэтому всё с меньшей охотой учат чита

Двухразовые книги

Газетные киоски как эффективные книготорговые сети

23 декабря 2013 Дмитрий Бавильский
Двухразовые книги
В киосках сегодня можно купить не только газеты, «любовные» покетбуки и иронические детективы в мягких обложках, но и «полноценные» книги. Зачастую это неликвид, каменеющий на складах пока не получит «вторую жизнь», и ушлые книгопродавцы не распылят залежалые тиражи по стране. Здесь есть свои тонкости. Практика показывает: отдельные издания продаются плохо, даже если это и долгоиграющие бестселлеры вроде «Имени розы» или «Унесенных ветром» (типа «сколько можно»). Но серия, специально придуманная для киосков, способна заинтересовать регулярностью человека, ждущего на остановке свой заблудившийся автобус. В киосках опробованы уже все жанры культпросветтоваров. Вплоть до музыкальных коллекций классики на компакт-

Самые длинные дневники в русской литературе

Яна Гришина, публикатор дневников Михаила Пришвина, рассказывает историю их издания

19 декабря 2013 Дмитрий Бавильский
Самые длинные дневники в русской литературе
Дом-музей М.М. Пришвина в деревне Дунино ИТАР/ТАСС За 5 километров от подмосковного Звенигорода находится Дунино – деревня, где после войны поселился с женой писатель Михаил Михайлович Пришвин. После его смерти в 1954 году в их доме с верандой открылся музей. Здесь Валерия Дмитриевна хранила и расшифровывала дневниковые записи мужа. Пришвин вел их полвека. Ничего похожего в русской литературе нет. Впервые без купюр дневники начали публиковать в 1991 году. Уже вышли 14 томов, на подходе 15-й, но добрались только до военного времени. Записи последних пришвинских лет еще ждут публикации. По самым строгим меркам, это один из важнейших издательских проектов последних десятилетий.  Советская литературная иерархия определила Пришвина в «певцы природы», зато