Показать меню
Игорь Зотов

Русская литература в 2015 году: Евгений Шкловский

В защиту птичьих прав, ручья, рассказа

19 февраля 2015 Игорь Зотов
Русская литература в 2015 году: Евгений Шкловский
Евгений Шкловский. Точка Омега. НЛО. 2014 Московский прозаик Евгений Шкловский выпустил очередную, уже шестую по счету книгу рассказов. С этим жанром сложилась странная ситуация. С одной стороны, издатели утверждают, будто рассказы им публиковать невыгодно. Особенно, если писатель начинающий. Считается, что большую форму – роман – намного легче «продвинуть» на рынке, если прибегнуть к сравнению автора с каким-нибудь классиком, объявить, как когда-то Некрасов о молодом Достоевском, что вот, мол, новый Гоголь явился! В подавляющем большинстве случаев такого рода реклама не что иное как спекуляция: ни Гоголей, ни Достоевских на горизонте.    С другой стороны, сборники короткой прозы все же появляются. Правда, сначала рассказы публикуют в

Из Гвинеи с любовью, с любовью в ГУЛАГ

О рабстве пробирочном и лагерном

16 февраля 2015 Игорь Зотов
Из Гвинеи с любовью, с любовью в ГУЛАГ
Алексей Евсеев. Испытание Гвинеей. Время. 2014  «Испытание Гвинеей» можно было бы назвать вполне традиционными мемуарами, если бы автор, описывая собственные приключения, не скрылся под чужим именем – очевидно потому, что многие герои книги живут и здравствуют и поныне. Это книга про далекую и мало кому известную африканскую страну Гвинею-Бисау. Туристов там почти не бывает: страна входит в пятерку самых бедных государств мира. Курортов и пляжей почти нет, тропическую фауну истребили, политическая ситуация нестабильная – то и дело военные перевороты. Если кому и интересна Гвинея-Бисау сегодня, то бывшим ее хозяевам - португальцам. Никакой этнографии, однако. Евсеев пишет вовсе не про далекую страну и ее обитателей, а про Советский Союз. &nbs

Русская литература в 2015 году. Олег Юрьев

О письмах на тот свет

11 февраля 2015 Игорь Зотов
Русская литература в 2015 году. Олег Юрьев
Олег Юрьев. Неизвестные письма. Издательство Ивана Лимбаха. 2014 Я охотно поставлю поэта, прозаика, драматурга, переводчика и критика Олега Юрьева, давно живущего в Германии, в первый ряд пишущих на русском языке. Книга «Неизвестные письма» составлена из трех текстов, и якобы они принадлежат перу известных литераторов – Якобу Михаэлю Рейнгольду Ленцу из XVIII века, Ивану Прыжову из XIX века и Леониду Добычину из века XX. Еще известнее их адресаты – Николай Карамзин, Федор Достоевский и Корней Чуковский. Авторы и адресаты писем в самом деле были хорошо знакомы друг с другом, а Достоевский даже вывел Прыжова в «Бесах».    Все три письма - это в своем роде последнее слово, исповедь, которую не успели или не сумели сказать п

Коваленко стал Фесенко

О книге «Король утопленников» Алексея Цветкова-младшего

6 февраля 2015 Игорь Зотов
Коваленко стал Фесенко
Алексей Цветков. Король утопленников. Прозаические тексты Алексея Цветкова, расставленные по размеру. Commonplace, 2014 Цветкова начинаешь читать не без опаски: репутация радикального марксиста-публициста, агитатора и пропагандиста – писатель, к примеру, активно сотрудничал с Лимоновым,  - настораживает и мешает. Уже в первом тексте про старушку, внушение которой голодному котенку - «все есть хотят!» оборачивается жутковатым «все есть котят!» мерещится нечто революционное. Однако, как и в случае с Лимоновым, чьи политические взгляды не мешают ему быть прекрасным писателем, опасения скоро развеиваются: если и есть социальность в книге Цветкова, то такая, которую можно повернуть как угодно. Если и есть революционность, то скорее эстетическая, как у лю

Первый русский «Левиафан»

О повести Дмитрия Григоровича «Антон-Горемыка» в современном прочтении

4 февраля 2015 Игорь Зотов
Первый русский «Левиафан»
История, по мнению классика, повторяется дважды: в виде трагедии и в виде фарса. Недавно нетленный афоризм получил новейшее подтверждение.  В 1847 году молодой русский писатель Дмитрий Васильевич Григорович опубликовал в революционном по тем временам журнале «Современник» повесть «Антон-Горемыка». Не только содержание повести и перипетии ее публикации, но и полемика, которая развернулась вокруг нее, в примечательной точности повторяют сегодняшнюю ситуацию вокруг фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева. У Григоровича крепостной мужик Антон проходит круг за кругом земной ад и в финале отправляется в сибирскую каторгу. Само собой – без вины. Сюжет вечный, что называется архетипический, изложен еще в ветхозаветной Книге Иова. Библейским чудовище

Абыр, абырвалг

Там, где чудища живут, или Левиафан в мировой литературе: от абстрактного зла к реальному государству

4 февраля 2015 Игорь Зотов
Абыр, абырвалг
К выходу на экраны фильма Андрея Звягинцева "Левиафан" мы отыскали представителей этого вида в книгах прежних веков. …Из-за этакой гады забылся в человеке человек! – восклицает астафьевский герой, запутавшись посреди Енисея в собственных снастях, которые расставил на царь-рыбу – огромного осетра, и обреченный на медленную мучительную смерть. Бог и Астафьев прощают его, Игнатьич выпутывается, а осетр, по всей видимости, гибнет. Конечно, Астафьев не держал в уме царь-рыбу ни как олицетворение государственной мощи, ни как библейского левиафана. Но сам образ огромной рыбины, обитающей во враждебной среде и из глубин постоянно грозящей человеку гибелью, наверняка, в подсознании писателя бился. Нечто изначально чуждое, непонятное, мощное, непредсказуемо

Безумное чаепитие

О премии «Нос» и о том, что такое диктатура

1 февраля 2015 Игорь Зотов
Безумное чаепитие
В «Карте родины» Петра Вайля есть замечательная глава под названием «Батумский чай». В ней описана поездка автора в Аджарию и обед в резиденции тогдашнего президента этой республики Аслана Абашидзе. Вот чем он закончился: Завершим обед батумским чаем, — приветливо предложил президент. — Такого вы еще не пили. Следующие четверть часа прошли в рассказах о том, что такое батумский чай. Кажется, хотя об этом не было сказано впрямую, его сочинил тоже президент — как детскую оперу, катера, спагетти, государственный флаг, герб, музыку, отчасти текст гимна и еще многое другое, если не все в Аджарии. Мы узнали, какие именно травы и соцветия входят в состав батумского чая, — всего не упомнить, и от чего он помогает: тут просто —

Русская литература в 2015 году: Мария Голованивская

Архипелаг «Пангея»

27 января 2015 Игорь Зотов
Русская литература в 2015 году: Мария Голованивская
Мария Голованивская. Пангея. НЛО, 2014 Строго говоря, это произведение издано в 2014-м, но поскольку в январе еще рановато для книг сочинения 2015 года, то к новейшей литературе переходить станем плавно. Для корректного освоения 750 страниц "Пангеи" неплохо обладать эрудицией. Как минимум - прочесть Ветхий и Новый Завет. И держать в голове немало всякой всячины. Или вовсе ничего не знать. Читать, будто с чистого листа, словно с другой планеты. «Пангея» подобна архипелагу и состоит из почти полста новелл. Все они связаны сквозным сюжетом и написаны хорошим русским языком – ясным, богатым и гибким. Каждый рассказ снабжен исторической справкой или почти басенной моралью. Никаких препятствий для комфортного чтения, всё по полочкам, в помощь читателю. Т

Смех и страх

Книжная история бесчинств

16 января 2015 Игорь Зотов
Смех и страх
Я абсолютно уверен, что кощунство и вера несовместны. Это вещи разного порядка – не бывает такой веры, которую можно «окощунить». Если Бога можно оскорбить, это уже не Бог. Если веру в Бога можно оскорбить, это уже не истинная вера. Стенания о религиозном кощунстве всегда выдают явную недостаточность веры. Такой стенающий маловер вполне способен потребовать осуждения кощунника вплоть до смертной казни. А то и убить самолично. То есть пойти на величайшее преступление, потому что убийство – это самый антибожественный поступок. Это я и буду иметь в виду, пускаясь в экскурс по религиозным «кощунствам» в мировой литературе. Одно то, что книгам  и трактатам давалось такое определение, говорит о том, насколько люди в большинстве своем далеки от веры, вн

Русская литература в 2014 году: итоги

О Пелевине, Барсковой, лишних людях и героях не нашего времени

30 декабря 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: итоги
Подведение итогов задача неблагодарная – все равно что-то упустишь, где-то согрешишь пристрастностью, в чем-то недосмотришь. Однако даже такую безаршинную материю, как литературное творчество, время от времени полезно раскладывать по полочкам. Мне понадобится некий эталон, в сравнении с которым удобно это проделать. За эталон грех не взять роман главного юбиляра уходящего года Михаила Лермонтова. Вряд ли кто-то отважится оспорить, что «Герой нашего времени» - безупречное явление в русской прозе. Важно и то, что роман дал жизнь одному из популярных типов русского героя - «лишнему человеку», который успешно дожил до наших дней, и будет жить еще очень долго. Боюсь, что и до тех пор, пока жива сама русская литература.   Любопытно, что в ту же сам