Показать меню
Игорь Зотов

Русская литература в 2014 году: Саша Филипенко

Бывший сын. О романе-лауреате Русской премии

24 июня 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Саша Филипенко
Все сложилось удачнее некуда: ведущий телеканала "Дождь" Александр Филипенко написал роман, опубликовал отрывок в журнале "Сноб", мгновенно получил предложение от издательства "Время". Книга вышла и сразу стала лауреатом "Русской премии", предназначенной для писателей, живущих за пределами России, но пишущих на русском языке. Решение жюри, строго говоря, не вполне корректно: Филипенко хотя и родился, и учился в Белоруссии, живет и работает в России. Впрочем, была бы проза хорошая, а остальное неважно. Роман начинается весьма интригующе. В лицей, где учится главный герой, по традиции перед каникулами приглашают ветерана партизанского движения, чтобы зарядить детишек патриотизмом на все лето. На этот раз выходит сбой: партизан хоть и патриот, но, мя

"Москва 2042" Владимира Войновича переиздана

На полпути к будущему

18 июня 2014 Игорь Зотов
В издательстве «Эксмо» в новой авторской редакции вышел знаменитый роман Войновича "Москва 2042", написанный еще в 1986 году. По жанру это антиутопия, то есть предупреждение о том, что наше будущее может оказаться малоприятным – про такое будущее и сам автор надеется, что оно не наступит. Я не самый большой поклонник антиутопий, а потому прежде эту книгу не читал. Теперь прочёл: всё-таки полжизни прожито в СССР, любопытно сравнить новые ощущения с воспоминаниями. В предисловии автор пишет: Какие-то фразы убрал, другие поправил, что касается персонажей или явлений, воспринимаемых читателем, как предсказанные, их я, естественно не трогал... Ключевое слово здесь – воспринимаемых. Впервые книга Войновича была опубликована в Америке, и, разумее

Военные стихи Бориса Херсонского

Человек от рождения взят на прицел

18 июня 2014 Игорь Зотов
Военные стихи Бориса Херсонского
Когда поэты, точно репортеры, бросаются писать стихи "по поводу", выходит фальшиво. То пафос чрезмерен, то рифма глупа, то ритм сбит. У одессита Бориса Херсонского всё иначе. Его новая книга "Missa in tempore belli. Месса во времена войны" вышла только что в "Издательстве Ивана Лимбаха". Она и поэтически безупречна, и исполнена в вечном жанре главного христианского богослужения. Эти стихи не нуждаются в комментариях. Всё, что в них, - происходит прямо сейчас, на наших глазах.     * * * Восходит Солнце Истории. Люди кричат: "Виват!" Ты тоже кричишь "Виват", а значит — не виноват. Холод тебя не возьмет, пламя не опалит, поскольку ты командир и есть у тебя замполит. И есть у тебя рядовые &

Русская литература в 2014 году: Елена Леонтьева и Мария Илизарова

А также Евгений Гришковец и Анна Матисон

16 июня 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Елена Леонтьева и Мария Илизарова
Елена Леонтьева, Мария Илизарова. Про Психов. Терапевтический роман. АСТ. 2014 За этой увлекательной книгой несколько раз ловил себя на мысли: когда читаешь повесть о сумасшедшем, то проникаешься его бедой, сочувствуешь, желаешь ему всяческого душевного здоровья. Но в жизни встретиться с кем-то подобным вовсе не жаждешь. И неважно, кто это - Громов из "Палаты №6", Поприщин из "Записок сумасшедшего" или даже сам князь Лев Николаевич Мышкин из "Идиота". Сидит в тебе подсознательный страх или хотя бы недоверие к любому проявлению безумия. В классической литературе, созданной великими талантами, эти страх и недоверие изжить, допустим, легко, а в жизни не получается.  Терапевтический роман - так обозначен жанр этой книги - показался мне удивитель

Русская литература в 2014 году: Полина Жеребцова и Юрий Милославский

А также: Пушкин на Парнасе, кровь Фиделя и книга на миллион

2 июня 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Полина Жеребцова и Юрий Милославский
Полина Жеребцова. Муравей в стеклянной банке. АСТ. 2014 Эту книгу можно цитировать с любого места, в любом порядке. И всё будет одним нескончаемым ужасом. Пожалуй, решишь сгоряча: чтение - единственный способ заставить людей навсегда отказаться от войны. Полина вела чеченский дневник с 1994 по 2004 год: 10 лет стрельбы, смерти, голода, холода, болезней, унижений, лжи, предательств, садизма - всего того, что в совокупности обозначается двумя буквами "ад". Никак не могу поверить, что это третья война в моей маленькой жизни! Первая — в 1994 году (мне 9 лет). Вторая — летом 1996 года (с 6 по 22 августа, мне 11 лет). Ох, сколько тогда соседей погибло! И вот — третья. Осень 1999 года (мне 14 лет) Подобных книг в истории человечества написано немал

Мария Семёнова: Я приоткрыла дверь в этот мир, и воскликнула - а-а-ах!

Классик отечественного фэнтези о мифах и легендах третьей планеты от Солнца, о полозновице и о школе лагерей

31 мая 2014 Игорь Зотов
Мария Семёнова: Я приоткрыла дверь в этот мир, и воскликнула - а-а-ах!
Матерь «Волкодава» и мастер русского фэнтези Мария Семёнова написала титульную книгу популярной саги почти 20 лет назад - в 1995 году. В 2003-м цикл, казалось бы, свернулся, а нынешней весной вдруг появился роман "Волкодав. Мир по дороге". Его действие хронологически предваряет события первой книги. Питерская писательница рассказывает о чтении классиков и о влиянии мифа на современную жизнь, о том, для чего спустя 11 лет она вернулась к праистокам саги, и кто идёт на смену Волкодаву.     В.Васнецов. Песнь о вещем Олеге. Колонтитул. 1899   Помню, как несколько лет назад в "Школе злословия" вы достойно отражали "удары" Авдотьи Смирновой и Татьяны Толстой... - Спасибо. После съёмок вышла смешная история. Если п

Русская литература в 2014 году: сирены спели на заказ

А также книга о Хрущёве и фильм о Хемингуэе

20 мая 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: сирены спели на заказ
Для начала аннотация: Сборник под названием «Очарованный остров. Новые сказки об Италии» был задуман ассоциацией «Премия Горького» в связи со 100-летним юбилеем первой публикации «Сказок об Италии» Максима Горького. В течение 2012–2013 годов ряду известных российских писателей было предложено совершить поездку на Капри и затем написать текст, связанный с этим островом. В итоге крупнейшие современные авторы представлены в этой книге очень разными по жанру и стилю произведениями, которые объединяет один источник вдохновения — волшебный остров Капри. Всё ясно изложено, а вопрос остался: зачем это издавать? Авторы, конечно, постарались, но одного старания в творчестве маловато. У кого-то «волшебный остров» не вызвал никаких эмоц

Русская литература в 2014 году: Максим Осипов и Алексей Никитин

12 мая 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Максим Осипов и Алексей Никитин
Чехов - не Чехов Новый сборник повестей и рассказов Максима Осипова «Волною морскою» напрашивается на волну сравнений с Чеховым. Практикующий врач, пишет в малом жанре, живёт и работает в чеховских местах: от Тарусы до Мелихова — час езды. Сам Осипов, впрочем, к подобным параллелям равнодушен: Я люблю Чехова, но зачем сравнивать? Вообще сравнивать современного автора с классиками — то же, что сравнивать своего нового приятеля с горячо любимым умершим родственником — сравнение всегда будет не в пользу приятеля. Мы такие, мы стали такими, как мы есть, потому что у нас были родители и потому что мы читали классическую русскую литературу. Первое и главное несовпадение между двумя писателями — это то, что Чехов жил литературным трудом, а Ос

Русская литература в 2014 году: Дина Рубина

А также русские голоса заграницей и последние Маркес и Солженицын

28 апреля 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Дина Рубина
Семейная сага Дины Рубиной "Русская канарейка" напомнила мне моего кенаря - Дусика. Тот тоже поёт самозабвенно, причём не только под Моцарта или Сальери, а, заслышав, к примеру, стиральную машину или Скорую помощь с улицы. На зависть разнообразны источники Дусикова вдохновения. Под его-то пение я легко и быстро прочитал два тома рубинской саги - третий выйдет осенью. Я был свидетелем рубинского успеха у читателей, видел, как под завязку заполнился большой зал московского Дома литераторов её поклонниками - в основном женского пола. Язык Рубиной живой и пластичный, сюжеты закрученные, информации - море. Но назвать её новую книгу "большой литературой" я бы остерёгся. Первый том с канареечным названием "Желтухин" действительно похож на сагу. Две семьи,

Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны

О тех, кто принимает решения, о правде Толстого, о Крыме Пушкина и о том, без чего рассыпается нация

23 апреля 2014 Игорь Зотов
Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны
Роман "Обитель": почти 800 страниц, 40 центральных персонажей и сотня эпизодических: православные и католические священники, поэты, философы, актёры, музыканты, спортсмены, шпионы, крестьяне, революционеры, чекисты, белогвардейцы, русские, украинцы, индусы, латыши, чеченцы, поляки, казаки, евреи. Каждому - своя биография, убеждения, вера, характер. Чтобы изучить и положить на бумагу мир Соловков, Захару Прилепину понадобилось три с половиной года труда. И вот пришло время это читать. Мало, кто понимает, и редко от кого можно услышать, что «дело государственной пропаганды - не пропагандировать прихоти и похоти, а доказывать, что всегда выигрывает тот, кто тоньше чувствует, сложнее рефлексирует». Об этом и о том, как создавалась книга, как история человеческой души скла