Показать меню
Наталья Львова

Все с начала в доме хлеба

Рождество с арабскими солдатами, эфиопскими танцорами и мокрой лисой

12 января 2015 Наталья Львова
Все с начала в доме хлеба
На Рождество в Иерусалиме льет дождь. Грохочет гром, потом сыплется град, за ним - снег хлопьями и тут же тает, снова дождь и сильный ветер. Город усеян покалеченными зонтами. Бывшие их владельцы спасаются в кафе и небольших магазинах. Автобус в Вифлеем, за бетонную разделительную стену, на территорию Палестинской автономии отправляется от Дамасских ворот, у выхода из мусульманского квартала Иерусалима. В нем русские паломники, местные и издалека. Последним торопится на подножку дядя в мокрой лисьей шапке. Под тяжелой распахнутой курткой фуфайка с портретом российского президента и надписью “Своих не бросаем“. Мокрая лиса отряхивается, брызги прилетают к нам, президент подмигивает с принта. В Вифлееме - дом хлеба, если с иврита, - темень, ветер. Мусор из помоек летит по улиц

Почти ничего не видно

О том, что гражданского человека сложнее всего научить падать как подкошенный

26 декабря 2014 Наталья Львова
Почти ничего не видно
Небольшая глубина резкости на снимке позволяет увидеть только передний план, одну деталь. Минимальная погрешность, и все поплывет не туда. Объектив, как близорукий человек, рассеяно шарит у себя под носом. Травинки, пылинки, цветочки, неразорвавшаяся граната в траве. Брошенные в спешке вещи, простреленные книги в разбитой библиотеке, ошалелые контуженые и глухие бывшие домашние животные. Репортажу с войны полагается быть резким, актуальным, вызывающим. Автор этих снимков предпочел нерезкие натюрморты. Мы не можем никак, к сожалению, назвать его имени. Но он доктор. Не репортер, который отснял свои гигабайты и, к своему огромному облегчению, уехал. Он служит в передвижном госпитале, - его место работы возникает тогда, когда появляются более-менее крепкие стены, трофейный запас лекарств. И &

Выпить со святым Бернардом

Об одной старинной коллекции, людях Подолии и Бессарабии, а также польских куплетах

22 декабря 2014 Наталья Львова
Выпить со святым Бернардом
В каталоге московского аукционного дома Антиквариум описание лота № 180 содержит приписку: редкость. Единственный экземпляр. Тяжелый футляр из кожи в виде книжного блока, на крышке - металлическая пластина с изображением города Каменца-Подольского, дореволюционные библиотечные штампы и номера. Внутри 68 картонов, где уместились 96 снимков. На обороте крышки надпись: Императорскому географическому обществу от фото-типографа Михаила Грейма. 1883 год. Альбом назван Типы Подолии и Бессарабии. Персонажи этих снимков разделены по группам. Типы крестьян Подольской губернии. Типы интеллигенции и шляхты польской. Типы евреев. Типы бессарабских молдаван. Пришельцы на Подолии. Типы настолько разнообразны, что немного не по себе - как в одной коробке оказались в такой степени непохожие друг на друга л

Ленин на трех ногах

О фотографе Стомахине и о том, что вместо третьего глаза

2 декабря 2014 Наталья Львова
Ленин на трех ногах
Эту фотографию Игоря Стомахина я впервые увидела в журнале "Иностранец". Бабуля с фотоаппаратом "Смена", подпись под снимком гласила: "На добрую память". Сам автор назвал его просто: "Москва. Женщина с фотоаппаратом. 1981". Игорь Стомахин. Москва. Женщина с фотоаппаратом. 1981 В плацкартном вагоне, где от соседей не спрячешься - за все ответишь, и который вот-вот отменят, признаюсь, что родилась в Москве, и слышу в который раз обвинительное заключение да всплеск воспоминаний. Душераздирающие - о поездках в Москву за колбасой. Страшную сказку из Коломны - о вагоне с местной мясной продукцией, приваренном к рельсам, чтобы не добрался до столицы. На фотографии Игоря эта самая тетенька была не "за колбасой", а в Александровско

Шибер вверх

О выставке викторианской фотохудожницы Джулии Маргарет Кэмерон в МАММ

26 ноября 2014 Наталья Львова
Шибер вверх
В Московском доме фотографии открылась выставка Джулия Маргарет Кэмерон (1815 - 1879). Снимки привезли из собрания лондонского Музея Виктории и Альберта. Кэмерон сотрудничала с ним еще в то время, когда он назывался музеем Южного Кенсингтона. До сих пор ее работы в таком количестве можно было видеть только в репродукциях. Двести лет со дня рождения – а родилась Кэмерон в Калькутте и росла среди чайных плантаций - обязывают к более короткому знакомству с матерью шестерых детей, освоившей фотографию в 49 лет. Это был рождественский подарок. Генри Гершель Гай Кэмерон. Портрет Джулии Маргарет Кэмерон, сделанный ее сыном, 1870. ©Victoria and Albert Museum, Лондон Мокрый коллодионный (именно так пишут в научных статьях) процесс – таким способом получа

Репетиция

Несколько движений Уильяма Кристи на прогоне перед московской премьерой балетов Рамо

17 ноября 2014 Наталья Львова
Репетиция
Обычно, фотографии после съемки приходится отбирать. А здесь снимки в том порядке, как и были десять дней назад сняты, словно фазы вальса-гавота. Когда Уильям Кристи появился на сцене, только и оставалось сделать так, чтобы фотоаппарат работал беззвучно. Не мешать. Снимать хотелось любой момент, неудачных кадров просто не было. А потом и фотографировать стало ни к чему. Я сидела, счастливая, в полутьме партера Новой сцены Большого, разглядывала, вслушивалась в мир дирижера Кристи, где все звуки, движения и голоса подчинялись его быстрым и хирургически точным жестам. Любовалась. Несколько часов до московской премьеры, черный бархатный фон подыгрывает, пока ни костюмов, ни грима, ни декораций. Ничего лишнего: ни движений, ни снимков.      

Комбинат Неизвестность

Снимки упраздненного космоса из архива Владимира Соколаева

24 октября 2014 Наталья Львова
Комбинат Неизвестность
Фотография всегда содержит адрес, который остается, - говорит Владимир Соколаев. И получатель всегда объявится. Коллега просила поспрашивать в одной московской газете фотографии для альбома «Неизвестные 70-е» - такое, примерно, название, не помню уже сейчас. Ничего «неизвестного» так и не нашлось. Уважаемые фотожурналисты пожимали плечами, мол, перед нами стояли другие задачи. На их фотографиях наши старшие современники (хотела написать «сограждане», но мы и они с тех пор сменили гражданство с советского на российское) встречали и провожали пароходы, возводили города. Маленькими безымянными скобочками проявлялись в котлованах новостроек. Махали полевыми цветами улетающим в даль самолетам. Стояли, обнявшись, в сумерках перед светящимся здание

Нигде ничего не болит

Лирические заметки с выставки Анатолия Кокорина - художника, не мучившего бумагу

14 октября 2014 Наталья Львова
Нигде ничего не болит
В музейных залах Института русского реалистического искусства работает выставка «Benvenuti – Welcome – Добро пожаловать. Дневник путешествий Анатолия Кокорина», насколько чудесная, настолько и содержательная, в какой-то момент отправляющая в собственное путешествие, уже по личной памяти. Более 180 графических  листов - акварель, угольный карандаш, никогда не изданные альбомы-дневники и неведомый прежде цикл иллюстраций к "Риму" Гоголя, счастливые прижизненные издания и видавший виды желтый чемодан. Последняя персональная выставка Анатолия Владимировича Кокорина в Москве была в прошлом веке.    Почти все нарисованные им детские книжки я помню. Дети не знают имен художников, любимые книжки – только твои.

Ковчег детей и книг

Вы, конечно, помните свою первую учительницу

5 октября 2014 Наталья Львова
Ковчег детей и книг
Моей, крупной тете с громовым голосом родители всегда дарили хрусталь, вазы, салатницы и всякие тяжелые предметы. У родителей она считалась «самым сильным педагогом» в школе. Родителям не страшно, они взрослые, могут ответить, если что. Страшно было нам. Мне казалось, что наши парты тряслись от ее крика. А на пальце был здоровый перстень с большим камнем. Чтобы дать тычка, она переворачивала кольцо камнем внутрь – так целее. Мальчики тогда носили серые мышиные костюмчики. На некоторых пиджачках я помню приколотые бумажки: «КОРОВА». Неправильно написал – носи бумажку неделю. Такая вот методика. Довольно долго я не пользовалась словарем, мне просто нужно было представить, как моя учительница орет то или иное слово. На стенах нашего класса висели портреты к

Уличный театр в Коломне

Про надувных леопардов, железного голландца и духовой оркестр

29 сентября 2014 Наталья Львова
Уличный театр в Коломне
    Вернулась из Коломны, где в эти выходные был фестиваль уличных театров "Золотая карусель". Хороший. ... на площадке №3 он был главный. Шутил, хамил, командовал - правил небольшим государством (человека 3–4), испуганными музыкантами и кораблем из гремящего железа. Он раздавал своим подданным еду и покорял зрителя карточными фокусами. Его боялись. Подданные время от времени прятались в бочках. Его желания стремительно сменялись одно другим: петь песню, кататься на велосипеде, потом он захотел пива и любви, все время что-то настойчиво и невразумительно орал. Приказал всем слушать радио, радио кашляло и хрипело, после передачи новостей из Голландии радиоприемник в его руках загорелся. Все вокруг зашипело и взорвалось огнем. Под ноги свидетелям этого дейст