Показать меню
Евгений Марголит

Марлен Хуциев. Пейзаж с героем

Из книги "Живые и мертвое"

19 марта 2019 Евгений Марголит
Марлен Хуциев. Пейзаж с героем
Не стало Марлена Хуциева. В книге "Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920-1960-х годов", в главе "Оттепель: Возвращение с войны" киновед и историк Евгений Яковлевич Марголит формулирует важные и точные вещи о Марлене Мартыновиче и его кино, давшем ответ на "вопрос о новом идеале", тогда вновь поставленный временем. В память о мастере приводим этот фрагмент статьи "Пейзаж с героем".  Евгений Марголит. Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920–1960-х годов.  СПб.: Сеанс, 2012. 224 с.   Марлен Хуциев. 1925 - 2019   Интересно, что долгий путь от начала съемок (лето 1961 года) к экрану, от «Заставы Ильича» к «Мне двадцать лет» (под этим название

Разве бандиты так поют?

Памяти Геннадия Полоки

29 декабря 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Разве бандиты так поют?
В уходящем году, 5-го декабря, не стало великого русского режиссера Геннадия Полоки. Каждый, конечно же, знает, что именно он поставил разошедшуюся на цитаты  ''Республику ШКИД''. Интересно, каждый ли знает при этом, насколько написанный Геннадием Ивановичем сценарий превосходит собственно литературный оригинал? Так называемый продвинутый зритель предпочитает на цитаты разбирать когда-то запретную ''Интервенцию'' и, разумеется, блистательную игру в шпионский боевик ''Один из нас'': руки-крюки, морда ящиком… заходи! Еще ждут своего подлинного зрителя зрелые шедевры Полоки: ''А был ли Каротин? '', ''Возвращение Броненосца'', ''Око за око''. Мы же решили в память о мастере рассказать

Свобода выбора, когда выбора нет

О действительном и желаемом в фильме "В 6 часов вечера после войны"

24 декабря 2014 Евгений Марголит
Свобода выбора, когда выбора нет
В конце года подводят итоги, вспоминают лучшие фильмы, составляют десятки лидеров массового проката и субъективного вкуса. Историк отечественного кино Евгений Яковлевич Марголит обернулся на 70 лет назад - к чемпиону проката 1944 года, когда критерии были ясными. В начале 2000-х в одной из телепрограмм прошло интервью с ветераном Великой Отечественной войны. У него спросили: какой из фильмов о войне, на его взгляд, отразил происходящее правдивее всего. Ветеран отвечал: "В 6 часов вечера после войны".  Казалось бы, парадокс. Фильм Ивана Пырьева откровено далек от реалистического стиля и даже в титрах значится как "музыкально-поэтический". Это едва ли не самая условная кинопостановка военного времени - со стихотворными текстами, с нарочито картинной, павильонно

Дом дурака

После телепремьеры фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына»

21 октября 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Дом дурака
К деревенскому почтальону Алексею Тряпицыну  то и дело приходит ночами и смотрит на него большой серый кот. Вроде бы, ничего удивительного: кот как кот. Да только неоткуда тут ему взяться:  нет в родной деревне никаких серых котов - жалуется сестре невольный духовидец. Точно так же, казалось бы, неоткуда взяться в нашей повседневной реальности - тем более в «серо-серой» документальной реальности вымирающей северной деревни - чуду.     Меж тем, ощущение присутствия чуда не оставляет нас на просмотре картины, пристально глядит с экрана: а видишь ли ты меня?  Что как раз неудивительно: Кончаловский - один из немногих сегодня художников, который давно и твердо знает: дать переживание чуда погрязшему в серо-серой реальности зрителю - и есть подлинная ц

1916. «Пиковую даму» анонсировали как «боевик»

Параллельная история кино в новом цикле историка Евгения Марголита для «Культпросвета»

6 июня 2014 Евгений Марголит
1916. «Пиковую даму» анонсировали как «боевик»
С некоторых пор занимает меня ― и чем дальше, тем больше ― вопрос: как будет выглядеть история кино с точки зрения зрительного зала? Идея этого цикла ― дать портреты отечественных «кинохитов» в их хронологической последовательности, привлекая свидетельства современников ― от критических рецензий, где описывается реакция конкретного зала, до откликов в дневниках, рассказах очевидцев, вплоть до городского фольклора с разного рода деталями, переместившимися с экрана в повседневный быт… Что возникнет в результате? Параллельная история кино? Не знаю. Мне это и самому интересно. Надеюсь, будет интересно и читателю.                                           &n

Диалоги о кино. Свобода от ненависти

Историк Евгений Марголит и Игорь Манцов выясняют, возможно ли счастье для всех и стоит ли чего-нибудь простота

12 мая 2014 Игорь Манцов, Евгений Марголит
Диалоги о кино. Свобода от ненависти
Игорь Манцов: Евгений Яковлевич, продолжим разговор о том, зачем и как мы смотрим кино. Евгений Марголит: Возвращаясь к первому нашему разговору: важен подход к фильму в духе "мое/не мое". Для себя давно определил: я самый обыкновенный зритель, хотя и квалифицированный. От картины мне, как и любому зрителю, нужно, чтобы меня зацепило, чтоб я вышел с сильно колотящимся сердцем. Но поскольку я зритель профессиональный, начинаю самому себе объяснять: чем это кино меня задело, что такое особенное я там увидел? Если не зацепило, анализировать не буду. Не потому, что это плохо, а потому, что не мое. Если разозлило, как с "Географом…" И.М.: Интересно! Вас фильм "Географ глобус пропил" именно разозлил? Е.М.: Там, по-моему, произошла элементарная п

1916. Жизнь за жизнь

Кто, а главное, почему назначает фильмы «первыми в мире» и просто любимыми ― в новом цикле историка Евгения Марголита для «Культпросвета»

23 апреля 2014 Евгений Марголит
1916. Жизнь за жизнь
С некоторых пор занимает меня ― и чем дальше, тем больше ― вопрос: как будет выглядеть история кино с точки зрения зрительного зала? Идея этого цикла ― дать портреты отечественных «кинохитов» в их хронологической последовательности, привлекая свидетельства современников ― от критических рецензий, где описывается реакция конкретного зала, до откликов в дневниках, рассказах очевидцев, вплоть до городского фольклора с разного рода деталями, переместившимися с экрана в повседневный быт… Что возникнет в результате? Параллельная история кино? Не знаю. Мне это и самому интересно. Надеюсь, будет интересно и читателю.   Историческая дистанция спрессовывает события. Особенно, когда эпохи не перетекают плавно друг в друга, но ― переламываются. Ряженые «Пон

1908 год. «Понизовая вольница»

Кто, а главное, почему назначает фильмы «первыми в мире» и просто любимыми ― в новом цикле историка Евгения Марголита для «Культпросвета»

31 марта 2014 Евгений Марголит
1908 год. «Понизовая вольница»
С некоторых пор занимает меня ― и чем дальше, тем больше ― вопрос: как будет выглядеть история кино с точки зрения зрительного зала, его предпочтений? Специфика истории отечественного кино такова, что к кассовому успеху у нас относились, да и относятся, с инстинктивным прямо-таки подозрением ― как к чему-то предосудительному, с чем вынуждены мириться. Принять его до конца наше киносообщество не может. Кассовый успех признаётся у нас закономерным только в том случае, когда признание зрительного зала совпадает с признанием кинематографического мира. Как это произошло, например, с «Чапаевым». Несовпадение же, в лучшем случае, оставляется без внимания. Как, скажем, не был замечен восторженной критикой тех же лет прокатный провал «Окраины» Барнета. Или, что чаще, кассовы

Диалоги о кино

Историк Евгений Марголит и Игорь Манцов о том, как оставаться зрителем и не сесть между 12 стульев

24 февраля 2014 Евгений Марголит, Игорь Манцов
Диалоги о кино
Евгений Яковлевич, в прошлом году у вас вышла большая серьезная историческая книга, и это радостно. - Игорь, да, книжка в 550 страниц, «Живые и мертвое», но это дело прошлое. Целый пласт отвалился, вся эта «мифо-логика» советского кино – книга теперь ведет самостоятельное существование, а меня сейчас уже занимают другие вещи. Что в центре вашего внимания сейчас? - Последний год меня более всего интересует роль зрителя в кинопроцессе. Похоже, что именно зрительский спрос формирует кинопроцесс. Формирует язык кино. По какой логике, например, одно произведение воспринимается как маргинальное, а другое оказывается широко востребовано? Вот этот механизм востребования - удовлетворения общественного запроса! – интересен мне сейчас более всего. Я погруз