Показать меню
23 декабря 2013

Открылся сайт «Культпросвет»

Почему в искусстве прекрасно уживаются «Чёрный квадрат», «Возвращение блудного сына» и пейзаж с берёзкой

23 декабря 2013
Открылся сайт «Культпросвет»
Леонид Федоров, лидер группы «АукцЫон», сказал в интервью, что запретил бы шансон. В редакции «Культпросвета» почти все любят песни Федорова и почти никто не любит шансон. Однако, мы не хотели бы, чтобы блатняк запретили. «Полстраны сидело, полстраны сажало» - куда теперь от этого деться. В фойе одной из московских опер рядом с портретом основателя висит его высказывание: о том, что если бы на три дня запретить всё, кроме оперы, мир бы стал на четвёртое утро чище. Оперу большинство из нас, в отличие от шансона, любит, но представить что нет ничего кроме оперы хотя бы три дня – мы не можем. Культура важна своим разнообразием. Многоцветием, спектром, радугой. Именно разнообразие – моторчик жизни. Одним нужна баркарола, вторым богемн

Мама, роди его обратно

Пять русских фильмов года за неделю: «Географ глобус пропил», «Сталинград», «Роль», «Распутин» и «Горько». Сегодня «Географ»

23 декабря 2013 Игорь Манцов
Мама, роди его обратно
«Кульпросвет» только народился и не успел поэтому отреагировать на самые заметные российские картины уходящего года. Может, оно и к лучшему: по мере удаления меньше отвлекаешься на частности. Подведение итогов начнём с фильма, победившего на главном внутреннем смотре, «Кинотавре», — «Географ глобус пропил». Александр Велединский сделал фильм про внутреннее путешествие. Начало и конец двухчасовой ленты зарифмованы: Служкин в исполнении Константина Хабенского конфликтно взаимодействует с женой, сыгранной Еленой Лядовой, на балконе пермской многоэтажки. Напрасно пытаются пристегнуть к этой истории Чехова, Вампилова да Володина: дескать, тема картины — традиционная для России трудная судьба русского интеллигента. Если и прибегать к об

«Письма ссыльного литератора»

Фрагмент переписки Александра и Марии Туфановых

23 декабря 2013
«Письма ссыльного литератора»
Питерскому поэту-заумнику Александру Васильевичу Туфанову было 46 лет, когда он женился на Марии Валентиновне Тахистовой, учительнице из Галича. В 1923 году они стали вместе жить в Петрограде. До брака основательно переписывались, узнавая друг в друге семью. Из дома на Выборгской стороне муж писал жене, когда та уезжала погостить к матери. Соскучившись, не выдерживал: «Вообще это раздельное жительство, не принятое в приличных семьях, надо прекратить, а то мы будем похожи на семейку Осипова, который отправит на 7 мес<яцев> и радуется». Кто бы им тогда сказал, что скоро вся их жизнь станет перепиской. Туфановы вольются в бесчисленные ряды одинаково счастливых российских семей, состоящих из тех, кто сидит, и тех, кто ждёт. В 1931 году мужа арестуют. «Раздельное жите

Три Рима-1

Вечный город глазами Николая Гоголя, Павла Муратова и Виктора Сонькина. Сегодня Гоголь

23 декабря 2013 Игорь Зотов
Три Рима-1
В уходящем году московский филолог Виктор Сонькин стал первым лауреатом премии «Просветитель» в номинации «гуманитарные науки» за книгу «Здесь был Рим». Для кого-то она, может, послужит первым заочным знакомством с Вечным городом, а для Игоря Зотова стала поводом вспомнить другие свои яркие римские литературные впечатления. Написанные в разные столетия, они, конечно же, разнятся по стилю и содержанию: «Рим» Гоголя, «Образы Италии» Муратова и эта книга Сонькина. Начнём с Гоголя. Попробуй взглянуть на молнию, когда, раскроивши черные, как уголь, тучи, нестерпимо затрепещет она целым потопом блеска. Таковы очи у альбанки Аннунциаты. Всё напоминает в ней те античные времена, когда оживлялся мрамор и блистали скульптурные резцы.

Двухразовые книги

Газетные киоски как эффективные книготорговые сети

23 декабря 2013 Дмитрий Бавильский
Двухразовые книги
В киосках сегодня можно купить не только газеты, «любовные» покетбуки и иронические детективы в мягких обложках, но и «полноценные» книги. Зачастую это неликвид, каменеющий на складах пока не получит «вторую жизнь», и ушлые книгопродавцы не распылят залежалые тиражи по стране. Здесь есть свои тонкости. Практика показывает: отдельные издания продаются плохо, даже если это и долгоиграющие бестселлеры вроде «Имени розы» или «Унесенных ветром» (типа «сколько можно»). Но серия, специально придуманная для киосков, способна заинтересовать регулярностью человека, ждущего на остановке свой заблудившийся автобус. В киосках опробованы уже все жанры культпросветтоваров. Вплоть до музыкальных коллекций классики на компакт-