Показать меню
22 мая 2014

Науки и любознательность на фестивале «Политех»

Выходные с конструктором мысли и машинами Голдберга

22 мая 2014 Иван Куликов
Науки и любознательность на фестивале «Политех»
В субботу на ВВЦ начнётся фестиваль, организованный Политехническим музеем. Он посвящён сайнс-арту ― искусству, которое использует научные открытия.   Пляжные монстры Тео Янсена: жизнь, пущенная по ветру Суставчатые монстры как будто собраны из фанерного детского конструктора. На самом деле, голландец Янсен использует не фанеру, а лёгкие ПВХ-трубки. Видео с ними давно гуляет по Сети, а сами они проворно семенят по пляжу, движимые силой ветра. Экспозиция Янсена называется «Кинетическая жизнь песчаных пляжей» и прекрасно вписывается в ампирно-футуристические декорации ВВЦ. Как будто этим аллеям, уходящим за горизонт, не хватало именно их ― кинетических машин, искусственного пешехода, бесстрастных посетителей музея утопии СССР. В монстрах Янсена тоже много утопич

Канн 2014: Неоплатные дни и ночи Дарденнов

Что делать с 1000 евро, а также с собой

22 мая 2014 Вероника Хлебникова
Канн 2014: Неоплатные дни и ночи Дарденнов
В субботу Каннский фестиваль подведёт итоги. Осталось увидеть фильмы Оливье Ассаяса, Кена Лоуча и нашего Андрея Звягинцева – авторов, более чем достойных признания и наград. Но большинство предварительных оценок уже вынесено в пользу фильма братьев Дарденн "Два дня, одна ночь" (Deux jours, une nuit). Если жюри будет с этим мнением солидарно, то братьям лишь остается завести кадушку – солить в ней их Пальмовые ветви. Дарденны если не побеждают в Канне, то только из идеи разнообразия. Ничего неожиданного в таком признании нет. Дарденнов любить легко. По сути, они и есть единственные люди в кино, которых можно именно любить, а не только уважать, ценить, восхищаться. Зато одолжиться или украсть у них практически невозможно. Жан-Пьер и Люк Дарденны – режиссеры-аск

Сельский час

Неделя в Колопино

22 мая 2014 Наталья Львова
Сельский час
- А давай про комбайнеров сделаем репортаж? Я представила залитые солнцем просторы, спокойных и уверенных мужчин, рев двигателей многопрофильных машин, высокие травы, перспективу полей с полоской темнеющего леса, полевой стан, кувшин молока, усталую улыбку после трудового дня, сложный силуэт комбайна на фоне неба… Правда, автор плодотворной идеи куда-то слинял. Я жила неделю у бабы Маши в селе Колопино. Машу одолевали московские внуки. Дети отдыхали на свежем воздухе, целыми днями орали и дрались. В деревне убирали урожай . Обычно, в это время у меня начинается сезонная аллергия - сенная лихорадка. В Москве приходится лежать с мокрым платком на лице, с опущенными шторами, на улицу не высовываться. А тут трава везде. Запас лекарств позволял мне каждое утро выходить из избы и ис