Показать меню
Киреева Марианна

Евгений Марголит: история состоит из людей, которые были живы

С днем рожденья, Евгений Яковлевич!

2 декабря 2020 Вероника Хлебникова
Евгений Марголит: история состоит из людей, которые были живы
Евгению Марголиту 70 лет. Это давнее, 2011 года, интервью не утратило актуальности, извлекаю его из архива.   После разгрома Музея кино история отечественного кино существует у нас в режиме фестивального цикла, моментальной вспышки. Сюжет для национально приоритетных программ, предназначенный для длинных отношений, разворачивается от случая к случаю. Длительность заменяют сиюминутные акции, спорадические выяснения отношений с прошлым, и это один из поводов для разговора с историком Евгением Марголитом, автором лучшей программы Московского кинофестиваля «Социалистический авангардизм».   Евгений Яковлевич, в названии вашей программы «социалистический» — это место и время, а «авангардизм» — оптика, способ смотреть на вещи?

Люди поля: Шукшин и Феллини

Значит, будем жить! О клоунах алтайском и римском, о легкомыслии и победе жизни над "правдой жизни"

5 февраля 2018 Виктор Филимонов
Люди поля: Шукшин и Феллини
В продолжение шукшинского цикла Виктора Филимонова "Культпро" публикует главы его новой книги "Люди поля", посвященной переводу прозы Шукшина на киноязык и тем авторам, кто вступает с Шукшиным и его героем в диалог, даже спор. Вместе они оказываются в пространстве "между" – между реализмом и условностью. Между полюсами "Бог есть" и "Бога нет". Между неореализмом "унылого бытописательского мелодраматизма" и неореализмом карнавала. С Днем Рождения, Виктор Петрович, спасибо за высшую школу зрения и думанья! Ранее: I. Люди поля. Постановка проблемы II. Люди поля: в пространстве "между"   СНЫ И ВИДЕНИЯ ПАШКИ КОЛОКОЛЬНИКОВА. ЧАСТЬ 2 Два следующих

Фридрих Эрмлер. Плен истории

История о мнимом чекисте и подлинном художнике

31 марта 2014 Марианна Киреева
Фридрих Эрмлер. Плен истории
Научно-исследовательский институт киноискусства подготовил к изданию второй, заключительный том "Режиссерской энциклопедии кино России". Формально, она посвящена мастерам отечественного игрового кино за сто лет его существования. Но дело в том, что историк, архивист и заслуженный деятель искусств России, ныне покойный профессор Лев Рошаль задумывал эту необычную энциклопедию как собрание очерков-портретов, где не менее важным был контекст или, если хотите, дух времени. В предисловии Льва Моисеевича к первому тому сказано: В энциклопедию включены имена тех режиссеров, которым, на нынешний взгляд редколлегии, удалось выразить существенные стороны своего времени. "Преобладающую думу эпохи", говоря словами Виссариона Белинского. Или, если вспомнить известные строки Борис

"Живые и мертвое". Кино как история

О новой книге историка кино Евгения Марголита

8 марта 2013 Тихон Пашков
Евгений Марголит. Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920–1960-х годов.  СПб.: Сеанс, 2012. 224 с. Ни одна книга по истории кино до сих пор не становилась универсальным ключом к истории страны. Теперь такая книга есть, и она уловляет не только исторические, но и бытийные процессы даже точнее и чище, чем фундаментальные труды специалистов-историков. Не потому только, что у ее автора абсолютный слух, какой бывает у музыкантов и у врачей милостью Божьей. Не потому, что советская история здесь постигается посредством такого инструмента, как искусство. Важно, что наблюдая историю кино, Евгений Яковлевич Марголит обращается к устройству живых душ и характеров, к идее становления и её проекциям на исторический ландшафт. Это становление личности тех, кто в зале, и кт