Показать меню
Быков Дмитрий

Валерий Попов: Моя версия, Зощенко – победитель

О том, что все общеизвестное – неверно

4 августа 2015 Лидия Маслова
Валерий Попов: Моя версия, Зощенко – победитель
  Валерий Попов, возглавляющий Союз писателей Санкт-Петербурга, – виднейший во многих смыслах представитель ленинградской школы. Ее приятный сюрреалистический отблеск ничуть не мешает абсолютной жизненности ситуаций, о которых рассказывает писатель. Автор крылатой фразы "Жизнь удалась", – такое название носит одна из его ранних книг, – Попов несколько лет назад занялся жизнеописанием других людей, начав с Сергея Довлатова, продолжив Дмитрием Лихачевым, а недавно в малой серии ЖЗЛ вышла его книга о Михаиле Зощенко. Необычные поповские "байопики" при всем обилии фактографического материала и документальных свидетельств отличает изрядная субъективность, за которую автора порой упрекают в излишнем самолюбовании. Однако оно, если и присутствует

Русская литература в 2014 году: Олег Радзинский

Суффикс как разгадка, а также о путешествиях во времени

3 декабря 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Олег Радзинский
Олег Радзинский. Агафонкин и Время. Corpus. 2014   Эту книгу автор представил на недавней ярмарке nonfictio№16. В премиальные списки уходящего года она, разумеется, не вошла, зато войдет, уверен, в следующем году. И вот почему. С первых же строк очевидно: "Агафонкин" продолжает традицию прозы братьев Стругацких. Хотя не только ее, а и некоторые другие, но о них позже. Сюжет фантастический: главный герой работает курьером во времени. Свободно перемещаясь в хронологических координатах в любую эпоху, а точнее в любое Событие, он доставляет Адресату, обитающему в этом Событии некую инструкцию от некого демиурга. В числе прочего курьер частенько возит из 2014 года инструкции ленинградскому мальчику Володе Путину. В частности и такую, которая убеждает того серьезно занять

Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны

О тех, кто принимает решения, о правде Толстого, о Крыме Пушкина и о том, без чего рассыпается нация

23 апреля 2014 Игорь Зотов
Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны
Роман "Обитель": почти 800 страниц, 40 центральных персонажей и сотня эпизодических: православные и католические священники, поэты, философы, актёры, музыканты, спортсмены, шпионы, крестьяне, революционеры, чекисты, белогвардейцы, русские, украинцы, индусы, латыши, чеченцы, поляки, казаки, евреи. Каждому - своя биография, убеждения, вера, характер. Чтобы изучить и положить на бумагу мир Соловков, Захару Прилепину понадобилось три с половиной года труда. И вот пришло время это читать. Мало, кто понимает, и редко от кого можно услышать, что «дело государственной пропаганды - не пропагандировать прихоти и похоти, а доказывать, что всегда выигрывает тот, кто тоньше чувствует, сложнее рефлексирует». Об этом и о том, как создавалась книга, как история человеческой души скла