Показать меню
Бакунин Михаил

Надар и сын

О выставке "Феликс и Поль Надары. Традиция и каприз" и о том, что не всякому гению полезно позировать для потомков

18 марта 2015 Наталья Львова
Надар и сын
Выставка Надаров в московском Мультимедиа Арт Музее открывается семейными фотографиями. Всех домашних снял Феликс Надар. И себя тоже. Он как-то пронзительно смотрит на посетителей Дома фотографии, будто старается увидеть лицо, которое подошло бы ему для портрета. Просвещенный разговор за спиной: Да он, по-нашему, одних только звезд снимал, вот и стал известным… Лицо жены Эрнестины снисходительно и спокойно, а мальчик на тяжелом железном велосипеде – это сын Поль. Железные ободья колес – пока без шин, не придумали еще. По булыжной мостовой нелегко катиться, наверное. В зале основной экспозиции в голове включается Высоцкий: На стене висели в рамках бородатые мужчины, все в очечках на цепочках, по-народному – в пенсне. Все они открыли что-то, все придумали вакци

Как прапрадед Бакунина за калмыками шпионил

Фрагмент книги Вадима Нестерова «Люди, принесшие холод» о русских участниках исторического противостояния цивилизаций в Центральной Азии.

30 апреля 2014
Как прапрадед Бакунина за калмыками шпионил
На рубеже XIX века в центральных областях Евразии столкнулись интересы двух империй Российской и Британской. Первая надвигалась с Севера со стороны Прикаспия, Великой степи, Южной Сибири, а также Закавказья. Вторая давила с юга, обосновавшись в Индии, Персии и, с переменным успехом, в Афганистане. В большую азиатскую войну это ползучее противостояние не вылилось: в Азии обе империи предпочитали не воевать друг с другом, а щекотать, обманывать, водить за нос и всячески подставлять соперника. Играть в игру. В Большую игру (The Great Game), как окрестили сами британцы эти столетние азиатские «кошки-мышки». Большая игра породила и Большой стиль. Колониальные полковники, ряженые в дервишей шпионы, дипломаты-интриганы и опытные диверсанты, не расстававшиеся с фляжкой джина и томик