Показать меню
Чехов Антон

Три сестры в БДТ

О новом спектакле Владимира Панкова, времени в разрезе и сорной траве

20 марта 2017 Ольга Лоза
Три сестры в БДТ
Когда заходит речь о материале, который разработан вдоль и поперек, сложно сказать свое слово, удержавшись от экстремальных новаций. Владимиру Панкову, руководителю московского Центра драматургии и режиссуры, это удалось, ни в чем не погрешив против замысла Чехова – с помощью правильно расставленных акцентов.  Акцент первый Панков позволил себе только одну вольность: сестер на сцене не три, а семь. Три молодые. Три во второй половине жизни. И – девочка лет девяти. Она не персонаж пьесы, но одно из главных действующих лиц: Детство. Как будто в разрезе показана тройная спираль времени: мы видим, что было, что есть и что будет. Детство сидит за роялем, шалит и радуется подаренному волчку. Молодость врывается в двери с лучами весеннего солнца. Сестры третьего возраста ра

Дом Шукшина

О домо-строе, миро-здании и дороге между ними

31 октября 2016 Виктор Филимонов
Дом Шукшина
Культпро начинает публиковать декалог Виктора Филимонова о Василии Шукшине. Раз в  несколько дней мы будем выкладывать новый текст, как новую главу книги. Сегодня – введение в тему.    …Так у меня вышло к сорока годам, что я — ни городской до конца, ни деревенский уже. Ужасно неудобное положение. Это даже — не между двух стульев, а скорее так: одна нога на берегу, другая в лодке. И не плыть нельзя и плыть вроде как страшновато. Долго в таком состоянии пребывать нельзя, я знаю — упадешь...   В. Шукшин. Монолог на лестнице. 1967      1. Шукшин, как на  исповеди, обозначил здесь драматургию собственной жизни. Одновременно же прочертил сквозной сюжет с героем-маргиналом, по сути, своим alter ego. Более тог

Ольга Чехова

Фрагмент книги историка Марка Кушнирова, где будущая кинозвезда прибывает в Берлин с фамильным бриллиантом под языком

25 апреля 2016
Ольга Чехова
Героиня этой книги, русская немка Ольга Константиновна Книппер родилась 26 апреля 1897 года в Закавказье, на территории современной Армении. Ее тетушка, драматическая актриса Ольга Леонардовна Книппер, вышла замуж за писателя Чехова. Ольга Константиновна стала женой племянника писателя, артиста МХТ Михаила Чехова и тем самым оказалась единственной всемирно известной – немецкой! – кинозвездой с русской фамилией, удерживая невероятный статус примадонны почти на всем протяжении ХХ века – с 20-х по 70-е годы.  Была ли она как-то необыкновенно красива, как-то по-особенному гениальна, как-то "специально" неотразима? Ольга Константиновна Чехова и ее судьба – феноменальны, и именно об этом книга историка кино Марка Кушнирова, автора бестселл

Дважды после бала

Если Толстому прикинуться Чеховым

29 мая 2015 Игорь Зотов
Дважды после бала
Вот, кажется, недавно еще, а на самом деле – лет уж сорок тому, как на уроке литературы мы обсуждали этот рассказ. Привычные словечки эпохи: "царизм", "крепостники", "народ" так и скакали вперебивку с парты на парту на радость учительнице. И действительно же: и царизм, и крепостничество, и народ. С этими словами я прошел эти годы, и если вспоминал "После бала", то именно как этакий красивый манифест против насилия. Насилия, способного порушить даже и самую сильную любовь. А тут еще и купринский "Поединок" мешался некстати, точно закрепляя в памяти стереотип. И вот я впервые перечитал рассказ, благо небольшой. И к вящей радости лишний раз убедился: насколько же неожиданна и многозначна хрестоматийная, казалось бы, классика. Толст

Русская литература в 2015 году: Евгений Шкловский

В защиту птичьих прав, ручья, рассказа

19 февраля 2015 Игорь Зотов
Русская литература в 2015 году: Евгений Шкловский
Евгений Шкловский. Точка Омега. НЛО. 2014 Московский прозаик Евгений Шкловский выпустил очередную, уже шестую по счету книгу рассказов. С этим жанром сложилась странная ситуация. С одной стороны, издатели утверждают, будто рассказы им публиковать невыгодно. Особенно, если писатель начинающий. Считается, что большую форму – роман – намного легче «продвинуть» на рынке, если прибегнуть к сравнению автора с каким-нибудь классиком, объявить, как когда-то Некрасов о молодом Достоевском, что вот, мол, новый Гоголь явился! В подавляющем большинстве случаев такого рода реклама не что иное как спекуляция: ни Гоголей, ни Достоевских на горизонте.    С другой стороны, сборники короткой прозы все же появляются. Правда, сначала рассказы публикуют в

Чехов и кино: возможность диалога

155 лет назад родился Антон Чехов

29 января 2015 Виктор Филимонов
Чехов и кино: возможность диалога
«Сильный, веселый художник слова». Вместо эпиграфа. Изображая «своего» Чехова, Владимир Маяковский в статье «Два Чехова» говорит об авторе разночинцев, который внес в литературу грубые имена грубых вещей, боролся за освобождение слова, сдвинул его с мертвой точки описывания. В подтверждение цитирует и комментирует одну из самых характерных вещей Чехова - «Зайцы, басня для детей». Да, это карикатура на собственное творчество, - не сомневается Маяковский, но именно потому сходство подмечено разительное. Вряд ли из погони за зайцами можно вывести мораль: Папашу должен слушать. И далее: Из-за привычной обывателю фигуры ничем не довольного нытика, ходатая перед обществом за «смешных» людей, Чехова — «певца суме

Что играют и слушают в книгах

Концерт силами Толстого и Джойса

9 октября 2014 Дмитрий Бавильский
Что играют и слушают в книгах
  Проза описывает музыку так же, как и другие, менее звучные материи (о поэзии - отдельный разговор). Все зависит от авторского стиля. Чехову и Куприну хватает нескольких точно найденных метафор. Пруст и Джойс экспериментируют со стилем на долгих страницах. Описание живописи в художественной литературе давно получило специальное название - «экфрасис». Трансляция концертов силой не нот, а букв - никак не называется. Да и встречается не часто. Чувства героев и характер изображаемых событий чаще всего иллюстрируют, называя имена исполнителей и композиторов: «слушали Утесова», «грянул Мендельсон». И вот еще семь нот в эту песню. Начнем со Льва Толстого. Именно описание первого посещения оперы Наташей Ростовой позволило литературоведу Виктору Шклов

Осахалиниться

«Каторга» Власа Дорошевича как эскиз ГУЛАГа

18 апреля 2014 Игорь Зотов
Осахалиниться
Читайте Дорошевича на койке, в бане, между котлеткой и кофе, ― и это не помешает ни вашим делам, ни вашему аппетиту. Корней Чуковский «О Власе Дорошевиче»   Влас Дорошевич. Фотоателье "Rentz & Schrader". 1900-е гг. В 1897 году «король фельетона», известнейший русский журналист и театральный критик Влас Михайлович Дорошевич (1865–1922) предпринял морское путешествие на остров Сахалин. С той же самой целью, с какой этот путь за семь лет до него, только по суше, проделал Антон Павлович Чехов. Написать про каторгу. Потому что больше о Сахалине писать было нечего ― весь остров, который достался России в 1875 году, представлял собой каторгу. Таков был своеобразный метод колонизации новых территорий, похожий на тот, каким англич

Сойти с ума

Безумие в русской классике. Больное дитятко Гоголя, цветок Гаршина, радость Чехова

22 января 2014 Игорь Зотов
Сойти с ума
В юности меня очень волновала тема безумия. Обычное дело: гормон играет, романтика бурлит. Жаждалось безграничной свободы, а попутно ― и счастья всемирного. Сразу и навсегда. Безумцы представлялись мне носителями такой свободы и трагическими героями борьбы со злом. Даже, кажется, мечталось с ума сойти. Не насовсем, впрочем, и не сильно, а этак слегка и на время. Да и сумасшедшие литературные герои ― все они ходили в любимцах. От Дон Кихота до Мастера. Теперь эта тема меня даже отчасти раздражает. Безумие мне представляется скучнейшей материей. Что в жизни, что в литературе. Николай Гоголь. «Записки сумасшедшего» Репродукция рисунка художника Карла Мазера "Николай Васильевич Гоголь" из собрания Государственного литературного музея. Михаил Филимонов/Р

Вопль: знаю

«Изречение Мельхиседека» Константина Батюшкова: стихотворение, написанное на пороге безумия, в минуту ясного ума

20 января 2014 Глеб Шульпяков
Вопль: знаю
В тридцать четыре года Батюшков сошёл с ума и в этом состоянии прожил ещё столько же. Это общеизвестно, но мало кто помнит, что болезнь имела наследственный характер. Мать поэта — Александра Григорьевна Бердяева — сошла с ума вскоре после рождения сына Константина. О том, что родовое безумие может постичь и его, Батюшков не мог не думать. Он жил с этим, как жил с осознанием отмеренного конца, например, Чехов. И всю жизнь стихами словно болезнь заговаривал. Но ход времени и, в особенности, война 1812 года, превратившая поколение сентиментальных романтиков в разбитое поколение, сделали своё дело — Батюшков спятил. Последним стихотворением, написанным в период «сползания» в безумие, в минуту ясного ума, было «Изречение Мельхиседека» (1821). Н