Показать меню
Твардовский Александр

История первого перевода Камю на русский

Донос вместо предисловия. 70 лет Чумы

11 апреля 2017 Нина Г. Бруни
История первого перевода Камю на русский
Нина Георгиевна Бруни, в девичестве Рещикова (1927-1999), родилась в Берлине в семье русских эмигрантов. Детство и юность прошли во Франции, а в 1947-м семья вернулась в СССР. В 1962 году она участвовала в переводе на русский романа Альбера Камю “Чума” (La Peste), который Александр Трифонович Твардовский собирался напечатать в “Новом мире”, а впервые увидел свет в издательстве "Галлимар" в 1947 году. Публикуемые воспоминания были продиктованы ею незадолго до смерти и записаны Львом И. Бруни.   Чума. Галлимар, 1947   В 1961 году в Москве проходила первая национальная французская выставка. Туда приехали работать мои парижские друзья Николай и Вероника Лосские, с которыми мы не виделись 14 лет. Среди прочих подарков привезли

Нагрудный знак OST

Фрагмент из романа Виталия Семина

28 апреля 2015
Нагрудный знак OST
В 1960-е годы главы из этого романа не рискнул опубликовать  в "Новом мире" даже Твардовский, который  уже печатал Солженицына. Тема остарбайтеров и военнопленных долгое время после войны была в СССР под запретом.  Впервые "Нагрудный знак" опубликовали в 1976 году в журнале "Дружба народов", а спустя два года он вышел отдельной книгой. Виталий Семин описал собственный опыт. Пятнадцати лет от роду его вместе с другими детьми угнали на работы в Германию, домой в Ростов-на-Дону он вернулся только в 1946 году. Юность прошла в изнурительном рабском труде в подземных рудниках. Возвращение тоже трудно назвать радостным – несколько лет Семин вынужден был скрываться от назойливого внимания к себе со стороны МГБ.  "Нагрудный знак"

Свобода выбора, когда выбора нет

О действительном и желаемом в фильме "В 6 часов вечера после войны"

24 декабря 2014 Евгений Марголит
Свобода выбора, когда выбора нет
В конце года подводят итоги, вспоминают лучшие фильмы, составляют десятки лидеров массового проката и субъективного вкуса. Историк отечественного кино Евгений Яковлевич Марголит обернулся на 70 лет назад - к чемпиону проката 1944 года, когда критерии были ясными. В начале 2000-х в одной из телепрограмм прошло интервью с ветераном Великой Отечественной войны. У него спросили: какой из фильмов о войне, на его взгляд, отразил происходящее правдивее всего. Ветеран отвечал: "В 6 часов вечера после войны".  Казалось бы, парадокс. Фильм Ивана Пырьева откровено далек от реалистического стиля и даже в титрах значится как "музыкально-поэтический". Это едва ли не самая условная кинопостановка военного времени - со стихотворными текстами, с нарочито картинной, павильонно