Показать меню
Полока Геннадий

В ожидании ответа: фильмы и их люди

Что искать на non/fiction. Фрагмент из новой книги историка отечественного кино Евгения Марголита

28 ноября 2019
В ожидании ответа: фильмы и их люди
5 декабря в Москве откроется международная ярмарка интеллектуальной литерауры non/fiction. Среди лучших "неигровых" книг года – вышедший в издательстве Rosebud сборник выдающегося знатока и интерпретатора отечественного кино Евгения Марголита "В ожидании ответа". Для меня большое счастье представить это издание на "Культпро" еще и потому, что некоторые из статей, вошедших в книгу, впервые были опубликованы у нас на сайте – про блокбастеры начала ХХ века "Понизовую вольницу" и "Пиковую даму", про "Белые ночи почтальона Тряпицына". Когда Марголит говорит, что "сюжет взаимоотношений оттепельного кино с окружающей реальностью можно последовательно описать как историю любви", историей любви видится и его ист

Шукшин. Люди поля: о силе рассказа как такового

Напутствие экранизирующим Шукшина

1 апреля 2019 Виктор Филимонов
Шукшин. Люди поля: о силе рассказа как такового
В завершение шукшинского цикла историка литературы и кино Виктора Петровича Филимонова публикуем новую главу его книги "Люди поля", посвященной переводу прозы Шукшина на киноязык и тем авторам, кто вступает с ним и с его героем в диалог или спор, оказываются в пространстве "между" – между реализмом и условностью, между полюсами "Бог есть" и "Бога нет".  Ранее: I. Шукшин. Люди поля II. Шукшин. Люди поля: в пространстве "между" III. Люди поля: Шукшин и Феллини  IV. Шукшин. Люди поля: как устроен фильм "Ваш сын и брат" V. Шукшин. Люди поля: как устроен фильм "Живет такой парень" VI. Шукшин. Люди поля: истина опасных поступков

Разве бандиты так поют?

Памяти Геннадия Полоки

29 декабря 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Разве бандиты так поют?
В уходящем году, 5-го декабря, не стало великого русского режиссера Геннадия Полоки. Каждый, конечно же, знает, что именно он поставил разошедшуюся на цитаты  ''Республику ШКИД''. Интересно, каждый ли знает при этом, насколько написанный Геннадием Ивановичем сценарий превосходит собственно литературный оригинал? Так называемый продвинутый зритель предпочитает на цитаты разбирать когда-то запретную ''Интервенцию'' и, разумеется, блистательную игру в шпионский боевик ''Один из нас'': руки-крюки, морда ящиком… заходи! Еще ждут своего подлинного зрителя зрелые шедевры Полоки: ''А был ли Каротин? '', ''Возвращение Броненосца'', ''Око за око''. Мы же решили в память о мастере рассказать