Показать меню
Трифонов Юрий

В ожидании ответа: фильмы и их люди

Что искать на non/fiction. Фрагмент из новой книги историка отечественного кино Евгения Марголита

28 ноября 2019
В ожидании ответа: фильмы и их люди
5 декабря в Москве откроется международная ярмарка интеллектуальной литерауры non/fiction. Среди лучших "неигровых" книг года – вышедший в издательстве Rosebud сборник выдающегося знатока и интерпретатора отечественного кино Евгения Марголита "В ожидании ответа". Для меня большое счастье представить это издание на "Культпро" еще и потому, что некоторые из статей, вошедших в книгу, впервые были опубликованы у нас на сайте – про блокбастеры начала ХХ века "Понизовую вольницу" и "Пиковую даму", про "Белые ночи почтальона Тряпицына". Когда Марголит говорит, что "сюжет взаимоотношений оттепельного кино с окружающей реальностью можно последовательно описать как историю любви", историей любви видится и его ист

Марлен Хуциев. Пейзаж с героем

Из книги "Живые и мертвое"

19 марта 2019 Евгений Марголит
Марлен Хуциев. Пейзаж с героем
Не стало Марлена Хуциева. В книге "Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920-1960-х годов", в главе "Оттепель: Возвращение с войны" киновед и историк Евгений Яковлевич Марголит формулирует важные и точные вещи о Марлене Мартыновиче и его кино, давшем ответ на "вопрос о новом идеале", тогда вновь поставленный временем. В память о мастере приводим этот фрагмент статьи "Пейзаж с героем".  Евгений Марголит. Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920–1960-х годов.  СПб.: Сеанс, 2012. 224 с.   Марлен Хуциев. 1925 - 2019   Интересно, что долгий путь от начала съемок (лето 1961 года) к экрану, от «Заставы Ильича» к «Мне двадцать лет» (под этим название

Гений моего места

К 90-летию со дня рождения Юрия Трифонова

25 августа 2015 Игорь Зотов
Гений моего места
На одном из ресурсов, посвященных творчеству Юрия Трифонова  я нашел отзыв, который сделала совсем молодая, видимо, девушка, не заставшая советскую эпоху.  Она назвала "Московские повести" прозой даже не черно-белой, а серо-серой: Ни одного симпатичного героя. Все - натуры сложные, противоречивые, сомневающиеся, рефлексирующие, не любящие ни себя, ни окружающих… Безусловно, Юрий Трифонов – классик советской литературы. Я бы только хотела, чтобы эта классика не стала бы больше актуальной, а осталась бы памятником временам прошедшим. Казалось бы, наивно, но ведь точно! Трифонов, несмотря на всю свою безусловную литературную одаренность, вряд ли когда-нибудь обретет былую актуальность. В последний раз я читал Трифонова в самом начале 80-х годов, когда