Показать меню
Муратова Кира

Чехов и кино: возможность диалога

160 лет назад родился Антон Чехов

29 января 2020 Виктор Филимонов
Чехов и кино: возможность диалога
«Сильный, веселый художник слова». Вместо эпиграфа. Изображая «своего» Чехова, Владимир Маяковский в статье «Два Чехова» говорит об авторе разночинцев, который внес в литературу грубые имена грубых вещей, боролся за освобождение слова, сдвинул его с мертвой точки описывания. В подтверждение цитирует и комментирует одну из самых характерных вещей Чехова - «Зайцы, басня для детей». Да, это карикатура на собственное творчество, - не сомневается Маяковский, но именно потому сходство подмечено разительное. Вряд ли из погони за зайцами можно вывести мораль: Папашу должен слушать. И далее: Из-за привычной обывателю фигуры ничем не довольного нытика, ходатая перед обществом за «смешных» людей, Чехова — «певца суме

Фильм-концерт

Признание в любви композитору Олегу Каравайчуку в 12 портретах

5 августа 2015 Наталья Львова
Фильм-концерт
Легче переписать из сети его биографию и даже не пытаться описывать человека, который играет свои произведения нередко с наволочкой на голове – чтобы не отвлекаться. И может отказаться выступать, если чье-то лицо в публике покажется ему противным. На его концерт в прошлое воскресенье я пришла, помня прозвище "сумасшедший композитор", репутацию отшельника и то, как под его прощальный фокстрот уходила с апельсином в руке Нина Русланова в "Коротких встречах" Киры Муратовой. Олег Каравайчук – ученик Рихтера, любимый автор Сергея Курехина и нескольких прекрасных кинорежиссеров. Немало также режиссеров, чьи фильмы запомнились, лишь благодаря его музыке. Фильмография Олега Николаевича насчитывает более 150 фильмов, начиная с 1953 года – "Алеша Птицын

Разве бандиты так поют?

Памяти Геннадия Полоки

29 декабря 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Разве бандиты так поют?
В уходящем году, 5-го декабря, не стало великого русского режиссера Геннадия Полоки. Каждый, конечно же, знает, что именно он поставил разошедшуюся на цитаты  ''Республику ШКИД''. Интересно, каждый ли знает при этом, насколько написанный Геннадием Ивановичем сценарий превосходит собственно литературный оригинал? Так называемый продвинутый зритель предпочитает на цитаты разбирать когда-то запретную ''Интервенцию'' и, разумеется, блистательную игру в шпионский боевик ''Один из нас'': руки-крюки, морда ящиком… заходи! Еще ждут своего подлинного зрителя зрелые шедевры Полоки: ''А был ли Каротин? '', ''Возвращение Броненосца'', ''Око за око''. Мы же решили в память о мастере рассказать

"Трудно быть богом", напоследок

Шихарда кавда! Миногам, нуффан, арканар. Румата, румата, румата. Вычура, вычура, вычура. Втридорога, втридорога, втридорога!

25 марта 2014 Игорь Манцов
  В той мере, в какой «Трудно быть богом» ― причитание и заговор, это настоящее кино. Имею в виду характеристику, которую ещё в 1908 году выдал литературный критик Корней Чуковский: «Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор». Внешне жизнеподобное и стихийное, искусство кино основывается на устойчивых формулах древнего, архаического происхождения, свобода кинорежиссера ограничена поэтому самыми массовыми представлениями. Это лишь кажется, что режиссер произвольно сочиняет. На самом деле ― идёт на поводу. Ведь чем больше массовый зритель «угадывает», тем больше радуется, тем чаще и охотнее платит. Причитание и заговор ― это веления коллективного разума и чаяния коллективной души, которые через фильм транслиру