Показать меню
Носов Николай

Николай Носов, писатель без бормотографа. 110 лет

Об авторе "Незнайки", знавшем девушек, крепких, как огурцы, и о пирогах с иносказаниями

23 ноября 2018 Лидия Маслова
Николай Носов, писатель без бормотографа. 110 лет
Почему-то в детстве писатель Николай Николаевич Носов ускользнул у меня, если так можно выразиться, из-под носа, хотя в том возрасте, в котором с ним принято встречаться, я уже была практически как один из его персонажей – Листик – из тех книгоглотателей, которые могут читать книги в любых условиях: и дома, и на улице, и за завтраком, и за обедом, при свете и в темноте, и сидя, и лёжа, и стоя, и даже на ходу. Заметим в скобках, что из-за этой привычки Листик был вынужден некоторое время прослужить ослом в цирке, но думается, меньше всего Носов хотел таким образом намекнуть на опасность излишнего чтения, тем более, что метаморфоза Листика завершилась волшебно благополучным образом.) — Не могу с вами согласиться, — вежливо сказал Листик. — О

Космос в картинках и разговорах

Праздничное о звездах Снусмумрика, Пончика, Сирано и остальных

12 апреля 2016 Тихон Пашков
Космос в картинках и разговорах
    Снусмумрик оживился. — Звезды! — воскликнул он. — Тогда вы непременно должны взять меня с собой! Ничего так не люблю, как звезды. Перед сном я всегда смотрю на звезды и гадаю, кто там живет и как до них добраться. Небо кажется таким дружелюбным, когда в нем полно маленьких глазок. Туве Янссон. Муми-тролль и комета. Рисунки автора, 1946       — Толя, — сказал  отец, — нельзя  так!  Ну хочешь, я посажу тебя в звездолет, который завтра в семь пятнадцать летит на Луну? — Не хочу я на Луну!  Десять  раз был там!  Каждый камень и цирк знаю наизусть! Скоро там детские сады открывать будут и придумают скафандры для грудных... Там даже наш Жора

Королевство кривых зеркал и воспитание воли

Илья Кукулин о том, как советский пропагандист Виталий Губарев нечаянно сделал из Карла Маркса Льюиса Кэрролла и что из этого вышло

31 марта 2015
Королевство кривых зеркал и воспитание воли
Вряд ли юный читатель знаменитой повести-сказки "Королевство кривых зеркал" даже и в 1951 году, когда она увидела свет, усматривал в ней какую-то идеологическую подоплеку. Наверняка ему было гораздо любопытнее, следить за интригой, расшифровывать зеркальные имена героев. В конце концов, не так уж и много книг в этом жанре были доступны советскому школьнику. Вряд ли ее автор Виталий Губарев, известный до этого официозной книжкой про пионера Павлика Морозова, ожидал такой популярности своего первого опыта в фантастическом жанре. О случайности этого эффекта говорит и тот факт, что Губарев отправлял своих героев в зазеркалье и в следующих сказках, но уже безо всякого успеха. И уж конечно, Губарев и вообразить не мог о том, что его, уже порядком подзабытое "Королевство"