Показать меню
Левитан Исаак

Десять картин с облаками

Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака

13 апреля 2017 Людмила Бредихина
Десять картин с облаками
Облака служат надежным источником метафор с библейских времен. Вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною в ладонь человеческую, ― читаем в Третьей Книге Царств, и, если помните, небо тут же сделалось мрачно от туч и ветра, жертва и мольбы были приняты, и пошел большой дождь, и Саваоф посрамил Ваала (18:44). Вот плывет облако, похожее на рояль, ― читаем у Чехова и вспоминаем, из какого сора растут стихи и проза… К тому же облака ― прямые родственники нимбов. В древнеримской мифологии облако, в котором боги спускались на землю, называлось nimbus (туман). А Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака и в любовных своих похождениях. В живописи Возрождения облака исправно служили пышными подушками для ангелов, а сегодня картинки с облаками занимают первое место

Русские художники из собрания балерины Екатерины Гельцер

О выставке-реконструкции, синеве Сапунова и слове корсара

4 марта 2017 Вероника Бруни
Русские художники из собрания балерины Екатерины Гельцер
Прима Большого театра Екатерина Васильевна Гельцер впервые в истории классического балета заговорила со сцены во время танца. Ее словами стало повелительное "На борт!", когда она танцевала в "Корсаре" невольницу Медору – мужской костюм, воображаемый подкрученный ус… Другой легендой стала ее коллекция русского изобразительного искусства второй половины XIX–начала XX века, поднятая на борт со строгим, ничуть не дамским вкусом: никакой жантильности, вычуры, салона.   Екатерина Гельцер в балете Корсар. 1912    Этому собранию и посвящена выставка "Гельцер. Коллекция" в галерее "Наши художники". Как некогда в доме Гельцер, на ней царит Левитан, и воздух театральной условности насыщает остановленн