Показать меню
Чуковский Корней

Через какую ограду перепрыгивал герой "Мойдодыра"

Про 190 см. в разных измерениях

10 апреля 2017 Кира Гордиенко
Через какую ограду перепрыгивал герой
Не глупа была Екатерина II, когда Таврический сад заняла под свою резиденцию и предпочитала его всем местам для прогулок в межсезонье. Даже писала барону М. Гримму, что для осени и весны нельзя желать ничего лучшего. Обжилась там — гуляй, не хочу. Мы не царские особы и подстраиваем свои порывы посетить один из прекраснейших садов Петербурга под придуманные администрацией часы работы. А иной раз получается, что только подойдешь к воротам, а сад то на просушку закрыт, то на ночь. Неприятно. Сразу вспоминаются строчки из Чуковского: Я к Таврическому саду,  Перепрыгнул чрез ограду… "Перепрыгнул", — говорит. "Чрез ограду", — уверяет. Размышляю, стоя у решетки, что на голову выше меня да с острыми зазубринами поверху, как же это могло пр

А кому легко?

150 лет назад напечатана повесть Василия Слепцова "Трудное время"

21 сентября 2015 Константин Богомолов
А кому легко?
В конце 80-х годов 19 века Лев Толстой, уже преображенный и презревший "изящную словесность", особенно полюбил читать Василия Слепцова.  Полюбил настолько, что читая вслух слепцовский рассказ "Питомка", никогда не мог дочитать до конца. Вначале его чтение этого рассказа, по обыкновению, было очень выразительно, но под конец глаза заволакивались, черты лица заострялись, он начинал останавливаться, старался преодолеть сове волнение, всхлипывал, совал кому-нибудь книгу, вынимал платок и поспешно уходил… – вспоминает домашний учитель толстовских детей А.М. Новиков Не Тургенев, не Лесков, не Чехов – Слепцов стал увлажнителем суровых очей Льва Толстого. При этом умерший в 1878 году Слепцов был к той поре забытый писатель. Он прожил всего сорок ле

Предубеждения, гордость и живот

Об Алексее Н. Толстом, хотевшем и умевшем быть равным себе. 70 лет со дня смерти

24 февраля 2015 Константин Богомолов
Предубеждения, гордость и живот
Дай миллион! Читать я выучился довольно рано и внезапно. Ясно помню тот вечер, когда буквы впервые сплелись в слово.  Я, трехлетний, сижу в гостиной на горшке и требую дать мне газету, вот она, на столе. Получаю газету, тужусь глазами на аршинное заглавие – П, Р, А… и, наконец, кричу: ПРАВДА! Странно, но с тех пор как отрезало, и я почти десять лет не читал советских газет. Но вот мне уже двенадцать, та же гостиная, только нет горшка, и я вдруг снова потянулся к свежей прессе. Интересное оказалось на последней странице. Это была всего лишь заметка. В начале 80-х не принято было кричать о громких ограблениях с первых полос. О них если и говорилось, то негромко и деликатно, с какой-то советской выдержкой. Вот и здесь было лишь несколько неброских строк. Сообщ

Русская литература в 2015 году. Олег Юрьев

О письмах на тот свет

11 февраля 2015 Игорь Зотов
Русская литература в 2015 году. Олег Юрьев
Олег Юрьев. Неизвестные письма. Издательство Ивана Лимбаха. 2014 Я охотно поставлю поэта, прозаика, драматурга, переводчика и критика Олега Юрьева, давно живущего в Германии, в первый ряд пишущих на русском языке. Книга «Неизвестные письма» составлена из трех текстов, и якобы они принадлежат перу известных литераторов – Якобу Михаэлю Рейнгольду Ленцу из XVIII века, Ивану Прыжову из XIX века и Леониду Добычину из века XX. Еще известнее их адресаты – Николай Карамзин, Федор Достоевский и Корней Чуковский. Авторы и адресаты писем в самом деле были хорошо знакомы друг с другом, а Достоевский даже вывел Прыжова в «Бесах».    Все три письма - это в своем роде последнее слово, исповедь, которую не успели или не сумели сказать п

Исключительно интересный красавец

О Михаиле Зощенко, говорившем, что он должен стать, как другие, и ходившем ради этого на бега

9 февраля 2015 Лидия Маслова
Исключительно интересный красавец
Есть в Санкт-Петербурге напротив Таврического сада Музей Суворова. Фасад украшают две мозаичные картины: слева – «Переход Суворова через Альпы», справа - «Отъезд Суворова в поход 1799 года». Картина как картина, все как полагается: легко одетый Суворов стоит на крыльце, прижав руку к груди, а в другой сжимая шляпу. Селяне села Кончанского столпились вокруг, в тулупах, с бородами и детишками, кто слегка кланяется, кто бьет земной поклон, кто на колени бухнулся, за спиной полководца архиерей с крестом. Есть и совершенно лишенная художественной необходимости деталь – в левом нижнем углу, неподалеку от старичка с собачкой – верхушка какой-то никчемной, ничего не значащей маленькой елочки. Тем только она и интересна, что одну из ее веток вылож

Масаи нашего времени

О том, что Лермонтов и в Африке, как и Пушкин, плюс Фрэнсис Форд Коппола

25 декабря 2014 Игорь Зотов
Масаи нашего времени
  - Ищешь Эболу на свою голову? - пишет в смске приятель из Москвы. - И не только, - отвечаю из Аддис-Абебы. Стою на гостиничном балконе. Внизу, сколько хватает глаз, город, снуют торговцы с огромными корзинами на голове - бананы, лук, ананасы. Рычат машины, на горизонте розовеют горы. Скоро рассвет. На исторической родине "нашего всего", в Эфиопии я оказался в составе делегации Россотрудничества с миссией прочесть в Русском культурном центре лекции к 200-летию Лермонтова и про современную русскую литературу. После Эфиопии нас ждут еще в Кении и Танзании.  От Москвы до Дохи самолет полупустой, в Дохе пересадка, самолет заполняют молодые эфиопки - все красавицы, успевай головой вертеть. Позже выяснилось, это на родину возвращаются служанки из богатых арабс

Исчезающее Переделкино

По-соседски о литературе и литераторах

9 декабря 2014 Игорь Зотов
Исчезающее Переделкино
Александр Нилин. Станция Переделкино: поверх заборов. АСТ. Редакция Елены Шубиной. 2014 Писательский поселок Переделкино - легенда уходящей советской эпохи, когда искусству полагалось стоять на службе государства. Перебираю в памяти, кого из переделкинских дачников я бы сегодня перечитал? Понятно, что стихи Пастернака, дневники Чуковского и его сказки – детям. Возможно, позднюю прозу Катаева и стихи Заболоцкого... Пожалуй, всё. А в книге Александра Нилина, родившегося в семье писателя Павла Нилина, автора известной повести "Жестокость", пятьсот с лишком страниц посвящены советским "кудесникам пера", которые, если и останутся в истории русской литературы, то, в лучшем случае, на третьестепенных ролях. Но история внимательна даже к незначительным лицам. Что

Человек-аббревиатура

120 лет назад родился поэт Николай Оцуп

4 ноября 2014 Константин Богомолов
Человек-аббревиатура
Читая рукописный альманах Корнея Чуковского «Чукоккала», замечаешь: два стойких чувства не покидали петроградских литераторов в первые советские дни и годы: чувство голода и чувство юмора. Сочинители падали в голодные обмороки, бились за скудные пайки, – и шутливо обыгрывали свои страдания в экспромтах, эпиграммах и пародиях. Смешил литераторов и парад аббревиатур, которыми метила себя новая власть. Однажды Блок будто бы спросил у Чуковского, что значит аббревиатура ОЦУП. Я ответил, что насколько я знаю, это Общество Целесообразного Употребления Пищи, – напишет Чуковский много лет спустя, готовя к изданию «Чукоккалу» (которая, впрочем, выйдет только десятилетие спустя после его смерти). Этот ОЦУП так и припечатался к Николаю Оцупу. И никогда не суж

Философия кино в 7000 знаков

С чего начинается кино, насколько пуст стакан и проницателен Корней Чуковский

20 сентября 2014 Игорь Манцов
Философия кино в 7000 знаков
Для меня кино начинается не с Томаса Эдисона, который за год-другой до братьев Люмьер учинил первый кинопоказ, правда, не в зале, а в компактном ящичке наподобие игрового автомата, кинетоскопе, и для одного единственного потребителя. Эдисон почему-то решил, что подобная форма будет экономически более выгодной, но, как мы знаем, просчитался. Однако, и не с помянутых братьев, которые догадались присоединить к проектору обыкновенный волшебный фонарь, определив тем самым на десятилетия формат потребления движущихся картин. Сущность кино, по-моему, лучше всех выразил в своей ранней, 1908-го года, статье про массовые литературные жанры Корней Чуковский: Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор. Вот с этой проницательной формулы все и начинается. Ею же и

Осахалиниться

«Каторга» Власа Дорошевича как эскиз ГУЛАГа

18 апреля 2014 Игорь Зотов
Осахалиниться
Читайте Дорошевича на койке, в бане, между котлеткой и кофе, ― и это не помешает ни вашим делам, ни вашему аппетиту. Корней Чуковский «О Власе Дорошевиче»   Влас Дорошевич. Фотоателье "Rentz & Schrader". 1900-е гг. В 1897 году «король фельетона», известнейший русский журналист и театральный критик Влас Михайлович Дорошевич (1865–1922) предпринял морское путешествие на остров Сахалин. С той же самой целью, с какой этот путь за семь лет до него, только по суше, проделал Антон Павлович Чехов. Написать про каторгу. Потому что больше о Сахалине писать было нечего ― весь остров, который достался России в 1875 году, представлял собой каторгу. Таков был своеобразный метод колонизации новых территорий, похожий на тот, каким англич