Показать меню
Катаев Валентин

Предубеждения, гордость и живот

Об Алексее Н. Толстом, хотевшем и умевшем быть равным себе. 70 лет со дня смерти

24 февраля 2015 Константин Богомолов
Предубеждения, гордость и живот
Дай миллион! Читать я выучился довольно рано и внезапно. Ясно помню тот вечер, когда буквы впервые сплелись в слово.  Я, трехлетний, сижу в гостиной на горшке и требую дать мне газету, вот она, на столе. Получаю газету, тужусь глазами на аршинное заглавие – П, Р, А… и, наконец, кричу: ПРАВДА! Странно, но с тех пор как отрезало, и я почти десять лет не читал советских газет. Но вот мне уже двенадцать, та же гостиная, только нет горшка, и я вдруг снова потянулся к свежей прессе. Интересное оказалось на последней странице. Это была всего лишь заметка. В начале 80-х не принято было кричать о громких ограблениях с первых полос. О них если и говорилось, то негромко и деликатно, с какой-то советской выдержкой. Вот и здесь было лишь несколько неброских строк. Сообщ

Исчезающее Переделкино

По-соседски о литературе и литераторах

9 декабря 2014 Игорь Зотов
Исчезающее Переделкино
Александр Нилин. Станция Переделкино: поверх заборов. АСТ. Редакция Елены Шубиной. 2014 Писательский поселок Переделкино - легенда уходящей советской эпохи, когда искусству полагалось стоять на службе государства. Перебираю в памяти, кого из переделкинских дачников я бы сегодня перечитал? Понятно, что стихи Пастернака, дневники Чуковского и его сказки – детям. Возможно, позднюю прозу Катаева и стихи Заболоцкого... Пожалуй, всё. А в книге Александра Нилина, родившегося в семье писателя Павла Нилина, автора известной повести "Жестокость", пятьсот с лишком страниц посвящены советским "кудесникам пера", которые, если и останутся в истории русской литературы, то, в лучшем случае, на третьестепенных ролях. Но история внимательна даже к незначительным лицам. Что

Сергей Беляков: Катаев бы сейчас всех победил

Автор книги «Гумилев, сын Гумилева» работает над книгой о Валентине Катаеве, брате Петрова — соавтора Ильфа

31 января 2014 Дмитрий Бавильский
Сергей Беляков: Катаев бы сейчас всех победил
В конце прошлого года историк Сергей Беляков стал одним из лауреатов «Большой книги-2013» за биографию своего знаменитого коллеги Льва Гумилёва — «Гумилёв, сын Гумилёва». Однако не только, и даже не столько история привлекает Белякова. Больше он известен как литературный критик. В круг его интересов входят и современные, и советские писатели. Именно последним, часто и незаслуженно забытым, посвящены многие работы Белякова. Один из них — Валентин Катаев. О нём Сергей Беляков собирает материалы для своей новой книги.     Чем же вас заинтересовал совершенно забытый сегодня Катаев? — Катаев интересен тем, что был безумно талантлив и талант свой не утратил, даже «продавшись» (но не сдавшись!) советской власти. Жизнь

Три Рима-1

Вечный город глазами Николая Гоголя, Павла Муратова и Виктора Сонькина. Сегодня Гоголь

23 декабря 2013 Игорь Зотов
Три Рима-1
В уходящем году московский филолог Виктор Сонькин стал первым лауреатом премии «Просветитель» в номинации «гуманитарные науки» за книгу «Здесь был Рим». Для кого-то она, может, послужит первым заочным знакомством с Вечным городом, а для Игоря Зотова стала поводом вспомнить другие свои яркие римские литературные впечатления. Написанные в разные столетия, они, конечно же, разнятся по стилю и содержанию: «Рим» Гоголя, «Образы Италии» Муратова и эта книга Сонькина. Начнём с Гоголя. Попробуй взглянуть на молнию, когда, раскроивши черные, как уголь, тучи, нестерпимо затрепещет она целым потопом блеска. Таковы очи у альбанки Аннунциаты. Всё напоминает в ней те античные времена, когда оживлялся мрамор и блистали скульптурные резцы.