Показать меню
Пастернак Борис

Шестидесятые: удостоверение времени

Рождественский, Аксенов, Окуджава, Евтушенко, Вознесенский в книге "Удостоверение личности", фрагмент

14 ноября 2016
Шестидесятые: удостоверение времени
  То ли страсти поутихли,  То ли не было страстей…    Геннадий Шпаликов   Книга "Удостоверение личности" вышла небольшим тиражом в 2002 году. Это сборник, посвященный поэту Роберту Рождественскому: его стихи, фотографии, документы, монологи его друзей и коллег, живые голоса из живого, шального, настоящего продолженного времени.   Роберт Рождественский. 1959. Фото - С. Переплетчиков   Булат Окуджава … А потом судьбе было угодно, чтобы мы попали все в одну компанию. Это произошло не по сговору. Это время так распорядилось интересно. И хотя я был старше всех в этой компании, я прошел фронт, был совсем в другом качестве... так сложились обстоятельства, что мы оказались вместе. Совершен

Луи Мартинес. Камю в Париже

Воспоминания "малыша Луи"

9 февраля 2016
Луи Мартинес. Камю в Париже
6 февраля во французском Экс-ан-Провансе скончался Луи Мартинес, выдающийся переводчик русской литературы на французский язык, писатель, эссеист, педагог, человек редкостного благородства и душевных качеств. В память о нем мы предлагаем вниманию читателей фрагмент его воспоминаний об авторе "Постороннего", " Чумы", "Падения", "Человека бунтующего", лауреате Нобелевской премии Альбере Камю, переведенный на русский язык по просьбе Льва Бруни.   В холодном и дождливом Париже, под низким небом, зимой 1950—1951 гг. еще не выветрились затхлые запахи войны. По-прежнему бывали жестокие забастовки, нищета и общественное озлобление бросались в глаза, сыновья тех, кто пережил чистки, жались к стенам или «перекрещивались» в марксизм.

Литературный полпред

Памяти писателя и переводчика Луи Мартинеса

6 февраля 2016 Лев Бруни
Литературный полпред
Выдающийся переводчик русской литературы на французский язык Луи Мартинес скончался 6 февраля в Экс-ан-Провансе. 16 февраля ему исполнилось бы 83.  В июне 2009 года Луи Мартинес с женой в последний, как оказалось, раз побывали в Москве. Тогда и записан этот их дружеский разговор с Львом Бруни, тоже ушедшим уже с нашего света, – о некоторых особенностях устройства московской жизни 50-х годов, о литературной дружбе, приключениях перевода "Доктора Живаго", колониальных комплексах, имперском принципе и о потайном кармане Атласских гор.          Луи Мартинес родился в 1933 году в Алжире. Ничто не предвещало его "русской" карьеры. Тем не менее, в переводах Мартинеса во Франции читают Пушкина и Салтыкова-Ще

Праздничный поезд Юлиуша Словацкого

Об одном переводе Бориса Пастернака

13 августа 2015 Владимир Василенко
Праздничный поезд Юлиуша Словацкого
Стихотворение Юлиуша Словацкого "Кулиг" я впервые увидел в сборнике "Звездное небо" серии "Мастера поэтического перевода" (М. Прогресс. 1966). 155-страничная книжка никак не претендовала на полноту в представлении переводческого подвига Пастернака. Во-первых, сюда вошли только малые формы – лирика и, следовательно, за бортом остался почти весь Шекспир, а также "Фауст". Во-вторых, к числу зарубежных поэтов тогда не относились грузины – Николоз Бараташвили, Тициан Табидзе, Паоло Яшвили. Но и того оказалось достаточно, чтобы книжка стала одной из любимых. Можно ли не быть сразу подхваченным стремительным бегом стиха:   Праздничный поезд мчится стрелою, В вооружении, вереницей Мчатся на место жаркого боя Радос

Предубеждения, гордость и живот

Об Алексее Н. Толстом, хотевшем и умевшем быть равным себе. 70 лет со дня смерти

24 февраля 2015 Константин Богомолов
Предубеждения, гордость и живот
Дай миллион! Читать я выучился довольно рано и внезапно. Ясно помню тот вечер, когда буквы впервые сплелись в слово.  Я, трехлетний, сижу в гостиной на горшке и требую дать мне газету, вот она, на столе. Получаю газету, тужусь глазами на аршинное заглавие – П, Р, А… и, наконец, кричу: ПРАВДА! Странно, но с тех пор как отрезало, и я почти десять лет не читал советских газет. Но вот мне уже двенадцать, та же гостиная, только нет горшка, и я вдруг снова потянулся к свежей прессе. Интересное оказалось на последней странице. Это была всего лишь заметка. В начале 80-х не принято было кричать о громких ограблениях с первых полос. О них если и говорилось, то негромко и деликатно, с какой-то советской выдержкой. Вот и здесь было лишь несколько неброских строк. Сообщ

Февральские праздники

Борис Пастернак. 125

10 февраля 2015 Полина Барскова
Февральские праздники
У каждого читателя есть в жизни им читаемого поэта момент, представляющийся ключом, настоящим золотым ключиком, ну или там камертоном, по которому настроена вся эта история. Поскольку в жизни поэта, как и в любой жизни, как и в читателя жизни, моментов много, то мнение меняется — сегодня важным кажется одно, завтра — другое. Калейдоскоп крутится и вертится. Во всей жизни, да-да, естественно творческой, а что можно ответственно считать не творческой, про что точно известно — это-де не ляжет в копилку-мясорубку? - поэта Бориса Пастернака именно сегодня мне кажется самой важной ночь, проведенная им перед тем, как совершить  утренние водные процедуры, вставить челюсть, провести потеющей холодной рукой по слишком жестким волосам и, выйдя в комнате к похожей на гриб, по

Я грозу полюбил в эти первые дни февраля

125 лет назад родился Борис Пастернак

10 февраля 2015
Я грозу полюбил в эти первые дни февраля
Пастернак в жизни. АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2015 Читатели, вероятно, улыбнутся этому если не мистическому, то поэтическому совпадению – ночью 1 февраля 2015 году, почти точно через 125 лет после рождения Бориса Пастернака по старому стилю, на его родине в Москве гремел гром и сверкали молнии. Наблюдал ли сам поэт февральскую грозу неизвестно, скорее всего, наблюдал, коль скоро упомянул о ней в своей поэме «Девятьсот пятый год». Правда, гроза там - образ совсем другого, не метеорологического свойства, это гроза революционная. Революции, войны, гонения будут сопровождать поэта до самой его смерти в мае 1960 года. Борис Леонидович не только перенесет их все, он выйдет победителем, обретет бессмертие и останется в истории великим русским поэтом ХХ века. Жизни и твор

Поезд-призрак в Уфалей

На ранних поездах Бориса Рыжего

30 января 2015 Константин Богомолов
Поезд-призрак в Уфалей
Кажется, что история пригородного поезда "Свердловск/Екатеринбург – Верхний Уфалей" восходит к истории самой железной дороги. Всякое утро на памяти поколений этот поезд покидал свердловский вокзал, чтобы под вечер вернуться из Уфалея и тотчас снова покатить в Уфалей. Я, рожденный в семье дачников, начал ездить на этом дачном поезде раньше, чем выучился ходить. И вот на днях лента местных новостей принесла похоронку: с 1 февраля сего года нерентабельного уфалейского поезда больше не будет. Ну да, мы помним, сложные настали времена, и теперь нужно не только терпеливо затянуть пояса¸ но заодно и меньше колесить. Правда, у нескольких больших сел и деревень, лежащих между Екатеринбургом и Уфалеем, больше не будет прямого сообщения со столицей Урала, что, конечно, затруднит

Исчезающее Переделкино

По-соседски о литературе и литераторах

9 декабря 2014 Игорь Зотов
Исчезающее Переделкино
Александр Нилин. Станция Переделкино: поверх заборов. АСТ. Редакция Елены Шубиной. 2014 Писательский поселок Переделкино - легенда уходящей советской эпохи, когда искусству полагалось стоять на службе государства. Перебираю в памяти, кого из переделкинских дачников я бы сегодня перечитал? Понятно, что стихи Пастернака, дневники Чуковского и его сказки – детям. Возможно, позднюю прозу Катаева и стихи Заболоцкого... Пожалуй, всё. А в книге Александра Нилина, родившегося в семье писателя Павла Нилина, автора известной повести "Жестокость", пятьсот с лишком страниц посвящены советским "кудесникам пера", которые, если и останутся в истории русской литературы, то, в лучшем случае, на третьестепенных ролях. Но история внимательна даже к незначительным лицам. Что

Ежи рождаются без колючек

Одиннадцать книг о писателях в детстве

27 октября 2014 Тихон Пашков
Ежи рождаются без колючек
Сразу вспоминается детско-юношеская трилогия Льва Толстого, а также - «Детские годы Багрова-внука» Сергея Аксакова. Еще - описанное Владимиром Набоковым в «Других берегах» изгнание из младенческого рая. Чуть ближе к нам по времени, но вряд ли по силе переживаний «Слова» - автобиография единственного ребенка в семье, вундеркинда Жана-Поля Сартра. Воспоминания эти увлекают еще и потому, что в них невозможно отличить пережитое от вымысла, и память тут совсем ни при чем. Афанасий Фет. Ранние годы моей жизни. Первые жизненные впечатления настигают Фета в полтора года. Воспоминания о них благостные и элегические. Драма свершится позже, когда станет известно, что Афоня (впоследствии поэты Афанасий Фет и Аполлон Григорьев друг друга станут звать «Афо