Показать меню
Интервью

Священник Борис Михайлов: Храм Покрова в Филях похоронят в стекле и бетоне

Наполеон сделал его конюшней, комиссар – обезглавил, как далеко зайдет московская мэрия?

24 марта 2014 Кирилл Михайлов
Священник Борис Михайлов: Храм Покрова в Филях похоронят в стекле и бетоне
Власти Москвы нередко действуют вопреки градостроительной политике и согласно этой давней привычке изъявили готовность начать гигантскую стройку в Филях. Масштабное строительство намечено на месте бывшего Западного речного порта, но точка отсчёта для историков, для православных верующих, для всех наследников русской культуры находится всего в 150 метрах от будущего строительства. Это храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях — памятник архитектуры федерального значения. В соответствии с проектом застройки, он будет попросту задавлен 70-метровыми корпусами и автомобильной трассой из восьми полос. В декабре этому безобразному прожекту были посвящены общественные слушания на уровне муниципалитета. Настоятель храма протоиерей Борис Михайлов, будучи историком искусства, ещё в 2002 году оп

Олимпийский смех, или Второе дыхание русского анекдота

За полтора месяца наш народ сочинил две дюжины отборных олимпийских анекдотов.

21 марта 2014 Иван Куликов
Олимпийский смех, или Второе дыхание русского анекдота
Сколько претензий высказано и обид накоплено: кому-то показалось, что иностранцы развязали кампанию по смеховой дискредитации зимних Игр в Сочи, кому-то — что анекдот на Руси умер и не возродится. Между тем именно россияне оказались чемпионами анекдота. Именно они, прежде всего, массово шутили над Олимпиадой. Как именно шутили, рассказывает один из лучших специалистов по русскому анекдоту, филолог Александра Архипова, автор монографий «Штирлиц шёл по коридору…» и «Анекдоты о Сталине» в соавторстве с Михаилом Мельниченко.   Когда вы вывесили в соцсетях просьбу сообщать об анекдотах на тему сочинской Олимпиады, я удивился: неужели есть ещё анекдоты? Русские анекдоты снова пытаются превзойти реальность? — Это обычная реакция. Когда слыш

Елена Баевская: Ревность есть мучительное и монотонное чувство

Автор нового перевода Пруста о том, как Сван стал Сванном, и о том, что потерянного времени не бывает

11 марта 2014 Дмитрий Бавильский
Елена Баевская: Ревность есть мучительное и монотонное чувство
Век назад первую книгу семитомного цикла Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» впервые прочли по-французски. Судьбоносный роман переводили, и постепенно он изменил и мировую литературу, и разноязыкого читателя. В конце прошлого года издательство «Иностранка» напечатало к столетию книги новый перевод первого тома «Поисков…». Его автор — Елена Баевская. Прежде мы пользовались двумя вариантами перевода — Адриана Антоновича Франковского, трудившегося над ним ещё до Великой Отечественной войны, и Николая Ивановича Любимова, чьи переводы в ходу примерно с 70-х. Франковский перевёл также «У Германтов» и «Пленницу», а его друг и ученик Андрей Фёдоров — «Под сенью девушек в цвету» и «Содо

Константин Пахалюк: Первая мировая ― это две разные истории

История вторая ― в лицах и стихах

4 марта 2014 Александра Пушкарь
Константин Пахалюк: Первая мировая ― это две разные истории
О забытой войне говорим с Константином Пахалюком, основателем интернет-портала «Герои Первой мировой». В продолжение разговора, Первая мировая ― в портретах, от генералов до поэтов. Когда мы говорим о войне с Наполеоном, у нас перед глазами Эрмитаж, Зал славы воинов 1812 года, портреты Доу, герои на виду. Во Второй мировой ― свои канонизированные образы. Известны ли Денисы Давыдовы и Марины Расковы Первой мировой? Николай Николаевич Юденич ― Конечно. Это генералы Николай Николаевич Юденич, он не потерпел ни одного крупного поражения на Кавказском фронте, Михаил Васильевич Алексеев, автор побед в Галиции и под Варшавой в 1914 году, Дмитрий Григорьевич Щербачёв, ставший во главе 7-й, а затем 11-й армии: в 1915 году он не раз бил австрийцев и немцев, успешно дейст

Диалоги о кино

Историк Евгений Марголит и Игорь Манцов о том, как оставаться зрителем и не сесть между 12 стульев

24 февраля 2014 Евгений Марголит, Игорь Манцов
Диалоги о кино
Евгений Яковлевич, в прошлом году у вас вышла большая серьезная историческая книга, и это радостно. - Игорь, да, книжка в 550 страниц, «Живые и мертвое», но это дело прошлое. Целый пласт отвалился, вся эта «мифо-логика» советского кино – книга теперь ведет самостоятельное существование, а меня сейчас уже занимают другие вещи. Что в центре вашего внимания сейчас? - Последний год меня более всего интересует роль зрителя в кинопроцессе. Похоже, что именно зрительский спрос формирует кинопроцесс. Формирует язык кино. По какой логике, например, одно произведение воспринимается как маргинальное, а другое оказывается широко востребовано? Вот этот механизм востребования - удовлетворения общественного запроса! – интересен мне сейчас более всего. Я погруз

Влад Феркель: Разобраться с историей можно только через личности, ее создававшие

От «Войны и мира» до «Мастера и Маргариты»: как челябинский энтузиаст изучает подлинную жизнь литературных героев

21 февраля 2014 Дмитрий Бавильский
Влад Феркель: Разобраться с историей можно только через личности, ее создававшие
Челябинский поэт, публицист и переводчик Влад Феркель составил около десятка библиографических словарей. Он изучает большие книги, основанные на исторических событиях, и судьбы всех персонажей, как подлинных, так и вымышленных – откуда взялись и что для автора и его замысла означают. Выписывает все действующие лица, главные и второстепенные, и раскрывает их подноготную. Биографическую и смысловую. Выходит увлекательное чтение. Феркелем уже изданы словари, посвященные «Ивану Грозному» Валентина Костылева, «Емельяну Пугачеву» Вячеслава Шишкова, «Петру Первому» Алексея Толстого, «Войне и миру» Льва Толстого, «Мастеру и Маргарите» Михаила Булгакова и другим «эпическим полотнам». Я давно знаю Влада - человека де

Григорий Заславский: Пьесам Горького сегодня хорошо, потому что России - снова плохо

Ставят ли Горького в современном театре

13 февраля 2014 Игорь Зотов
Григорий Заславский: Пьесам Горького сегодня хорошо, потому что России - снова плохо
Взялся недавно перечитать Горького впервые за много лет, перечитал и задумался. Матерый ведь человечище, из которого советская пропаганда ловко слепила нечто тупейшее под названием "пролетарский писатель". Поразил меня не только его талант, но и колоссальный опыт. Стоило бы, наверное, подсчитать, сколько на его страницах  возникает самых разнообразных персонажей, которых он лично наблюдал во время своих скитаний по России, запомнил и описал так, что они точно живые. Как на сцене. Закончил я свое перечитывание пьесами, и теперь уверен: "На дне" и "Дети солнца" - такие же шедевры русской драматургии, как "Ревизор", или "Вишневый сад". Мне стало интересно, как складывается судьба горьковских пьес сегодня. По-прежнему ли стоит на них, в

Константин Пахалюк: Первая мировая - это две разные истории

О вреде юбилейного мышления и о том, зачем простым гражданам вспоминать свое прошлое

10 февраля 2014 Александра Пушкарь
Константин Пахалюк: Первая мировая - это две разные истории
Неправда, что Историю придумали в Академии наук. Ее изобрели мы. В самом деле, ведь это мы открываем сайты, снимаем кино, публикуем архивы и так горячо обсуждаем вековую давность, как если бы сами ее пережили. Почему именно сейчас, а не лет 30 назад, когда отворились архивы? Дело, мне кажется, в том, что в конце 1980-х на нас обрушилось слишком много информации. Нас раздавило, размазало, мы захлебнулись и изошли на пузыри. А пузыри это не История, а продукт брожения. Умов. Тот броуновский разбег мысли не привел к единому знаменателю: общество в целом оставалось равнодушным к истории и вообще – равнодушным. Потихоньку забывало и забывалось. Мы по отдельности - очень smart, соображаем молниеносно, как суперкомпьютер. Мы вместе - допотопная кувалда, тугая и неповоротлива

Сергей Беляков: Катаев бы сейчас всех победил

Автор книги «Гумилев, сын Гумилева» работает над книгой о Валентине Катаеве, брате Петрова — соавтора Ильфа

31 января 2014 Дмитрий Бавильский
Сергей Беляков: Катаев бы сейчас всех победил
В конце прошлого года историк Сергей Беляков стал одним из лауреатов «Большой книги-2013» за биографию своего знаменитого коллеги Льва Гумилёва — «Гумилёв, сын Гумилёва». Однако не только, и даже не столько история привлекает Белякова. Больше он известен как литературный критик. В круг его интересов входят и современные, и советские писатели. Именно последним, часто и незаслуженно забытым, посвящены многие работы Белякова. Один из них — Валентин Катаев. О нём Сергей Беляков собирает материалы для своей новой книги.     Чем же вас заинтересовал совершенно забытый сегодня Катаев? — Катаев интересен тем, что был безумно талантлив и талант свой не утратил, даже «продавшись» (но не сдавшись!) советской власти. Жизнь

Алан Берлинер: «У человека нет ничего, кроме собственного опыта»

Беседа с режиссером "потайных карманов"

29 января 2014 Наталия Бабинцева
Алан Берлинер: «У человека нет ничего, кроме собственного опыта»
Алана Берлинера называют режиссёром «потайных карманов». Его официальный сайт сложен из множества ящичков, открыв которые, оказываешься под завалом картинок, никак не связанных между собой. Он собрал огромную коллекцию кинокадров, где люди включают и выключают свет. Ежедневно он снимает своего сына, но не уверен, что из этого материала сложится фильм. Берлинер снял кино о своем деде, отце и дяде, фильм о звуке собственного имени и смонтировал ленту о своей бессоннице — всего шесть картин с 1986 по 2012 год. Он никогда не говорит «мы» и «они», его не интересуют политики, маргиналы и звезды. Единственно возможным способом делать кино он считает разговор от первого лица. В то время как современные документалисты обращаются по преимуществу к социаль