Показать меню
Лаборатория
И кошки на ней скребут

И кошки на ней скребут

Странные устройства: с помощью чего профессор из Турина 130 лет назад впервые взвесил мысль. Или душу?

27 января 2014 Иван Куликов

На картинке - аппарат для взвешивания человеческих душ, созданный во второй половине XIX века. Именно так. Прямой наследник весов, на которых египетские боги взвешивали сердца людей, отошедших в мир иной. А также - чуть ближе по времени, - наследник греческих материалистов. Тех самых, которые считали человеческие души уникальными ансамблями атомов, обладавших определенными свойствами и весом.

Конечно, слово «душа» мы употребили очень вольно как поэтическое обозначение конкретных, физических процессов, протекающих в нашем организме. Аппарат, собственно, и предназначен для тонкого измерения колебаний в кровоснабжении головы в моменты интенсивной интеллектуальной или эмоциональной активности. Именно внутри головы, в человеческом мозге, сосредоточена ключевая «физика», ответственная за формирование наших личностей, за процесс мышления, за фантазии, память, мечты и сны. Эту «физику» можно вычленять, разбирать на части, изучать и измерять. Изображенный прибор - взвешивает.

Те, кому такой материализм покажется вульгарным, забывают главное. Во-первых, вопрос понимания устройства самой материи далеко не закрыт. И вряд ли будет. Достаточно поинтересоваться квантовой механикой. Во-вторых, к чему как не к материи и ее производным мы все время обращаемся, описывая состояния души? И в пятки она ушла. И тяжело ей. И легко. Светло, темно. Бывает она грязной и чистой. Широкой и скукоженной. Не говоря о том, что именно на ней любят скрести кошки. Кажется, в такой замечательной компании устройство по взвешиванию душ не должно вызывать решительно никакого диссонанса.

Аппарат изобрел и построил в городе Турине профессор Анджело Моссо примерно в первой половине 80-х годов XIX века. Моссо был известным итальянским физиологом. Статьей о нем успел обзавестись Словарь Брокгауза и Ефрона, который подробно перечислил научные интересы этого ученого, связанные с экспериментальной физиологией человека, а также его технические изобретения. Плетизмограф для исследования движения кровеносных сосудов во время психического возбуждения. Гидросфигмограф для измерения колебания пульса при умственном напряжении. Эргограф - хитроумное устройство, рисующе кривую утомления мышц. Всё - классика измерительной физиологии. О каждом можно писать отдельную статью. Но пока, глядя на этот перечень экспонатов из музея викторианской науки, будет достаточно понять ключевую идею, которой руководствовался ученый итальянец. А именно -- сущностной неразличимости психического и физического.

Анджело  Моссо. The National Library of Medicinе

В мире Моссо «психика» и «физика» - это одно и то же. Понимать природу психики (а также предсказывать ее поведение, в потенциале - лечить, если душа страдает) означает понимать конкретный физический процесс. Последнее, в свою очередь, невозможно без измерительных приборов. Есть прибор - есть и доступ к психике. Нужно лишь понять, что и в каких режимах измерять. Многим это покажется само собой разумеющимся. Но для середины XIX века, когда характер человека вычисляли по количеству макушек у него на голове, не догадываясь, почему при страхе потеют ладони, учащается пульс, и волосы встают дыбом, это было настоящим откровением.

Измеритель колебаний в кровоснабжении головы объединил все предыдущие изобретения Моссо в одно устройство для комплексного измерения сразу нескольких физиологических параметров. У него отдельная и интересная история. Первым о существовании такого аппарата сообщил в 1890-м году американский психолог Уильям Джеймс, который высоко ценил исследования Моссо и его наблюдения о связи умственной активности и циркуляции крови в голове. В дальнейшем устройство Моссо стало общим местом в истории нейрофизиологии. Брокгауз и Ефрон тоже его упоминают как «особые весы для демонстрации изменения в кровообращении, происходящего во сне, при мозговой деятельности….» Однако никто не знал, как именно выглядят эти весы, что именно взвешивают и как работают. Лишь недавно одному въедливому итальянцу, перерывшему несколько архивов, удалось найти оригинальный манускрипт Моссо с чертежами, описанием аппарата, а также проведенных опытов.

Конструкция измерителя души заслуживает отдельного разбора. По сути это балансир - качельная платформа, на которую ложился испытуемый. Его тело тщательно фиксировалось, а вся система точно уравновешивалась с помощью грузиков и противовесов. Далее испытуемый «напрягал мозги», а специальное устройство фиксировало углы отклонения платформы. По мысли Моссо, отклонения могли происходить за счет перераспределения кровотока и скопления большего объема крови в голове. Как уже говорилось, связь между кровотоком и умственной активностью была одним из открытий итальянца, которое он сделал, наблюдая, как приливает кровь к мозговым тканям у больных с открытыми черепно-мозговыми травмами. Измеритель души должен был подтвердить (или опровергнуть) гипотезу о связи циркуляции и мышления. Подвести под нее опытную базу.

Удалось ли это сделать? В архивных материалах содержатся описания опытов Моссо с балансиром, притом забавные. Так, Моссо утверждал, что ему удалось зафиксировать «утяжеление головы», когда испытуемый читал газету. А когда ему давали книгу по философии (увы, имени философа архивы до нас не донесли), эффект утяжеления был более ярко выраженным!

Сейчас такие опыты могут вызывать улыбку, но вектор, заданный Моссо, был абсолютно верным. Дальнейшее развитие нейрофизиологии это подтвердило: психическая и нервная активность связаны с перераспределением энергии в мозговых тканях. Моссо пытался измерять энергию через колебания массы органов, связанные с изменением кровотока. В дальнейшем этот принцип сохранился: психика есть материя, производящая работу, и эту работу можно наблюдать, измерять, взвешивать. Однако методы стали намного более тонкими: ученые научились считывать электрические сигналы отдельных участков мозга (вплоть до нейронов), а потом и отслеживать распределение в мозге активных химических веществ - кислорода, различных нейромедиаторов, белков и пр. Более того, Моссо своим аппаратом предвосхитил такую тонкую процедуру в изучении машинерии мозга, как отделение сигнала от шума. Он понимал, что изменение кровотока может быть вызвано не только умственной деятельностью, но и другими причинами: скачками давления, спонтанной мышечной активностью, дыханием и пр. Поэтому, кроме измерения угла платформы, его прибор одновременно фиксировал на отдельной бумажной ленте показания прочих датчиков, установленных на теле человека.

За 130 лет коллеги Моссо научились проникать в человеческую душу довольно глубоко. Становится все более понятным, где именно прячутся эмоции, навыки, стратегии поведения, черты характера, а также образы и даже сны. Но всегда нелишне будет помнить, какое именно устройство и какой изобретатель стояли у истоков этой научной эпопеи.

Также, чтобы оценить гениальность Моссо, следует не упускать из виду две вещи. Во-первых, свое устройство он проектировал задолго до открытия нейронов, ключевого в понимании природы мозга. Моссо мыслил не в терминах клеточной активности или активности отдельных тканей, а в более «древних» терминах обмена веществ и функций органов. Заметим, сама идея, что умственная активность сосредоточена именно в мозге, во время изобретения «измерителя души» была очевидна не для всех (как и мысль, что психика материальна, впрочем). Мозг был одним из органов, к которым иногда приливала кровь. И все. Поэтому вызывает восхищение, как Моссо в отсутствие огромного пласта знаний интуитивно верно нащупал, где именно следует «копать».

Во-вторых, и это самое парадоксальное в истории с этим измерителем, - устройство Моссо, в отличие от других его изобретений, было совершенно нефункциональным. Его чувствительности, по определению, было недостаточно, чтобы зафиксировать мельчайшие отклонения в кровотоке в момент умственной активности. Да и сама идея измерять кровоток через колебания веса была, откровенно говоря, сомнительной.

И все-таки, глядя на изображение этого прибора, я понимаю, чем же никак не может похвастать современная наука. И чего мне лично в ней не хватает. Простоты. Неправильной, несовершенной. Но доступной. Когда не нужно ломать голову над тем, что именно имел в виду ученый не только околонаучным гикам типа меня, но также и его коллегам. Доступной простоты и в общекультурном смысле: вот, нате, машина для взвешивания душ! И все всё поняли, особенно, кто не забыл сказку про Анубиса. Нелепой, но сильной простоты, изменяющей мышление. Высвечивающей будущее.

Читать:

Sandrone S, Bacigaluppi M, Galloni MR et al. Weighing brain activity with the balance: Angelo Mosso's original manuscripts come to light. // Brain. 2013 May 17.

См. также
Все материалы Культпросвета