Показать меню
Театр
Очень реальный театр
Сцена из спектакля "Без вины виноватые"

Очень реальный театр

«С детства и на всю жизнь» — девиз ТЮЗа, моего любимого театра в Екатеринбурге. Но у меня случилось иначе — совсем не с детства

13 декабря 2013 Андрей Кулик

Я приехал в Свердловск в 1983 году, стал студентом и по мере сил осваивал тогдашнее культурное пространство. Но пойти в ТЮЗ мне в голову не приходило. По-моему, никто из моих однокурсников (по крайней мере, живших в общежитии, то есть иногородних) в ТЮЗ не ходил. Когда есть Драма, Музкомедия, Опера да Филармония, в конце-то концов, какой студент отправится в ТЮЗ, чтобы присоединиться к сопливым и прыщавым школьникам? Ох, как я себя сейчас корю за ту юношескую глупость!

Ведь именно тогда в ТЮЗе ставил свои лучшие спектакли Дмитрий Астрахан, который потом стал кинорежиссёром: «Ты у меня одна», «Все будет хорошо»… Кстати, актёра ТЮЗа Владимира Кабалина Астрахан и по сей день снимает в своих фильмах, это его талисман («На свете живут добрые и хорошие люди», «Деточки»). А тогда, как я узнал задним числом, Астрахан ставил один скандальный спектакль за другим и его прорабатывали на бюро горкома ВЛКСМ, устраивали какие-то мерзкие собрания в самом театре… В прошлом году в одной телепередаче Астрахан сказал, что разочаровался в актёрах, когда его очередной спектакль, который, как ему казалось, делали одной командой, начали громить — и вдруг актёры, один за другим, вставали и клеймили своего режиссёра. «Один только Витя Поцелуев меня не предал», — сказал Астрахан. Пару дней спустя в ТЮЗе я встретил Поцелуева и рассказал об этом. Он смутился: «Надо же, помнит…» А такое не забывается.

Как не забудется фестиваль «Реальный театр», который в сентябре этого года ТЮЗ провёл в двенадцатый раз. Случается он раз в два года, впервые посчастливилось побывать на нем в 1997 году, когда я вернулся в город своей студенческой юности, который уже именовался Екатеринбургом. На том фестивале прощались с легендарным спектаклем «Человек рассеянный» по стихам Маршака. Режиссёр Анатолий Праудин давно уже был в Петербурге, но его спектакли шли в ТЮЗе с огромным успехом и получали призы на фестивалях. «Человека» было решено снять с репертуара. Но энтузиазм публики был таков, что пришлось его оставить ещё на несколько лет. Между прочим, это одно из самых сильных моих театральных впечатлений за всю жизнь. Из стихов детского поэта Наталья Скороход сотворила вполне сюжетную композицию о нашей жизни — как прошлой, так и сегодняшней. Поэт живёт в коммуналке и пытается не обращать внимания на соседей, которые ему чинят пакости, он вроде бы выше этого. Но когда в дверь стучится грозный посланец органов, сообщая: «Заказное для Житкова!», Поэт понимает — это за ним пришли. Он в ужасе отзывается: «Для Житкова? Нет такого!» Зато во втором акте Виталий Краев так вдохновенно декламировал: «У нас великая страна!..»

Кстати, Сергею Юрскому этот спектакль не понравился: он увидел в нём глумление над нашим прошлым, над великой детской литературой. Не знаю, не был на том московском представлении — может, там акценты не так легли… Но вот Марина Тимашева для своей театральной программы на Радио «Свобода» взяла музыку Александра Пантыкина из этого спектакля — как камертон.

Несколько лет назад мне подарили DVD с записью «Человека рассеянного». Включил в предвкушении — и вскоре в отчаянии выключил. Чудо настоящего театра запись не передаёт...

Самый, наверное, памятный спектакль — чеховская «Чайка» в постановке Георгия Цхвиравы. Действие разворачивалось в камерном пространстве большой сцены, проще говоря, актёры играли в одном пространстве с публикой, зритель первого ряда мог (теоретически) дотронуться до Нины или Треплева. Стало быть, и артисты слышали всё, что шептали, бормотали, а порой и в полный голос говорили зрители. ТЮЗ — театр специфический, туда водят школьников. Классами. Была надежда, что при малом количестве мест школьников не окажется. Как бы не так! Сзади расположились девочки, которым было в высшей степени начхать на страдания чеховских героев, они болтали о своём, о школьном. В двух метрах от нас Нина объясняется в любви Треплеву, а сзади (на все «камерное пространство большой сцены») — унылый бубнёж: «А чё, он такой, прям, прикинь, да? А я ему так: а ты чё ваще? А он так, прикинь, типа я не при делах…» Гиря до полу дошла: неожиданно для себя я развернулся, схватил девку за глотку, сжал так, что она и пискнуть не могла, и прошипел: «Ещё раз вякнешь — удавлю!» Испугавшись содеянному, повернулся снова лицом к актёрам. Сзади — мёртвая тишина. Когда объявили антракт, я с наслаждением услышал за спиной: «Галина Петровна, давайте я к вам пересяду, тут какой-то чокнутый…»

Кто-то скажет: «Нашёл чем хвастаться — школьницу испугал!» Не хвастаюсь, но сочувствую актёрам ТЮЗа. Когда на спектакль приводят классами, смотреть порой просто невозможно. 17-летние юноши и девушки во время представления спокойно разгуливают по залу, шумно открывают банки с газировкой, в голос переговариваются. Но если детей в организованном порядке не будут водить в театр, ТЮЗ просто не сделает сборов. Вот и страдают театралы от хамов, пытаются одёрнуть тех, кто на расстоянии вытянутой руки. Однако какой с тинейджеров спрос, если учителя, их сопровождающие, спокойно могут болтать по мобильнику во время спектакля.

Но сами тюзовцы не лыком шиты. В очередной раз пришёл на «Человека-подушку», привычно устроился стоя в проходе — всегда на этом спектакле переаншлаг, в зале как минимум вдвое больше народа, чем положено. И угодил на культпоход школьников. Это был явно не один класс — возможно, привели сразу и А и Б. А в таких случаях неизбежны демонстрации своих исключительных данных перед девочками из параллельного. И даже после третьего звонка — ноль внимания, фунт презрения: в зале идёт своя бурная жизнь, которая совершенно не нуждается ещё в каких-то событиях на сцене. Я подумал: всё, будут ржать, отпускать похабные реплики, чтобы девочек позабавить, и сорвут спектакль. Но тут неожиданно на сцене появился Олег Геце, режиссёр спектакля и исполнитель одной из ролей. В костюме и гриме. С ненавистью глядя в зал, от провозгласил (отчеканил, припечатал — вот такая была интонация): «Если в зале сейчас не будет тишины, я отменю спектакль. Во время спектакля всем — молчать!»

И зал растерянно заткнулся. Зная, что у Олега главная роль, я растерялся: как же он после такого выйдет на сцену? Через несколько минут вышел. Спектакль прошел феерично, школьники аплодировали стоя и кричали «Спасибо!» И я крикнул своё изумлённое «Браво!» Прикрикнуть на хулиганов — вполне гуманный поступок, которым самим же шалопаям на пользу.

«Без вины виноватые» по Островскому поставил два года назад в ТЮЗе питерский режиссёр Григорий Дитятковский (кто-то знает его как актёра — у Андрея Хржановского в фильме «Полторы комнаты» он сыграл молодого Иосифа Бродского). Случился шедевр. Поскольку действие происходит в театре, по чертежам позапрошлого века соорудили машины, создающие «гром» и «ветер», и мы словно переносимся в провинциальный театр времён Островского. Настраивают на нужную волну и музыканты, начинающие музицировать за полчаса до начала и не покидающие сцену до самого финала. Но главная изюминка — Кручинина (прима ТЮЗа Светлана Замараева). Эта знаменитая актриса постоянно играет, о чём бы ни шла речь: то она несчастная мать, у которой когда-то умер единственный сын, то утомленная славой знаменитость, то великодушная покровительница молодёжи. И вдруг, когда она узнает, что сын не умер, она оказывается совершенно беззащитной — на этот случай у Кручининой нет заготовленного штампа! Это признание в любви к театру (неважно — XIX века или XXI), новый взгляд на Островского. Но, пожалуй, главной сенсацией стали слова Замараевой при получении «Золотой маски» (второй случай за всю историю награды, когда в номинации «Лучшая женская роль» награда ушла за пределы московско-петербургского сообщества): «Я знаю, что в Екатеринбурге многие сейчас радуются вместе со мной!» Потом подходили и вежливо интересовались: «Вы это серьёзно?» Чужая душа, конечно, потёмки, но обмывали эту «Золотую маску» в ТЮЗе так душевно, что не услышал я ни одной подколки, ни одной шпильки. Общая радость. Награду, кстати, Замараева не стала хранить дома — отнесла в театр: «Мы же все вместе её получили».

Но весной прошлого года пришлось «Золотую маску» забрать домой. Да и всем людям ТЮЗа пришлось уйти из родного здания — театр отправили на реконструкцию. Любой театральный человек понимает: это беда. Но избежать её невозможно, надо постараться достойно её пережить. Здание как бы останется прежнее, но его принципиально переделают. Например, на малой сцене можно будет играть спектакли одновременно со спектаклями на основной (раньше звукоизоляция была никакой и приходилось спектакли разводить по времени).

Прощались со старой сценой шикарно, театрально, темпераментно. Устроили капустник на темы чеховских пьес. Лейтмотив — вишнёвый сад, который рубят. В данном случае — пилят, и не сад, конечно, а любимую сцену: вой бензопилы стал главным звуком вечера. А когда гости прошли в фойе, им раздали сувениры — деревянные кубики с наклейками: «Екатеринбургский театр юного зрителя. 1977– 2012». Смотрю на этот кубик, лежащий передо мной на полке, и думаю: что дальше?

Дальше, как обещает мэрия, будет чудесная жизнь. Но не ранее конца 2014 года. В лучшем случае. Кто ж её знает, нынешнюю мэрию? Очень может быть, что в два с половиной года и не уложатся. А пока театр, как в средние века, ведёт кочевой образ жизни. Спектакли играют в Драме, в Камерном, в ДК железнодорожников, в Детской филармонии… Перестраиваемый театр огорожен забором, на котором бодрая надпись: «На ремонте здание театра, но не ТЮЗ!»

ТЮЗ действительно живёт. Придумали, например, проект «Театр у школьной доски». Берут что-то из школьной программы и показывают прямо в гимназиях, лицеях… Понятно, что условия ещё те, но зато не школьники приходят в театр, а театр приходит к школьникам — такого у ребят ещё не было…

И фестиваль «Реальный театр», о котором уже упомянул, тоже умудрились провести на «отлично». Его украшением стали спектакли «Добрый человек из Сезуана» столичного Театра имени Пушкина и «Враг народа» питерского МДТ. Но ведь и тюзовцы не сидели без дела. Летом походили по улицам Екатеринбурга, записали множество бесед с горожанами, и вот, пожалуйста, на фестивале показали спектакли в модной нынче технике Verbatim под девизом «Живому театру — живого автора!»

У театра сегодня нет не только своей сцены, нет и главного режиссёра. На этой должности когда-то были Владимир Мотыль, который потом снял «Белое солнце пустыни», Юрий Жигульский, Вячеслав Кокорин (его золотомасочная «Каштанка» объехала полмира, специально для фестивалей сделана англоязычная версия). Каштанку, говорят, Кокорин сначала предложил Замараевой — та возмущенно отказалась. А Наталья Кузнецова в этой роли словно родилась. В первом составе спектакля играл Андрей Жжонов, несколько лет назад он скоропостижно скончался, и сейчас Незнакомца прекрасно играет Владимир Сизов. Спектаклю 12 лет, и время от времени идут разговоры: мол, может, пора снимать с репертуара? Но как снимать, когда билеты надо покупать за два месяца, что всегда в зале зрителей гораздо больше, чем стульев? Есть в репертуаре ТЮЗа спектакли детские, есть сугубо для взрослых («Изображая жертву» земляков, братьев Пресняковых, поставили первыми в стране), а вот на «Каштанку» взрослые идут не только как сопровождающие своих детей, но и сами по себе. Настоящий Чехов…

А вот последние годы нет человека, который формировал бы репертуар, выстраивал единую творческую линию… Были временщики, которые держались один-два сезона, но режиссёра-лидера — нет. Но есть мощная труппа, где кроме уже упомянутых блистают Валерий Смирнов, его однофамилец Валентин Смирнов, Даша и Дима Михайловы, Илья Скворцов, Алексей Журавлёв, Алеся Маас, Владимир Дворман, Марина Егошина, Сергей Тиморин, Елена Стражникова… Да что перечислять — ТЮЗ, он и есть ТЮЗ. С детства и на всю жизнь.

См. также
Был такой город

Был такой город

Воспоминания Людмилы Дьяконовой, Виталия Пашица, Заура Хашаева, Сиражудина Патахова, Юрия Августовича о старой Махачкале

Секрет для ребят

Секрет для ребят

О кинотеатре им. Бабякина, о том, как разливное пиво запятнало образ героя революции, и о бесконечности «повторного фильма»

Все материалы Культпросвета