Показать меню
Работа в темноте
Николай Изволов: В поисках утраченной

Николай Изволов: В поисках утраченной "Почты" мы нашли неизвестный текст Хармса

Историк кино о поисках шедевра анимации Михаила Цехановского и о сходстве архивиста с Индианой Джонсом

18 января 2015 Вероника Бруни
Нетрудно письму
Увидеть свет:
Ему
Не нужен билет.
 
На медные деньги
Объедет мир
Заклеенный
Пассажир.
 
В дороге
Оно
Не пьет и не ест
И только одно
Говорит:
 
 - Срочное.
 Англия.
Лондон.
Вест,
14, Бобкин-стрит.

Классик советской анимации Михаил Цехановский снял на стихи Самуила Маршака три «Почты». Немую - в 1929 году, ее экспериментальный звуковой вариант в 1930-м и ремейк в 1964-м. Вариант 1930-го года стал первым советским озвученным мультфильмом. Под овации эта «Почта» облетела свет, но до нашего времени не дошла, пропала. Отыскать ее решился историк кино Николай Изволов. Разыскивая следы фильма в иностранных и отечественных архивах, Николай Анатольевич сделал несколько важных открытий и посвятил им документальный фильм о поисках «Почты».

Николай Анатольевич, поиски пропавших пленок – обычное для вас дело?

Я давно занимаюсь поиском старых фильмов, как и многие мои коллеги. Фильмы пропадали всегда, они пропадали по разным причинам, и к настоящему времени в разных странах погибло около 80 процентов картин немого периода. Всюду эта статистика примерно одинакова. Многие фильмы попали в архивы очень странными путями и внесены в каталоги под условными или измененными названиями. Так что находки возможны до сих пор. В 2012 году на крупнейшем в России анимационном фестивале в Суздале я предложил продюсерской компании «Мастер-фильм» сделать документальный фильм о поисках пропавших лент на примере знаменитой некогда  «Почты», бесследно исчезнувшей много лет назад.

 

 

Почему именно Цехановский?

Михаил Цехановский из тех любимых мною режиссеров, которые всегда что-то открывают. Такими были Александр Медведкин, Михаил Калатозов, Игорь Савченко. Цехановский -классик нашего кино, ключевая фигура студии «Союзмультфильм», где он работал несколько десятилетий. У него осталось много учеников и ныне здравствующих. О Цехановском написана хорошо иллюстрированная книга Веры и Эдуарда Кузнецовых, вышедшая в 1973 году. Его мультфильмы показывают на международных фестивалях, их можно найти и на дисках, и в интернете.

Тем не менее, у него был совершенно невероятный авангардный период, о котором мало что сегодня известно. Фильмы этого раннего периода считались погибшими. Представьте, что есть человек, который сделал нечто выдающееся, необыкновенное – и вот именно это выдающееся и необыкновенное почти никому не известно. Когда звук только появился в нашем кино, и все посмотрели звуковую «Почту», Цехановского даже сравнивали с Эйзенштейном. О «Почте» писали: «Это уже настоящее, очень своеобразное и не имеющее никаких видимых объектов для сопоставления и сравнительных оценок, искусство». Эксперименты Цехановского были ни на что не похожи. Всё познается в сравнении, но это явление не с чем было сравнивать, поскольку Цехановский был первым. Он сделал три таких экспериментальных фильма в период активного освоения в мировом кино звука - это 1930-1931 годы.

Самый первый полнометражный звуковой фильм был создан у нас в 1929 году – «План великих работ» («Пятилетка»). Режиссером его был классик советского кино Абрам Роом, автор фильмов «Бухта смерти» и «Третья Мещанская». «План великих работ» озвучивали в Ленинграде, там уже была звуковая аппаратура инженера Александра Шорина. Звук, записанный по этой технологии, получался в виде кривой линии, как синусоида, идущая по краешку пленки. И вот однажды в лаборатории вместе находились композитор Арсений Авраамов, технический ассистент Евгений Шолпо и Михаил Цехановский, который делал для фильма Роома мультипликационные вставки.

Как только Цехановский увидел эту синусоиду, он начал фантазировать и сказал: эта кривая линия похожа на орнамент. Если этот орнамент запустить в киноаппарат, мы услышим какой-то звук? Техники подтвердили. Тогда Цехановский продолжил: а если мы нарисуем древнегреческий орнамент, или древнеегипетский, мы что - услышим древнегреческую музыку? Или древнеегипетскую? Ему сказали - нет, мы услышим только звук одного тона, потому что повторяющийся период синусоиды даст звук только одного тона. Но всех присутствующих поразила мысль: если нарисовать другие варианты орнамента, можно услышать и другие звуки! Таким образом, у Цехановского родилась авангардная идея рисованного звука.

 

 

На рубеже 30-х годов он фонтанировал такими идеями. У него уже был большой опыт. Цехановский учился в Академиях художеств в Париже и Петербурге. Учился юриспруденции и в школе мичманов. Он занимался книжной графикой, плакатами, иллюстрировал детские книги, был портретистом  и скульптором. И весь свой уникальный художественный опыт он принес в кино. Что для кино, особенно мультипликационного,  было, в общем-то, редкостью.

При каких обстоятельствах “Почта” была утрачена?

По иронии судьбы, первыми гибнут именно экспериментальные фильмы. Они чаще всего короткометражные, из них легко составляют альманахи, сборники – и так же легко рассыпают. Почти все первые звуковые программы погибли. Большой фильм хранится целиком, и у него больше шансов спастись, нежели у разрозненной программы. Авангардные фильмы Цехановского считались погибшими, потому что те программы, в которые они были включены, не дошли целиком до архивов. К тому же, до войны Цехановский жил и работал в Ленинграде, а считается, что архив ленинградской студии погиб в блокаду. Так это или не так, мы еще должны будем установить. Но долгое время эти экспериментальные фильмы Цехановского были неизвестны и зрителям, и специалистам, и даже информация о них в авторитетных справочниках Госфильмофонда содержится случайная или неполная.

Из чего складывается сюжет поисков “Почты” и посвященного этим поискам фильма?

Прежде всего, это работа в киноархивах. Вообще архив - это  место, которое хранит редкие материалы и никого к ним не подпускает. Отсюда возникают две взаимоисключающие проблемы. Первая проблема – сохранность фильмов, вторая – их доступность. То, что доступно всем, как правило, трудно сохранить, а то, что хорошо охраняется, как правило, бывает недоступно. Проблема еще и в том, что архивы разных стран составляют каталоги на своем родном языке, и если специалист приезжает для знакомства с таким каталогом, ему нужно как минимум знать иностранный язык.

 

 

Немое кино легко пересекало границы, достаточно было вырезать титр на одном языке и вклеить на другом. Поэтому русские фильмы могут найтись в Латинской Америке, японские - в Соединенных Штатах, итальянские - в Дании и так далее. А профессия киноведа, историка кино, связанного с архивом, приобретает авантюрно-исследовательскую ауру. Мы детективы и археологи в одном лице.

Вроде Индианы Джонса?

Можно сказать и так. Я много лет веду во ВГИКе предмет «практика архивного дела» и  не устаю повторять студентам, что наша профессия — смесь детектива и археологии. Мы ищем обрывки старой пленки, и на свет являются удивительные вещи, прекрасные и невероятно интригующие. Мы с коллегой Сергеем Каптеревым приехали на фестиваль немого кино в Порденоне, где встречаются историки кино со всего мира, и ветераны движения, и молодые исследователи, и студенты. Наши коллеги из разных стран охотно рассказали нам про свой профессиональный опыт, дали советы, направили в места, которые стали сюжетообразующими для фильма. На этом фестивале мы показали трейлер нашего фильма, где на экране появляются живые классики и звезды архивного дела: президент фестиваля Дэвид Робинсон (автор наиболее полной биографии Чаплина); Кевин Браунлоу, английский киновед, который много лет занимался реконструкцией фильма «Наполеон» Абеля Ганса и сделал несколько сверхпопулярных фильмов о немом кино  - «Неизвестный Чаплин»,  «Неизвестный Голливуд»; теоретик и романтик архивного кино Паоло Керки Узаи и другие.

Сюжетом нашего документального фильма является поиск «Почты» Цехановского. Мы делаем фильм о том, как мы ищем этот фильм. Это детективное расследование, поиск культурных сокровищ.

Точно так же в «Почте» Цехановского письмо ищет своего адресата – Бориса Пруткова (прототипом его был известный писатель Борис Житков), который путешествует по свету, а за ним по воздуху, суше и морю  мчится почта. Это экранизация очень известной уже в 1920-е годы поэмы Маршака. Цехановский ее иллюстрировал еще когда работал с Владимиром Лебедевым в детском издательстве. После этого книга выходила несколькими изданиями. Так что еще до того, как приняться за мультфильм, Цехановский знал, как делается раскадровка, у него был накоплен большой опыт. 

Он ведь делал кинематографические книжки.

Да, и мы даже нашли такую, покажем в нашем фильме. Теперь это называется чаще на английский манер «флипбук». Своеобразная книжка-мультфильм. Когда вы быстро перелистываете страницы, возникает киноэффект, движущееся изображение. Эти книжки тоже не сохранились. Или еще лежат в библиотечных хранилищах невостребованные. А недавно на аукционе в Германии вдруг всплыла такая книжка – «Кинопоезд», но купить ее мы не успели - она была продана моментально за тысячу евро. Поезд - очень важная тема для Цехановского и для нашего фильма тоже. Вспомним другой экспериментальный фильм – «Пасифик 231», это же фактически фильм о паровозе.

Бабочка вылетает из конверта и в версии 1930 года?

Да, мы нашли этот фрагмент. Но до тех пор, пока не найден весь фильм, мы не можем точно сказать, был ли этот фрагмент включен в окончательный монтаж. Цехановского накрыла слава. Он стал известен в кинематографической среде. Это видно по его дневникам, опубликованным в «Киноведческих записках». Он был очарован, но и смущен этой славой. Цехановский был человек очень требовательный к себе, перфекционист, поэтому слава также и раздражала его, поскольку мешала двигаться дальше. Фильм был признан первым шедевром советской мультипликации. Песню из «Почты» - «под пальмами Бразилии от солнца утомлен шагает дон Базилио - бразильский почтальон» распевала потом вся страна. Мы нашли свидетельства широкого проката – от Средней Азии до Соединенных Штатов. Именно в Америку, как гласит легенда, и был продан негатив фильма.

 

 

Что еще вам удалось отыскать?

В 30-м году Цехановский озвучил свой фильм 1929-го года, увеличил его, добавил много интересного и дополнил, в частности, конферансом Даниила Хармса, который написал текст специально для фильма. Этот конферанс в окончательном варианте не вошел ни в одно собрание сочинений Хармса, а в нашем фильме он прозвучит. Владимир Глоцер, ныне покойный, звонил мне несколько лет назад, он очень интересовался этим фильмом, говорил, что в записных книжках Хармса есть упоминание об этом конферансе. Тогда я не мог ему сказать ничего определенного.  И вот, работая над фильмом, мы нашли этот текст, и он, надеюсь, будет обнародован в нашем фильме и станет доступен для исследователей.

Это стихи?

Это прозаический текст, очень интересно обыгрывающий различные комбинации киноизображения, звука и молчания.

Хармс сам говорит в «Почте»?

Раньше мне казалось, что он сам должен появился в фильме, как конферансье, Но, видимо, это было заблуждение. Как стало понятно из найденных монтажных листов, текст Хармса читает актер ленинградского ТЮЗа, и все другие голоса в фильме тоже принадлежат актерам этого театра.

Хармс работал с Цехановским в тот период, когда началось  следствие, это могло сказаться на судьбе «Почты»?

Процесс был над Хармсом и другим поэтом-обэриутом, Александром Введенским, с которым Цехановский начинал делать "Сказку о Попе и работнике его Балде". Пятиминутный пролог, написанный Введенским, сохранился, а остальной фильм попросту не был снят.

Его закрыли?

С треском! Опубликован протокол допроса Ираклия Андроникова, который с ними всеми дружил. Андроников был лектором ленинградской филармонии, Цехановский делал фильмы с филармоническим оркестром, тексты ему писали Хармс и Введенский. Это была одна компания. И в тот момент, когда выходила звуковая «Почта», когда начиналась работа над следующим экспериментальным фильмом Цехановского - знаменитым «Пасификом 231» - на музыку Онеггера, тогда и шел первый процесс над Хармсом и Введенским. Очевидно, что это обстоятельство помешало широкой огласке участия обэриутов в «Почте». Ни в дневниках, ни в статьях Цехановский об этом не упоминал. А приговор им в тот раз был сравнительно мягкий – ссылка в Курск. Они там прожили год или полтора и вернулись. Цехановский пострадал еще и потому, что композитором его следующего фильма - «Сказки о Попе и работнике его Балде" – стал Дмитрий Шостакович. Тогда еще не был композитором-классиком, а был молодым человеком, подающим надежды. Фильм задумывался как полнометражная анимационная опера. Но после того, как в «Правде» вышла статья "Сумбур вместо музыки", фильм был закрыт. А судя по оставшемуся фрагменту, это мог быть шедевр мировой мультипликации.

Несколько лет назад ведь именно вы открыли фильм Цехановского «Гопак»?

О «Гопаке», снятом Цехановским с классиком  советского кино оператором Андреем Москвиным, вообще не было известно ничего определенного, пока три года назад мы с Сергеем Каптеревым не обнаружили этот фильм в Чешском национальном киноархиве в Праге. В копии фильма не было ни выходных данных, ни упоминания об авторах. Было просто название на чешском языке – «Гопак, танец людовый». То есть – народный. Нам удалось доказать, что это - фильм Цехановского. Копию картины получил Госфильмофонд России, фильм вернулся на историческую родину и обрел вторую жизнь. Это произошло в марте 2010 года. Архивистам вообще-то непросто искать фильмы в другой стране. Как минимум, нужны деньги на поездку и приглашение. Съемки нашего документального фильма оказались тем ноу-хау, которое позволяет нам преодолевать барьеры. У нас есть госфинансирование, и мы теперь обязаны ездить по архивам разных стран, встречаться с людьми и искать. Продуктивность нашей работы возросла именно потому, что мы получили официальное финансирование от Министерства культуры. Обычно историки кино за свои деньги, через знакомых пытаются куда-то пробиться. А здесь мы получили поддержку государства и добросовестно работаем на пополнение его культурного фонда.

Но начинали вы поиски в российских архивах? 

Разумеется. Мы изучили фонд Цехановского в РГАЛИ, просмотрели большой запас документов, хранящихся в кабинете советского кино во ВГИКе, коллекцию монтажных листов, стенограммы творческих встреч. Исследовали каталоги киноархивов, проследили прокатную судьбу советских фильмов, узнали, кто наследовал коллекции иностранных фильмотек, когда менялся правообладатель. Все это время  мы идем по следу «Почты» и находим все новые фрагменты ее биографии.

Основная
Боковая

 

В РГАЛИ в фонде Цехановского сохранилось письмо Джея Лейды, одного из самых известных в мире американских историков кино: «Дорогой товарищ, вы даже представить себе не можете, какой успех имел Ваш фильм в Соединенных Штатах». Далее Лейда просит  предоставить для публикации в американских журналах фотографии из этого фильма и из следующего, который Цехановский делал с другим поэтом-обэриутом, Александром Введенским.

Как нашелся «Пасифик 231»?

Я разыскал его в Красногорском архиве в 1987 году, по просьбе Неи Марковны Зоркой, она тоже очень хотела его увидеть. Фильм прекрасно сохранился, просто исследователям не приходило в голову там его искать. Теперь никто не верит, что когда-то он считался утраченным. Осталось найти озвученную «Почту», и тогда этот паззл из экспериментальных фильмов Цехановского сложится. Все вспоминают раннее советское звуковое кино как унылое и идеологизированное. Это далеко не совсем так. Советское кино - экспериментальное - было совершенно удивительным, ни на что не похожим. И фильмы Цехановского, как мы теперь свидетельствуем, сильно повлияли на иностранное кино. Известно, что создатели классического английского документального фильма «Ночная почта» вдохновлялись советским мультипликационным фильмом, незадолго до этого показанным в Лондоне. Все мы знаем школу Грирсона - это английское документальное кино, одно из самых известных явлений мировой культуры. А Грирсон молился на советский кинематограф. Во Франции Жан Митри уже после войны сделал ремейк «Пасифика 231», притом что фильм Цехановского был хорошо известен во Франции, ему была посвящена отдельная статья в журнале «Art et decoration». Представляете, как необычно? В коммерческом кино ремейк – обычное дело. Но в экспериментальном? Цехановский провоцировал такие странные события, как ремейк экспериментального фильма.  И смотрите, что получается: мальчик пишет письмо, которое облетело земной шар. Фильм Цехановского обходит все страны и распространяет там свое влияние. Теперь мы идем тем же маршрутом в поисках фильма, который обошел землю. Надеюсь, что в финале пути мы найдем «Почту» и замкнем этот круг.

Где и как вы нашли уже имеющиеся фрагменты?

В 1995 году наш коллега Георгий Бородин, историк мультипликации, в фильмотеке студии «Союзмультфильм» увидел коробки с маленькими разноцветными роликами срезок, обернутыми какими-то ниточками, резиночками, ленточками... Это были срезки с позитива «Почты». Бородин передал их в Музей кино. И вот теперь, имея сканы этих срезок, мы можем восстановить немую версию фильма в том виде, в каком она была создана самим автором. «Почта» существовала в двух вариантах, немом и звуковом, и первый, немой, был раскрашен в позитиве - это практика того времени, когда пленка окуналась в раствор с красителем  и краска прилипала либо к желатину – прозрачному слою кадра, либо к соединениям серебра – темным. Получалась довольно интересная цветовая композиция. Но в 30-м году, когда он решил фильм озвучить, цвет должен был уйти. Окрашивать оптическую фонограмму было нельзя, звук становился тусклым. Абсолютно любая фонограмма должна была быть контрастной, черно-белой. Мы, кстати, нашли крошечный фрагмент фонограммы – там музыкальная тема почтальона сделана рисованным звуком. Мы не знаем, использовалось ли это в фильме, но такой фрагментик мы нашли. В архиве Евгения Шолпо. Помните, это тот изобретатель, который вместе с Цехановским увидел первый фрагмент звукозаписи? На антресолях у его дочери Марины Евгеньевны Шолпо, живущей сейчас в Кронштадте, сохранились коробки с пленками, которые пережили ленинградскую блокаду. Теперь они хранятся в Красногорском архиве. И там нашелся фрагментик в несколько секунд с темой из «Почты». Это открытие нас радует, мы все время натыкаемся на фрагменты фильма, как на обломки позвоночника динозавра. И, как палеонтологи, из этих обломков складываем скелет - но все-таки надеемся найти фильм целиком.

Ваш фильм ведь посвящен не только «Почте», но и другим архивным поискам?

Да, мы расскажем в фильме и о том, как попутно, занимаясь "Почтой", нашли другие фильмы, которые считались утраченными, а между тем у каждого их них своя роль в истории кино. Вот мы нашли «Гопак». Нашли считавшийся потерянным знаменитый фильм "Афганистан" Владимира Ерофеева. В 20-е годы этот режиссер-документалист был знаменит не меньше Дзиги Вертова. «Афганистан» не показывался у нас больше 80 лет, и вот в архиве в Праге мы разыскали его копию. Для нас это было интересно еще и потому, что мультипликационную рекламу к этому фильму тоже делал Цехановский, и ее мы тоже надеемся найти. Идя по следу фильма, мы делаем новые и новые находки. И если даже мы не обнаружим целую "Почту", мы все равно вернем нашей культуре огромное количество фильмов.

 

У американцев есть специальная программа репатриации их фильмов, она финансируется госбюджетом. Мы знакомы с  Патриком Лафни, курировавшим эту программу от Библиотеки Конгресса, он появляется у нас в фильме. Так вот, он ездит по разным странам, выискивает американские фильмы, чтобы сделать с них копии и вернуть на родину. Почему бы нам на федеральном уровне не профинансировать такую же программу? Нынешняя наша работа финансируется за счет бюджета фильма. Но ведь наше государство заинтересовано в возвращении фильмов. Нужно, чтобы не только мы вдвоем с моим коллегой Сергеем Каптеревым этим занимались. Нам нужны киноведы, люди знающие языки, нужны помощники, чтобы исследовать архивы от Китая до, пожалуй, Огненной Земли.

В этом году мы совершили путешествие по архивам бывшей Австро-Венгрии, помимо Праги посетили архивы Белграда, Вены - нас везде тепло встречали. По совету Кевина Браунлоу, патриарха киноведения, мы опубликовали статью о будущем фильме в журнале ФИАФ (Международной федерации киноархивов), Journal of Film Preservation, который издается в Брюсселе и распространяется во всех киноархивах мира. После этого нас всюду встречали как добрых знакомых. В Белграде нам полностью открыли каталоги, провели в хранилище и директор Александр Эрдельянович зачитывал нам весь каталог с переводом на русский несколько часов. И в процессе этого мы обнаружили еще один фильм Цехановского, который считался погибшим - фильм 1956 года, который запускался как"Девочка и тигр" а вышел под названием "Девочка в джунглях". Это был очень интересный фильм, именно про него рассказывал нам когда-то Федор Хитрук, воспитавший огромное количество мультипликаторов. Он сам на студии в свое время начинал под руководством Цехановского. Тот настаивал, чтобы молодой мультипликтор снял живого тигра и перерисовывал его фазы: мастер не был уверен, что молодой человек сможет полностью имитировать движения тигра. Так вот,  Хитрук не пользовался этой технологией,  которая сейчас называется «ротоскоп» или, на нашем жаргоне, «эклер». Он нарисовал тигра сам, и Цехановский был абсолютно удовлетворен, сказал: вот и прекрасно, видите, как хорошо работает техника ротоскопа! Но Хитрук рисовал сам, и это было очень важным шагом в его творческой биографии. Это было своеобразное хулиганство, он же не выполнил указаний учителя. Но в художественном смысле результат был совершеннее, чем перерисовка с кинопленки. К сожалению, копия, которую мы нашли, - черно-белая. Так что поиск можно продолжить.

Николай Изволов на фестивале архивного кино в Порденоне. 2013

А в Венском музее кино хранится большой архив Дзиги Вертова - мы это тоже хотим показать в нашем фильме о поисках «Почты». Этот архив Венскому музею кино в начале 70-х подарила вдова Вертова, Елизавета Свилова, когда там проходила его большая ретроспектива. Она привезла на выставку и потом подарила им оригиналы рукописей.  Это был ее частный архив, большую часть которого впоследствии передали в РГАЛИ. Но многие киноведы недоумевали - куда девалась часть архива Вертова? Так вот, эта часть хранится в Австрии. И тамошние сотрудники с открытой душой нам помогали. То же самое было в Праге. Там еще нам помогли найти первый советский не озвученный, а по-настоящему звуковой мультфильм "Улица поперек" режиссера Владимира Сутеева. Его показ уже состоялся на фестивале "Белые столбы", но некоторые фильмы из той нашей находки мы еще не показывали. Например, фильм Влада Королевича – это знаменитый поэт-имажинист, друг Сергея Есенина, который написал первую книжку о женщинах в кино. Королевич сделал несколько очень интересных документальных фильмов - "Страна Чувашия" (хранится у нас, в РГАКФД), или вот «Битвы жизни» - о том, как происходит естественный отбор, о жестоком мире животных. Неприкрытый дарвинизм картины не похож на социалистическую идеологию того времени. Кино, я считаю, будет очень интересным для современных исследователей.

А еще - мы нашли документальный фильм 1928 года о первой экспедиции за тунгусским метеоритом. Его снимал режиссер Кулик, о котором пока мы не очень много знаем, видимо, ученик Эйзенштейна – мы нашли его во вгиковских списках. Всех секретов мы вам не откроем пока, но мы обнаружили еще один фильм: его было бы хорошо здесь показать. Он сделан в Швейцарии в 1923 году, называется примерно так: "Тайны калмыцкой и татарской степи", это почти полнометражный документальный фильм, сохранившийся в идеальном качестве.  Вероятно, это первый в мире этнографический фильм об обычаях калмыков и астраханских татар. Но вопрос с показом этого фильма пока не решен. Хотя мы пытались обратиться за помощью даже к Кирсану Илюмжинову.

Куда дальше ведут следы «Почты»?

Во Францию, где особенный успех имел «Пасифик 231», и в США: в Америке есть частные архивы, есть не до конца исследованные университетские архивы. Укороченная прокатная версия «Афганистана» Ерофеева, была, например, найдена в Питтсбурге. Когда мы на фестивале немого кино в Порденоне в позапрошлом году брали интервью у фигурантов нашего фильма, все киноведы, историки и архивисты разных стран с удовольствием рассказывали о своем опыте. Мы всегда с большим интересом и уважением записываем истории людей, занятых подобными поисками, и, вооруженные их советами, корректируем маршрут нашего путешествия в поисках пропавшей «Почты».

См. также
Все материалы Культпросвета