Показать меню
Ландшафт
Варенье от Дороти

Варенье от Дороти

В доме-музее поэта Вордсворта, Грасмир, графство Камбрия

10 февраля 2014 Александр Шабуров

У нас английский поэт Вордсворт известен куда меньше Байрона, на родине — наоборот. Хотя Пушкин именно про него сочинил «Суровый Дант не презирал сонета…», а также превозносил Вордсворта за то, что тот писал «языком честного простолюдина» и сближал поэзию с разговорной речью.

Половина стихов Вордсворта выглядит так. Поэт выходит из дома [1] и слушает рассказы встречных сельчан. Ему попадаются: Покинутая индианка, Странствующий старик, Сумасшедшая мать и Слабоумный мальчик. Мальчика послали в город за подмогой, а он отпустил поводья и всю ночь коняга везёт его не туда. Старик идёт в больницу проститься с сыном. Не умеющая считать девочка [3], живущая при кладбище, рассказывает, что из её семьи двое умерли, двое уплыли, двое уехали в деревню, но вместе с ней их всё равно получается семь. Или пастух на вопрос, отчего он плачет, рассказывает, как пали все его овцы.

Ещё Вордсворт писал о том, что не стоит злоупотреблять чтением книг:

Искусств не надо и наук.

В стремленье к подлинному знанью

Ты сердце научи, мой друг,

Вниманию и пониманью.

С чем трудно не согласиться.

А однажды, по свидетельству современника, получив какую-то книгу из Лондона, разрезал её страницы столовым (!), а не канцелярским ножом.

И декларировал, что цель поэзии (а также познания, сочувствия и пр.) — удовольствие.

За это критики считали его сочинения «пустыми детскими стишками, отличающимися упрощённостью речи и незрелостью мысли», а собратья по перу строчили пародии:

Среди нехоженых дорог

Писатель проживал.

Его понять никто не мог

И мало кто читал…

В старости Вордсворта назначили таки пожизненным придворным поэтом-лауреатом, однако за последующие семь лет он не написал ни строчки. Вот, собственно, и вся его биография.

В 1799 году Вордсворт поселился в Дав-коттедже в деревушке (или городишке) Грасмир. Это в так называемом Озёрном краю, отчего его соседи-поэты (Кольридж и Саути) прозваны «озёрной школой». Неподалёку отсюда Вордсворт и умер. Тут же хранятся все его рукописи. Сейчас ими владеет Вордсворт-трест. Любому желающему их дают потрогать, но желающих мало.

Типовые сувениры — перо Вордсворта [5] и варенье от Дороти, его сестры [6].

— Вы бы организовали здесь летний молодёжный фестиваль «Рок против наркотиков», — предложил я трасту, потому как после Вордсворта в том же доме проживал, не поверите, Томас де Куинси, автор знаменитой книжки про курение опиума [8], — и от посетителей отбоя не будет!

Но де Куинси и Вордсворт в Британии — величины несопоставимые. Хотя, собственно, это де Куинси заметил, каким ножом поэт книжку разрезал.

Музей маленький — белёный домик и садик. В садике — скамейка и беседка. Когда-то литературовед Вайль насчитал на столе в лондонском музее Шерлока Холмса 43 безделушки. Тут ничего подобного нет. Все экспонаты мыши съели. Потолок низенький (как у моей бабушки). В передней комнате показывают древнюю зубную щетку — палочку с измочаленным концом [2]. Вместо зубной пасты использовали золу из камина.

В спальне на кровати лежит чемодан размером с обувную коробку [7]. В нём — сменная рубашка, тетрадка, перо и чернильница-непроливайка. С таким незамысловатым багажом в 1820 году месяцами путешествовали по Европе. Рубахи меняли раз в две недели. Верхнюю одежду стирали раз в год.

На кухне рассказывают, как это было. Объясняют: вот этот водопровод провели позже. Здесь же лили свечи. Отчего потолки были закопчёнными до черноты… [4]

Ёлки-моталки, думает среднестатистический посетитель, а зачем их побелили? А если побелили, почему не закоптили вновь?.. Мы воспитаны на голливудских фильмах и хотим от музея такого же жизнеподобия, погружения в быт. Разве трудно было пригласить в музей декоратора из киноиндустрии?..

Соответствующий музей в Британии тоже есть. Это дом Денниса Сивера. Но о нём — в другой раз.

Все материалы Культпросвета