Показать меню
Дом Пашкова
Лучшая игра со стихами

Лучшая игра со стихами

Тимофей Собакин, Таша Грановская и Михаил Чевега выиграли поэтический слэм в Москве, Сергей Шнуров признал Нату Сучкову победительницей слэма в Петербурге

18 декабря 2013 Вячеслав Курицын

Поэт форсирует голос, рычит на слове «любовь» — будто в этом слове четыре «р». Его задача не просто рассказать о своих высоких чувствах, но и пленить жюри. А жюри судит — как в фигурном катании — не только «содержание», но и «манеру исполнения».

Форсировать голос, впрочем, ещё не значит получить пятёрку (в руках у членов жюри карточки с цифрами от 1 до 5). Кто-то из рафинированных судей поморщится, надрыва и экзальтации не поддержит. Но в жюри больше случайных людей из зала, вовремя протянувших руки, когда ведущий раздавал карточки. Признанные поэты на слэме сплошь и рядом проигрывают голосистым авторам с горячими темами (политика, эротика). А ещё бывает так, что участник приведёт с собой группу поддержки, члены которой, не выдавая знакомства друг с другом, рассядутся по разным углам зала, завладеют несколькими комплектами карточек и отчаянно подсуживают своему любимцу, в результате чего невзрачный автор занимает высокое место.

Это важно знать: поэтический слэм — несправедливая игра. Турнир поэтов с жюри, случайным образом набранным тут же из публики, — это не способ определить самого талантливого. Это просто игра со стихами. Прекрасные метафоры и эпитеты — не гарантия победы. Не менее важно, насколько удачно ты прочёл (мог помешать насморк), как сработали упомянутые выше «группы поддержки» («закулисные игры»), какое настроение было у ведущего (что-то может зависеть от его личных капризов; яркий пример с «вентилятором» см. ниже). Или ещё: в правилах слэма записано, что публика не обязана сохранять тишину. Она может участника засвистать, затопать.

Всем известно, что сама жизнь несправедлива. Несправедлив даже футбол, правила которого стараются поставить команды в равное положение. И тем более несправедлив слэм, который сразу за собой эту несправедливость признаёт. И остаётся задорной забавой.

Поэт Александр Вознесенский снова проиграл финал московского слэма
Наталья Львова

Только что состоялись два больших турнира. Сезон самого заметного в Москве слэма, который организует группа «Культурная инициатива» и (в роли ведущего) поэт Андрей Родионов, проходил в клубе «Китайский лётчик». Осенью прошло пять предварительных раундов, в декабре десять лучших выступали в финале. Победу праздновал известный детский поэт Тим Собакин: сработала, думаю, «понятность» текстов, а также уважение к профессии, всё же человек всю жизнь старается для детишек.

От меня уехал Волк.
Я кормил его капустой.
Видно,

этот овощ вкусный,
видно,

кушать он не мог.

Волк уехал от меня.
Сколько зверя ни кормите,
для него Природы нити
Крепче толстого ремня.

Он уехал в дальний лес,
где растут деревьев тыщи…


Первое место разделила с Собакиным Таша Грановская, нарочито грубая барышня со стихами про «жопу», а кроме них в призёры попал Михаил Чевега (представитель бизнес-сообщества, судя по облику). Вот из Чевеги:

Поедем в Ниццу, милая, bonjour!
Там море по утрам шур-шур, шур-шур,
там бутики, там жёлтый абажур
горит в «Негреско».
Смотреть, как туча шкрябает о холм,
как баром на волне звенит паром,
как ржавчина вползает в хром,

и пахнет резко…

В Петербурге же в пятый раз вручали Григорьевскую поэтическую премию. Геннадий Григорьев (1950–2007) родился 14 декабря, в этот же день устраивается премиальная церемония, и в качестве культурной программы церемонии каждый раз проводится слэм. В последнюю субботу победителем оказалась Ната Сучкова.

Откуда взялась Марина?


Из пены без слёз? Пластилина?


Из жёлтого мандарина


косточки плюнутой выросла?


И нет и да.


Ерунда.


Марина была всегда.


Сидит на ковре

и ногами босыми


рисует круги по воде,
 по мягкому ворсу,


рисует знаки вопроса


Сам по себе список лауреатов и цитаты из них подчёркивают главное: слэм — место встречи разных стихов. Вычурных и наивных, лирических и гражданских, плохих и хороших. Место встречи любителей версификации всех мастей. Дворник-таджик, адвокат, мастер по стрижке собак, оператор газовой котельной, хирург, скинхед-антифашист (встречаются и такие), бухгалтер, синхронный переводчик — это навскидку перечень памятных мне участников слэма. Много литераторов, разумеется. Довольно много бизнесменов. Площадка, короче, для взаимодействия разных социальных групп. Общение, диалог, горизонтальные связи: то, что нужно обществу.

Традиционно вздохну, что за бугром такого рода гражданские инициативы функционируют эффективнее. Мне довелось как-то присутствовать на слэме в голландском городке Nijmegen (165 тысяч жителей; чтобы вспомнить название, пришлось порыться в старых записях). Там человек триста было в зале, купивших билеты по три евро, и победила девушка, торгующая в киоске цветами. У нас активность публики не столь впечатляющая, но всё же: начиная с ноября 2001 года, когда в Москве прошёл первый поэтический слэм, в России состоялось не менее сотни турниров — в Петербурге, Иркутске, Екатеринбурге, Перми, Уфе, Ставрополе, Воронеже, причём в большинстве случаев их организовывали не московские миссионеры (хотя и такое случалось), а местные энтузиасты.

Это мой основной пафос: поэтический слэм можно провести в любом общественном месте (библиотеки вот часто простаивают), в любом городке, учебном заведении или муниципальном образовании. Разрешения ни у кого спрашивать не надо, иерархии слэмов нет (в Перми пару раз проводился «общероссийский», но кто угодно может провести «общероссийский», если обеспечит как-то участие людей из других городов), никакой «федерации» или чего-то вроде — нет.

Таша Грановская и Тим Собакин выиграли московский слэм
Наталья Львова

Вариант правил вы найдёте, например, здесь , но организаторы часто меняют правила по своему усмотрению. Можно читать не три минуты, а две или пять. Можно дисквалифицировать за превышение времени, а не просто отнимать баллы. Я помню случай, когда своевольный ведущий прибавлял по баллу поэтам, в стихах которых встречалось слово «вентилятор». В классическом слэме «победитель получает всё», но сердобольные организаторы часто награждают  несколько человек.

Личный мой совет тем, кто возьмётся за слэм, — исполнять тот пункт правил, согласно которому отбрасываются низшие и высшие оценки (это ослабляет влияние особо наглых групп поддержки), но и это — факультативно. Игра всё равно не будет справедливой. Иногда победителя определяет даже и не жюри, а громкость аплодисментов после выступления того или иного участника. Существуют приборы, замеряющие шум. Можно и «на слух» определить (именно таким способом председательствовавший на субботнем питерском слэме Шнур из «Ленинграда» отдал победу Сучковой), но в этом случае пропадает голосование, личное желание зрителей попасть в жюри и повлиять на результат, а это всё — важнейшие элементы шоу. Хозяин, однако, барин, кто устраивает слэм, тот и определяет конкретные правила.

Приз желателен, конечно. «Игра на интерес» — зажигательнее. В русском слэме приз — так сложилось — чаще денежный. Организаторы или скидываются, или находят спонсора (если слэм в кафе или клубе, заведение деньги и выделяет, ведь слэм приводит туда публику). Чаще приз весьма скромный (две, три тысячи рублей, пять тысяч). Есть одно вопиющее исключение: как раз на слэме Григорьевской премии победитель получает 30 тысяч рублей, призёры тоже награждаются щедро. Есть исключения в другую сторону: на самом первом петербургском слэме в «Бродячей собаке» чемпиона наградили будильником. Словом, вариантов сколько угодно.

Задумаете устроить слэм — можно обратиться на «Культпросвет» за советом и информационной поддержкой.

См. также
Все материалы Культпросвета