Показать меню
Док
Документальные фильмы онлайн, легально
Бегемоты Пабло Эскобара

Документальные фильмы онлайн, легально

Глазами бегемотов и детей, а также кино в пересказе

28 марта 2014 Наталия Бабинцева

Бегемоты Пабло Эскобара. Pablo's Hippo. Режиссёр Патрик Форбс. Великобритания, 2011

Свободный и лихой документальный фильм о похождениях знаменитого наркобарона и о золотом веке «кокаинового картеля». Легенда гласит, что в начале 80-х Пабло Эскобар решил основать у себя в имении зоопарк «Наполис» и купил в Африке каждой твари по паре. В 1983 году самолёт с жирафами, слонами, верблюдами, бегемотами, львами приземлился в частном аэропорту. Полиция сочла, что запах животных отбил у собак-ищеек нюх, и таким остроумным образом была перевезена гигантская партия наркотиков. Но кого интересует то, что говорит полиция. «Наполис» стал культовым местом: здесь выступали рок-звёзды, меж розовых кустов прогуливались красивые и доступные девушки, по парку можно было погонять на коллекционных автомобилях, а главное ― все эти радости жизни были бесплатны и доступны рядовым гражданам Колумбии.

Когда Пабло Эскобара арестовали, зоопарк пришёл в запустение, животные умерли, и только бегемоты, успешно пройдя адаптацию, прижились и расплодились в окрестных реках. От лица симпатичных мультяшных бегемотиков и рассказывается детективная история «колумбийского Робин Гуда», каковым считала Эскобара колумбийская беднота. Он строил им дома, бесплатно кормил, дарил мотоциклы, был благотворителем и неуловимым мстителем в одном лице. Взамен нищая Колумбия добровольно помогла Эскобару выстроить легендарный «картель» ― самую неуязвимую преступную сеть, которую когда-либо знала история.

Смотреть

 

 

Моя Родня. Режиссёр Родион Исмаилов. Россия, Азербайджан, 2011

Десятилетняя девочка впервые едет в Азербайджан, чтобы познакомиться с семьей своего отца. Как всякий ребёнок, она задает много вопросов: почему здесь так много пьют чай, почему часами обедают, в каком доме кто из родственников живёт и как так случилось, что папа встретил маму и уехал в другую страну. Первое знакомство героини с местом, с которым она этнически связана, ― сюжет фильма живущего в Питере азербайджанского режиссёра и продюсера Родиона Исмаилова. Сначала у автора была идея снять фильм об Азербайджане так, чтобы зрители получили общее представление о стране, народе, традициях ― вплоть до географического расположения. Предполагалось, что это будет фильм для потенциальных туристов. Но чтобы избежать формата, традиционного для продукции BBC, режиссёр взял в комментаторы наивного ребёнка вместо абстрактного гида-знатока. Родион стал искать героев, нашёл несколько семей, которые впервые везли своих детей в Азербайджан.

Но одни родители почему-то решили, что это не будет никому интересно, другие запретили отпрыскам «светиться» в кадре. В это же время сам режиссёр готовился к поездке на родину с дочкой, которая прежде не была знакома со своими азербайджанскими родственниками. В итоге на свет появилась красивая и нежная картина «Моя родня», снятая на родине автора ― в селе Кехнагала Товузского района. Фильм получил главный приз фестиваля «Послание к человеку».

Смотреть

 

 

Это не кино. This Is Not a Film. Режиссёры Джафар Панахи, Моджтаба Миртахмасб. Иран, 2011

Безусловно, то, что сделал опальный иранский режиссёр-диссидент Джафар Панахи, ― «это не кино», а самый радикальный авторский мастер-класс, резкая отповедь всем творцам, которые ноют, что им выделяют мало бюджетных денег. Здесь фильм рождается на глазах зрителя буквально из ничего: из разговора с мусорщиком, из лая собаки за окном, из снятых на айфон фотографий, из пересказа замысла нереализованной картины. Кино о том, как невозможно не снимать кино.

В конце 2010 года Джафара Панахи обвинили в «преступлениях против национальной безопасности Ирана» (шла подготовка ленты о протестных акциях) и приговорили к шести годам тюрьмы и 20-летнему запрету на профессию. В ожидании апелляции он подпольно снял «Это не кино». Формально это один день из жизни режиссёра Джафара Панахи. Принимая во внимание запрет на съёмки, он прибегает к формату видеоблога, а затем при поддержке Моджтабы Миртахмасба решает разыграть перед камерой сюжет фильма, который ему так и не дали снять. Но задаётся закономерным вопросом: «Если кино можно пересказать, то зачем его снимать?»

Когда без малого сто лет назад Казимир Малевич выставил в Петербурге свой «Чёрный квадрат», возмущению не было предела: «это не искусство!». Спустя век мы должны согласиться: это было началом явления, которое позже назовут contemporary art. Настоящая революция случилась не в тот момент, когда толпа возмущенно завопила, а когда умные люди додумались ― мы тоже так можем. Это и стало магической формулой, которая определила суть современного художественного процесса: каждый может. Если догадается. По сути, фильм Джафара Панахи ― ещё и о том, что в кинематографе сейчас происходит нечто похожее.

Смотреть

Все материалы Культпросвета