Показать меню
Логика кино с Юрием Гладильщиковым
Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко
Дивергент. Шейлин Вудли

Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко

Популярные антиутопии нового времени

8 апреля 2014 Юрий Гладильщиков

В четверг на наших экранах появится голливудский «Дивергент», стартовавший в Америке очень успешно: лучше разрекламированного «Ноя». Жанр фильма — антиутопия, подвид фантастики, описывающий неблагополучное будущее человечества. В последние годы антиутопий, особенно голливудских, становится всё больше. Это говорит об одном: современный мир глядит вперёд не просто с опаской, а с очень большой опаской. Я не ставлю сейчас своей задачей создать классификацию антиутопий. Их слишком много — от экранизаций романа Джорджа Оруэлла «1984» до «Терминаторов» и «Матриц». Но предлагаю навскидку вспомнить антиутопии последних лет, вызвавших зрительский резонанс.

 

Дивергент. 2014. Режиссёр Нил Бёргер, фамилию которого очень хочется написать по-европейски: Бургер)

Экранизация первой книги новомодной в Америке трилогии, написанной 25-летней Вероникой Рот. Дело, судя по всему, происходит в конце XXII либо в начале XXIII веков. После давно завершённой войны бывший город Чикаго, небоскрёбы которого полуразрушены, превращён ради безопасности населения в закрытую зону за высокой защитной стеной с силовым полем. Кто её выстроил, неизвестно. Есть ли жизнь за пределами стены и какая, пока непонятно. Порядок в городе — не скажешь, что фашистский (поскольку вождей как таковых нет или же они не на виду), но суровый. Пожалуй, можно уподобить его военному коммунизму. Отцы-основатели этого нового порядка — они тоже пока остаются за кадром — десятилетия назад пришли к выводу, что всё зло и опасность для жизни исходят от человеческих эмоций, от нашей с вами непредсказуемости и неуправляемости. Чтобы чётко управлять народом, они ввели правило: по достижении 16 лет все подростки проходят тест. Он определяет, в какую из пяти полезных фракций, существующих в обществе, они попадут: Искренность (она ведает правосудием), Отречение (она помогает больным и немощным, формально управляет городом, но при этом к её представителям принято относиться с презрением, как к убогим), Бесстрашие (воины), Дружелюбие (крестьяне) или Эрудиция (интеллектуальная элита).

Если твои родители принадлежат к другой фракции, тебя разлучают с семьёй. Если ты не проявил во время теста никаких склонностей и способностей, то становишься изгоем — бомжом. А вот если у тебя способности буквально ко всему… то тебя уничтожат. Потому что ты дивергент, а дивергенты таят в себе те самые непредсказуемость и неуправляемость, которые считаются в этом обществе самыми опасными качествами. Главная героиня, которую играет 22-летняя Шейлин Вудли, как раз и оказывается дивергентом, но до поры до времени успешно это скрывает — пока в обществе (к финалу фильма) не возникает угроза фашистского переворота. Экранизации второй и третьей книг трилогии Вероники Рот «Инсургент» и «Эллигент», которые разъяснят всё недосказанное в «Дивергенте», должны выйти в 2015 и 2016 годах.

 

«Суррогаты». 2009. Режиссёр Джонатан Мостоу

Фильм с Брюсом Уиллисом, сделанный в жанре киберпанка. Это разновидность антиутопии, в которой миром будущего заправляют не политики, а наднациональные корпорации, контролирующие народонаселение с помощью компьютерных технологий. «Суррогаты» про то, что компьютерная реальность скоро материализуется. К середине XXI века люди перестанут покидать пределы квартир, поскольку за порогом опасно. Почти все они полулежат в креслах, примерно как герои «Матрицы», и управляют двойниками-биороботами, суррогатами, которые и действуют вместо них в живом — то есть уже не вполне живом — мире. Хозяин в своём кресле дряхлеет, рыхлеет, но все по-прежнему видят его на работе молодым и красивым. Больше того: прекрасная девушка-суррогат может оказаться двойником толстого немытого мужика. В городах, впрочем, остаются островки-гетто, населённые подлинными людьми, которые принципиально против суррогатов или (как их именуют в фильме) суров, снабжают свои лавчонки надписями «только для людей» и ведут себя, надо сказать, по-сектантски агрессивно.

Скажете, ерунда? Но, во-первых, власть виртуальной реальности давно не на шутку пугает многих умных людей. Во-вторых, интернет и сейчас переполнен такими же сурами, виртуальными «вторыми я» с лицами прекрасных девушек и юношей. А кто там скрывается за этими лицами? Но, как всякое произведение в жанре киберпанка, «Суррогаты» не только об угрозе компьютерной реальности для человечества,  но и о новом тоталитаризме, глобальных слежке и контроле, порождённых новейшими технологиями. Как во всяком произведении киберпанка, творцом тоталитаризма в «Сурах» оказывается мегакорпорация, подсадившая мир на очередную виртуальную иглу.

 

«Время». 2011. Режиссёр Эндрю Никкол

Оригинальное название «Времени» — In Time, то есть вовремя, не поздно. Не опоздать — постоянная цель персонажей. Опоздать, значит, умереть. Потому что они обитают в том грядущем, где человек благодаря генетическим экспериментам может жить вечно и всегда выглядеть на 25. Одна беда: время в этом будущем — деньги. В прямом смысле слова. Временем выдают жалованье. Временем расплачиваются. На руке у каждого тикает счётчик. Если на счётчике нули — человек падает замертво.

Стоит заметить, что Эндрю Никкол — один из главных спецов в жанре антиутопии. Именно он написал сценарий знаменитого «Шоу Трумана», где персонаж Джима Керри не подозревает, что с самого рождения — герой реалити-шоу, за которым следит весь мир, а окружающие его якобы родственники, друзья, сослуживцы — сплошь актеры. Именно он снял «Гаттаку», где люди будущего поделены на генетическую элиту и остальных, и пытаться тайно затесаться в элиту — это уголовное преступление.

Во «Времени» тоже есть элита и есть остальные. Счётчик на руке ровно в 25 лет начинает тикать у всех. Но у представителей элиты на нём десятки и сотни лет, которые можно пополнять. А у остальных — хорошо если месяц, а так обычно день-два, что заставляет постоянно спешить и стараться подзаработать. Чашка кофе стоит четыре минуты жизни. Поездка на автобусе — час-два. Номер в пятизвёздном отеле — два месяца. Крутой кабриолет — пятьдесят девять лет плюс налог.

Время воруют. За время убивают. Ведь стоимость жизни неуклонно растёт: элите важно, чтобы простые люди побыстрее тратили своё время и умирали. Причина меркантильна: запасов на Земле на всех не хватит. В сущности, это фильм о несправедливости, доведённой до максимума. О том, что в ситуации, когда земных запасов точно вскоре на всех не хватит и возможны войны за еду и воду, даже самый что ни на есть цивилизованный мир может забыть о политкорректности и начать защищать свои блага и интересы эгоистично и цинично.

 

Голодные игры. Две первые серии вышли в 2012 и 2013 годах, режиссёры соответственно Гэри Росс и Френсис Лоуренс, две новые и последние появятся в 2014-м и 2015-м.

 

Экранизация трилогии Сьюзен Коллинз, заслужившей похвалы Стивена Кинга и больше двух лет входившей в список бестселлеров The New York Times, стала лучшей молодёжной антиутопией новейших времен.

Голодные игры. 2012 г. Режиссер Гэри Росс

Действие, понятно, развивается в плохом будущем — правда, из фильмов не вполне ясно (а в книгах это растолковано чётко), что вымышленная страна будущего расположена на территории нынешних США, уничтоженных войнами и природными катаклизмами. В этой стране есть богатый центр, Капитолий, и подчинённые ему нищие двенадцать округов — дистриктов. Раз в год дистрикты обязаны посылать по юноше и девушке в возрасте от 12 до 18 лет на заклание властям — для участия в кровавой бойне под названием «Голодные игры». За этим реалити-шоу в прямом эфире наблюдают все. Из двадцати четырёх конкурсантов, заброшенных в жуткие природные и погодные условия, в живых может остаться лишь один. Выстоит ли он потому, что закалён и найдёт источники воды и пищи, или потому, что убьёт остальных (в том числе и напарника из своего же дистрикта) — это не важно. Игры подаются как воспитание духа. Но на деле для Капитолия это ещё один способ унизить подчинённых сограждан, показать, кто в лавке хозяин.

Голодные игры. 2013 г. Режиссер Френсис Лоуренс

Одна из главных тем «Игр» — геббельсовщина: безудержное и бесстыдное официальное вранье, идеологическое манипулирование массами. Президент страны говорит в фильме, что нищими окраинами можно было бы управлять и с помощью одного лишь страха. Но есть сила, гораздо более эффективная для контроля и управления: надежда. Нищим нужно дать надежду на то, что кто-то один всё-таки сможет вырваться. Полицейские в «Играх» именуются миротворцами — это уже не только Геббельс, но и Оруэлл. Говорите, «Игры» — чисто развлекательная картина? Как посмотреть.

См. также
Все материалы Культпросвета