Показать меню
Ландшафт
Через какую ограду перепрыгивал герой
Аминадав Каневский. Иллюстрация к "Мойдодыру". 1944

Через какую ограду перепрыгивал герой "Мойдодыра"

Про 190 см. в разных измерениях

10 апреля 2017 Кира Гордиенко

Не глупа была Екатерина II, когда Таврический сад заняла под свою резиденцию и предпочитала его всем местам для прогулок в межсезонье. Даже писала барону М. Гримму, что для осени и весны нельзя желать ничего лучшего. Обжилась там — гуляй, не хочу. Мы не царские особы и подстраиваем свои порывы посетить один из прекраснейших садов Петербурга под придуманные администрацией часы работы. А иной раз получается, что только подойдешь к воротам, а сад то на просушку закрыт, то на ночь. Неприятно. Сразу вспоминаются строчки из Чуковского:

Я к Таврическому саду, 
Перепрыгнул чрез ограду…

"Перепрыгнул", — говорит. "Чрез ограду", — уверяет. Размышляю, стоя у решетки, что на голову выше меня да с острыми зазубринами поверху, как же это могло произойти? В детстве казалось все просто, даже иллюстрация помогала представить.

 

Юрий Анненков. Иллюстрация к первому изданию "Мойдодыра". 1923

 

В своем дневнике Чуковский жаловался на художника Юрия Анненкова: О, как трудно выжимать рисунки из Анненкова для "Мойдодыра". Он взял деньги в начале ноября (1922 года). Потом он уехал в Москву и пропадал там три недели, потом вернулся, и я должен был ходить к нему каждое утро (теряя часы, предназначенные для писания) — будить его, проклинать, угрожать, молить — и в результате у меня есть рисунки к "Мойдодыру"!

И ведь стоило оно того! Перепрыгивает на добытой упорством Корнея Ивановича иллюстрации мальчишка, конечно, не очень ловко — повис на зазубрине, но это лишь добавляет достоверности происходящему. Не совсем выдумщиком выставляет писателя Анненков. Странно лишь то, что ограда все же отличается от оригинала, ведь проживал в те времена Анненков совсем рядом с Таврическим садом, на Захарьевской улице в доме № 5. Мог бы и с натуры нарисовать.

 

У Таврического сада. Конец 30-х

 

Лягушка, встречающая шустрого мальчишку в саду, подозрения напротив не вызывает. Живности в Таврическом саду было предостаточно во все времена, в водоемах плавали лебеди и стерлядь, по газонам бродили павлины. Персидский принц Хосров-Мирза в 1829 году подарил саду морского тюленя, которого выпустили в Большой пруд. А в начале 60-х детишек там на верблюдах катали, говорят. И обыкновенные зеленые лягушки в прудах Таврического совсем не невидаль. Чуковский, кстати, на момент написания сказки тоже проживал неподалеку, в доме № 6 по Манежному переулку, наверняка, частенько прогуливался по саду, лягушек сам наблюдал и потому одобрил.

 

 Он с Тотошей и Кокошей по аллее проходил... Аминадав Каневский. Иллюстрация к "Мойдодыру". 1944

 

Тюлени, павлины, ананасы в теплицах и прочие тропические радости, что наполняли Таврический сад, — это интересно, но происходило многим раньше, когда его периметр был ограничен лишь деревьями, газонными ограждениями и рвом. Ров был засыпан в 1863 году, так как стал рассадником малярийной заразы. Ограда же, что нас особо интересует, была изготовлена в 1896 году на заводе Сан-Галли по чертежам архитектора А.А. Бруни. С тех пор, подозреваю, тысячи хулиганов и романтиков пытаются через нее перемахнуть. В неизменном же виде, высотой 190 см, она сохранилась до наших дней:

 

 

По сказке создано два мультфильма одним режиссером Ивановым-Вано. Мультфильм черно-белый, довоенный — 1939 года.  Второй — уже в цвете создан в 1954-м. Так вот, в первом варианте решетка выглядит вполне реальной, и герой так же прилагает пусть небольшие, но усилия, что бы через нее перескочить. Сад в это время уже назывался "Парк культуры и отдыха имени Первой пятилетки", но это не помешало его идентифицировать и нарисовать решетку примерно как она есть:

 

Мойдодыр. Режиссер  Иван Петрович Иванов-Вано. 1939 

 

Иван Петрович — уроженец Москвы, неизвестно, видел ли он Таврическую ограду воочию или только на картинках, но с задачей справился. Похожа.

Но вот во второй раз с оградой происходит метаморфоза. Спустя 15 лет мультфильм наполняется красками и неожиданными трансформациями. На этот раз ограда, через которую перемахивает грязнуля, подозрительно становится похожа на решетку Летнего сада со стороны Мойки:

 

Мойдодыр. Режиссер Иван Петрович Иванов-Вано. 1954

В чем причины этой странности? Может быть, режиссер специально заменил неприступную ограду Таврического на более удобную для перескакивания да и внешне очень даже привлекательную решетку Летнего сада? Решил, что никто не заметит, ведь "Парк культуры и отдыха имени Первой пятилетки" в этом же году переименовывается в "Городской детский парк", а Таврического как бы уже и нет, можно приукрасить или даже соврать маленьким детям. А может, просто пренебрегает достоверностью, заподозрив изменения, что могли произойти за это время. Ведь за четыре года войны Таврический — Первой пятилетки — Городской детский сад довольно сильно пострадал. Прямиком в него были сброшены 43 фугасные бомбы, не говоря уж об артиллерийских снарядах, которые попадали в места, где когда-то гуляли павлины. А в 1941-м сюда рухнул целый бомбардировщик "Хейнкель", протараненный советским летчиком А. Севостьяновым. После войны проводилась масштабная реконструкция сада под руководством архитектора Гольдгора, можно было предположить, что и решетка была заменена.

 

Ограда Летнего сада. Фото автора

 

А еще вполне вероятно, что изучив, например, маршрут ленинградского ребенка, удирающего от мочалки, Иванов-Вано подумал, что "по Садовой, по Сенной" добежать до Летнего сада было бы куда быстрее и логичнее, чем до Таврического. Вот и исправил через 15 лет разом два недоразумения: укоротил путь, а заодно высоту и опасность преграды.

 

Аминадав Каневский. Иллюстрация к "Мойдодыру". 1944

 

Но все это домыслы, на самом же деле решетка не пострадала и реконструкции подвергалась к 300-летию Санкт-Петербурга в 1999 году. Все звенья ограды сада были демонтированы, каждая опора откопана, отдельные элементы отреставрированы в заводских условиях. Тогда же при демонтаже на глубине 20–30 см от поверхности земли обнаружились и были восстановлены исторические газонные ограждения. Заодно восстановили еще одно детище архитектора Бруни — фонтан со скульптурой "Мальчик с уткой", созданный им в 1910 году.

 

Александр Бруни. Мальчик с уткой. 1910

 

То, что перемахнуть через забор можно, даже с 80 килограммами в руках, подтверждает случай, произошедший в 2008 году. В ночь с 7 на 8 сентября злоумышленники (или любители искусства) уволокли из парка скульптуру, венчающую фонтан вместе с уткой, через ограду. Это вам не чижика-пыжика с набережной спереть. Сегодня в Таврическом саду стоит копия "Мальчика" 2011 года. Оригинал, возможно, сдан на металлолом или украшает чей-то интерьер.

Как мы уже успели заметить, художники не проявили единодушия, создавая иллюстрации к "Мойдодыру". И довольно халатно отнеслись к достоверности той самой решетки. Одна была переделана слегка, две и вовсе другие. Продолжая традицию, Борис Паршин в диафильме по сказке демонстрирует нам новый вариант решетки и исключительную прыгучесть главного героя:

 

Мойдодыр. Диафильм. Художник Борис Паршин.1988

 

Тут художник так же счел ограду Летнего сада более подходящей территориально или, может, более изящной. Только взял он ту, что со стороны Невы. Сложная преграда, если учесть, что высота у нее раза в два превышает высоту Таврической. Но для спасения от разнузданной мочалки и не так попрыгаешь, видимо.

Думаю, у многих петербуржцев есть история, связанная с незаконным проникновением в Таврический сад. Или с законной попыткой из него выбраться. Ведь бывает и так, что, забывшись в садовых красотах вне бренного времени, застревают там и культурные питерские люди, и вроде как без злого умысла, а все же лезть через ограду приходится. Мне рассказывали, как два писателя (один ростом 189 см, другой 196) были вынуждены штурмовать забор, будучи замкнутыми в саду после окончания его работы, и одолели ограду с трудом, несмотря на солидные сантиметры. Никакой романтики или преступления — сплошная нужда.

Каждый знает историю про неумытого паренька, как и каждый понимает всю ответственность за запрыгивание на территорию сада или выпрыгивание из оного со скульптурами или без них. Но у меня, когда я сталкиваюсь с невозможностью проникнуть в Таврический через парадные ворота, соблазн "перескочить" ее всегда довольно велик. И вовсе не потому, что правила не писаны, а напротив, потому — что в сказке так написано:

Я к Таврическому саду, 
Перепрыгнул чрез ограду.

С младых кудрей, так сказать, усвоена эта возможность, и сколько бы реальность не охлаждала порыв, всегда где-то таится мыслишка, что если разогнаться по Садовой, по Сенной…

 

Таврический сад. 1955

 

Постскриптум

Проникнув симпатией к не очень обязательному Юрию Анненкову, мне стало интересно его отношение к Таврическому саду, не упоминал ли он его где. Ведь живя так близко, невозможно остаться равнодушным. Анненков был не только художником, но и складно писал под псевдонимом Борис Темирязев. В надежде, что там будет упоминаться сад, я прочитала его рассказ "Домик на 5-й Рождественской". Рассказ опубликован в литературном журнале русской эмиграции "Современные записки", издававшемся в Париже, номер XXXVII от 1928 года. Действие рассказа происходит в основном в 1921 году, как раз когда был написан "Мойдодыр", и было бы очень красиво найти там хоть строчку про интересующий меня сад или (о, чудо!) про его решетку. Но ожидания не оправдались, несмотря на то что Таврический располагается всего лишь в километре от 5-й Рождественской (ныне 5-я Советская), ни слова про сад там нет. Там есть верблюд Пржевальского, отдыхающий под мутным блеском Адмиралтейской иглы, есть Марсово поле, Греческий собор и синеватый Исакий. Там много смертей, и даже история про опытное сжигание в крематории. А вот Таврического сада нет, очень жаль.

 

См. также
Все материалы Культпросвета