Показать меню
Театр
Шекспир по закоулкам

Шекспир по закоулкам

450-летие главного в мире драматурга отметили в движении

30 апреля 2014 Камила Мамадназарбекова

На спектакле "Шекспир. Лабиринт" в кресле сидеть не пришлось. Зато удалось погладить котика, съесть пирожок, понюхать рыбы. Зрители блуждали среди клубов сценического дыма, надевали наушники, снимали, слушали говорящую люстру. Гигантская люстра говорит в наушниках голосом Лии Ахеджаковой, игриво подмигивает и делится своим многолетним зрительским опытом.

Поскольку мир - театр, его нужно подробнее изучить. Спектакль-путешествие в Театре Наций - повод пройтись по всем закоулкам его здания в Петровском переулке. Пароль Шекспир открыл коридоры театра, его карманы, кулисы, костюмерные и гримерные, его большую и малую сцены, зеркальное фойе и буфет и, главное, – огромный пустой зрительный зал.

Десять эпизодов путешествия – это десять фрагментов спектакля. Среди его авторов и исполнителей пластический Liquid Theatre и костромская танцевальная труппа «Диалог-данс». Тимофей Кулябин, Юрий Квятковский, Дмитрий Волкострелов – всё новые имена, режиссёры, дебютировавшие в последние несколько лет. Прогулку с Шекспиром отличает та же новизна: выставка кинетических объектов, экскурс в вымышленную биографию, исполнение оперной арии, кулинарное шоу. Среди опорных текстов в основном трагедии – «Макбет», «Гамлет», «Тит Андроник» - но и речь Тургенева о Шекспире, и поэма Варлама Шаламова «Фортинбрас» и объединяющий текст историка театра Ольги Федяниной.

Классические тексты удобны тем, что через них возможно выразить себя и свое время. Шекспир может быть радостным, как майская роза, или кровавым, как отрезанные руки Лавинии. Непритязательная публика театра «Глобус» - радовалась зловещим кошмарам и лихо закрученной интриге, а придворные интеллектуалы смаковали поэзию монологов – так говорят историки. Мы же – сосредоточенно гуляем.

Спектакль "Шекспир. Лабиринт" - это представитель нового жанра. Он называется променад-театр и в последние годы очень популярен в Великобритании. Влекомые им англичане и шотландцы бродят по холмам вокруг Эдинбурга, заброшенным замкам и супермаркетам, подземным стоянкам и развалинам известных киностудий. Действа в этих декорациях связаны с памятью места. Они делают зрителя соучастником. Театр всегда был странной формой социальной активности, но сегодня он предлагает всё более изощрённые способы быть одновременно среди людей и наедине со своими переживаниями.

Многие театральные компании в Англии работают в жанре променада. Самые известные - Punchdrunk и Dreamthinkspeak. У них есть шекспировские спектакли Sleep No More – «Уснуть и только» и The Rest Is Silence – «Дальнейшее – молчание». Национальный театр и Королевская шекспировская труппа  с удовольствием заказывают им постановки. Венецианские маски, которые носят зрители в Sleep No More, отозвались в одном из эпизодов спектакля «Шекспир.Лабиринт». Зрителям под масками анонимных писателей нужно вместе сочинить ещё одну «шекспировскую» пьесу. Простейшие коллективные действия создают атмосферу тайного общества. На это историки в наушниках сообщают о 82 возможных авторах текстов, опубликованных под именем «Шакспера из Стратфорда». 

Британские представители Променад-театра придумывают спектакль исходя из условий конкретной площадки. Для театра, разворачивающегося на местности, есть несколько общепринятых названий – site-specific, site-generic, site-responsive. Смысл один: пространства определяют действие. Историческое пространство - замок для «Гамлета». Площадь перед собором подходит для реконструкции средневековой мистерии. «Шекспир. Лабиринт» хотя и был придуман специально для Театра Наций, исходя из его конфигурации, но говорит об устройстве театра вообще.  

Этот променад получился во многом развлекательным. Но не пустоголовым. Он вдохновлён старинной идеей "весь мир - театр", и она звучит здесь по-новому. Дело даже не в том, что все мы в нём актёры. Театральное здание шекспировской эпохи представляло собой модель мира. С небесами, адом, мирскими страстями во всех проявлениях - высоких и низких. Не случайно лондонский театр назывался "Глобус". И вот одновременное присутствие в нём и высокого, и низкого - очень важно. Одним достанется детективная интрига, других осчастливит поэзия шекспировских монологов. В променаде Театра Наций напрямую это никак не отражено, хотя здесь именно "весь мир - театр" в пространственном, архитектурном и материальном смысле - тепло, еда...  Если подумать, спектакль именно так и устроен. Во-первых, он также водит нас по театральному зданию, пусть и современному, показывает будни кулис, мистифицирует их, будто бы говоря: здесь делается волшебство, и тут же разоблачает: смотрите же, вот из чего оно сделано. Во-вторых, предлагает, разные уровни восприятия шекспировской драматургии. С одной стороны, аттракцион, отрезанные руки Лавинии из раннего "Тита Андроника", которые она хотела бы отмыть от крови, и тут же остатки пирога, которым Шекспир ужинал с Яковом I -  в буфете есть и такой экспонат. С другой стороны, выставка художницы Гали Солодовниковой встроенная в спектакль, позволяет разглядеть спор о стратфордианстве - так был Шекспир или не был? А монолог люстры доносит отголоски «Бури», позволяет расслышать историю её постановок. 

Фрагменты пьес и отдельные образы Шекспира сложились в спектакле-променаде в мозаику, познавательную, как Британская энциклопедия, и увлекательную, как Музей космонавтики. «Шекспир-лабиринт» стал хорошим поводом вспомнить названия пьес, имена персонажей и любимые строчки. Променады встречались в Москве и раньше, но впервые этот сложнейший в техническом отношении жанр был исполнен на таком высоком постановочном уровне. Достойный способ избежать юбилейной пыли и замахнуться на самое святое.

См. также
Все материалы Культпросвета