Показать меню
Работа в темноте
Канн 2014: Зима режиссера Джейлана

Канн 2014: Зима режиссера Джейлана

О сходстве Чехова и Шекспира, а также об игре в Бога

19 мая 2014 Вероника Хлебникова

"Зимняя спячка" (Kis Uykusu) – пятый фильм турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана, показанный в Канне. В 2002-м он получил Гран-при за "Отчуждение". В 2011-м разделил его с братьями Дарденн, хотя фильм "Однажды в Анатолии" заслуживал единоличной Золотой пальмовой ветви. В 2008-м был признан лучшим за режиссуру "Трех обезьян".

Дарденны покажут новый фильм буквально на днях, но вот Джейлана теперь немногие рассматривают в качестве претендента на главный приз. Фильм оказался даже для каннских профи чересчур длинным – дольше трех часов. Чрезмерно разговорным – держится на трех громоздких диалогах-китах. Слишком чеховским – то есть скупым в выразительных средствах. Тем не менее, пока это лучший фильм конкурса, очень современный и поразительно своевременный, в особенности, для русской аудитории.

В сюжетных линиях "Зимней спячки" можно узнать и "Дядю Ваню", и отголоски других пьес, но еще сильнее в них ощущается не попсовый театральный Чехов, а Чехов – автор невеселых, но смешных рассказов. Именно театр – главное событие фильма. Айдин, пожилой актер в отставке, держит отель в живописных местах и владеет окрестными землями. Для бедняков, живущих в его владениях, он кара небесная. Его боятся и ненавидят. Для домашних он тиран и неизбежное рутинное зло. В собственных глазах он просвещенный пастырь, щедрый господин, мудрый отшельник, отрешившийся от сует Стамбула. Как подходят для этой роли его благородные седины, а проникновенный голос – для рассуждений о непротивлении злу. С вершины горы он вершит судьбы руками коллекторов и адвокатов, а сам излагает свои высокие взгляды в газетных колонках.

Пока Айдин ломает комедию непонятого и неоцененного великодушия, а другие действующие лица поневоле участвуют в его бездарном спектакле, Джейлан достигает мощного трагикомического эффекта. И тут оказывается, что Чехов и Шекспир соседствуют не только в русском алфавите. В отеле "Отелло" они в четыре руки аккомпанируют комедии слепоты. В резонере Айдине, который разглагольствует о благе и вере, а в действительности ненавидит и верующих, и атеистов, просто потому что самоупоение мешает ему любить кого-нибудь еще, очень легко узнается, к примеру, отечественный интеллектуал. Джейлану удался универсальный портрет современного лицемерия, не осознающего себя. Портрет сдержанный, почти безучастный. Двойные стандарты могут быть выразительно показаны на экране, но Джейлан пользуется самыми скудными средствами.

Когда в одном из эпизодов совершенно по-достоевски летит в огонь пачка денег, то это даже не выглядит достоевской экзальтацией. Всё, на что тратит силы режиссер, - это несовпадение деклараций и поступков, намерений и действий, речей о свободе и руки, протянутой холопу для поцелуя.

 

 

Как вы помните, накануне открытия Каннского кинофестиваля в Турции произошла техногенная катастрофа. На шахте близ города Сома погибли несколько сотен горняков. Никто из правительства не подал в отставку, и на пресс-конференции Джейлан не смог сдержать негодования в адрес лицемерных властей. Зато в профессии он никогда не идет на поводу у эмоций. Разве что иногда пасует перед красотой вдруг раскрывшегося мира и тогда чуть дольше задерживает взгляд на пейзаже или предмете, будто сердце остановилось. Такого почти нет в "Зимней спячке". Мир перед вступлением в зиму свертывается, съеживается. А Джейлан впервые не может или не хочет любоваться. Самые эффектные в его картине – каппадокийские пейзажи. В горах из мягкого вулканического туфа вырублены дома-пещеры. В одном из таких диковинных домов расположилась его гостиница.

Артист Халук Бильджинер создал образ старика, играющего свою последнюю роль – роль хозяина, роль бога и провалившего спектакль, как очень многие до него и даже небездарные актеры. Бильджинер играет слепоту и убожество своего самодовольного героя столь мастерски, что даже представительная внешность персонажа очень скоро становится отталкивающей, и само его присутствие на экране начинает тяготить, быть физически неприятным. Как и у Тимоти Сполла, сыгравшего главную роль в "Мистере Тернере", у Бильджинера почти нет выигрышных эффектных сцен. И хотя его роль основана на неиссякаемой говорильне, а Сполл почти весь фильм ничего не говорит, а только на разные лады хрипит, рыкает и похрюкивает, пока – это единственные претенденты на приз за мужскую роль. 

 

См. также
Все материалы Культпросвета