Показать меню
Художества
Каррара из Бергамо
Сандро Боттичелли. Портрет Джулиано де Медичи. 1478-1480

Каррара из Бергамо

О венах св. Иеронима, пальчиках св. Павла и мухе Скьявоне на выставке в Пушкинском

25 мая 2014 Людмила Бредихина

Если кто-то считает, что итальянский город Бергамо у подножья Альп знаменит исключительно грушами бергамот и веселыми жуликами типа Труффальдино (в комедии дель-арте их еще зовут «дзанни»), то это не так. Есть удивительная бергамасская живопись, которая в XV-XVI веках обрела и сохранила собственное лицо, выдержав близкое соседство с влиятельной венецианской школой. И не только с ней. Результат взаимных влияний готики и раннего Возрождения, различных итальянских школ (падуанской, феррарской, ломбардской, флорентийской) здесь заметен и причудлив. Плюс разные веяния из Франции и Северной Европы, плюс Дюрер, полюбивший Северную Италию и не без взаимности…

Рассказать об этой выставке довольно трудно, потому что каждая картина – остросюжетная история и большой пласт мировой культуры. Каждое имя – страница истории итальянского Возрождения и мировой культуры. Пизанелло из Феррары и Пезеллино из Флоренции, отец Якопо Беллини и его младший сын Джованни, энергичный Лотто, готичный Фоппа, эмблематичный Ботичелли... Бартоломео Монтанья с его грустным святым Иеронимом и не менее грустным львом (не говоря уж о грустном удоде).

Бартоломео Монтанья. Святой Иероним. Около 1515

Тридцать четыре художника, пятьдесят восемь полотен из всемирно известного собрания Академии Каррара путешествуют по миру, пока идет реставрация в академии. Наш Пушкинский музей – последний пункт этого тура, и, конечно, истинный любитель живописи не пропустит такое событие. Здесь представлено более ста лет, захватившие две эпохи Ренессанса: Кватроченто (XV век) и Квинченто (XVI век). Разнообразие манер и сюжетов удивляет, алтарные композиции соседствуют с вполне современными психологическими портретами.

Экспозиция предельно лаконична: выставка просто разделена на три зала по географически- хронологическому принципу. И это правильно. Взаимодействие школ и художников, и без того напряженная интрига, требует предельного внимания, а не спецэффектов. За эффектами лучше спуститься этажом ниже, на выставку «Искусство как профессия. Собрание Майи и Анатолия Беккерман» с зеркальными коридорами и множеством противоречивых высказываний на стенах о том, как работает современная система искусства: дилеры, музеи, коллекционеры. Ну и художники, конечно. Но вернемся в Кватроченто.

Один из самых распространенных сюжетов итальянского Возрождения – жизнь святого Иеронима, богослова и философа с трудным характером и трудной судьбой. Особо почитаемый католиками святой Иероним был напорист, даже агрессивен, но так и не увидел торжества идей, которым служил неистово. «Где твое сокровище, там и ты», - однажды туманно, но неодобрительно сказал ему Господь в одном из видений, которые постоянно посещали Иеронима. В результате тот удалился в пустыню и постарался принять мир с мудростью и смирением. Святой Иероним с картины Винченцо Фоппы, угрюмый и, кажется, заплаканный, – удивительное свидетельство о том, как трудно это бывает. «Святой Иероним» Монтаньи – пример большей уравновешенности и философического взгляда на вещи. Захотелось вспомнить и знаменитого «Святого Иеронима в пустыне» Роберти де Эрколе феррарской школы того же времени (этой картины нет на выставке), чтоб представить широкий диапазон переживаний Иеронима и возможностей Кватроченто.

Роберти де Эрколе. Святой Иероним в пустыне. Около 1470. Музей Гетти

Распятие на картине Фоппы написано на фоне восхода, а присутствие скал и воздуха так убедительны, что некоторые исследователи и сегодня считают эту картину предшественницей знаменитой «Мадонны в скалах» Леонардо 1483 года.

Хотя общепринятым выглядит противоположное мнение – скорей всего, Фоппа знал о поисках Леонардо живописной воздушной дымки, называемой сфумато.

Винченцо Фоппа. Святой Иероним. 1485-1490

Учителем Фоппы был хороший, видимо, педагог Скварчоне, который основал падуанскую школу и так умело работал с молодежью, что его ученики Андреа Мантенья, Фоппа, Скьявоне, Козимо Тура и многие другие, разъехавшись по разным городам, сделали ему имя и ввели в историю.

Джорджо Чулинович, прозванный Скьявоне. Святой Иероним. Святой Алессио. 1458-1460

«Святой Иероним» Скьявоне, художника из Ломбардии – наглядный пример того, как далеко расходились манеры учеников Скварчоне, и какого мастерства они достигали. Знакомый взгляд автора снизу вверх, совсем как у Мантеньи (пожалуй, самого знаменитого ученика Скварчоне). Влияние готики не мешает появлению перспективы или тщательно выписанного отбитого кусочка цоколя, на котором стоит святой. Детали Скьявоне выписывает так, что на ногах Иеронима хорошо видны вены. В оригинале можно увидеть даже муху в натуральную величину. Ткань же хочется тронуть и убедиться, что это обычное рубище святого отца, а не легкий шелк какого-то невероятно красивого цвета без названия.

Козимо Тура.  Мадонна с младенцем. 1475-1480

«Мадонна с младенцем» Козимо Туры из Феррары заметно отличается от всех прежде виденных мною мадонн скрытой нервозностью и тревогой. Младенец, напротив, абсолютно спокоен, хотя настроен пессимистично и выражением лица сильно напоминает Леонида Броневого в роли Велюрова.

Особенно удивил меня Маэстро деи Картеллини. Он причислен все к тому же кругу Скварчоне, но с оговоркой «не типичен для Бергамо». Маэстро – фигура виртуальная, его первый ник - Мастер 1458 (как не вспомнить Пашу 183). Неизвестно имя, неизвестна история существования во времени всех четырех его работ. Хотя удивляться, скорей, нужно тому, как за пять веков люди не утратили вообще всех имен художников и всех их работ. Люди неспокойны, они все время воюют...

Двойной портрет святых Петра и Павла Маэстро деи Картеллини удивил меня неожиданной коллажностью. Меч Павла – это ведь не живопись, а объект. Ключи Петра и его книга – тоже. Смешанная техника, сказал бы любой куратор современного искусства. Особенно актуально выглядят скульптурные пальчики Павла – они вырвались за границы деревянной плоскости.

Маэстро деи Картеллини. Святой Павел и Святой Петр. 1445-1455

Я упомянула практически один сюжет (история святого Иеронима) и практически одну тусовку (ученики Скварчоне). Это малая часть выставки «Великие живописцы Ренессанса из Академии Каррара из Бергамо». В стороне осталось много – мадонны двух Беллини, уникальная история мистического обручения святой Екатерины с Христом-младенцем от Леонардо да Винчи и она же от Лоренцо Лотто, кролики Витторе Карпаччо, портреты Морони, гипнотический покой картины Перуджино «Рождество Христово». В стороне осталось слишком много, чтобы не вернуться к этому разговору. Но если вы не видели своими глазами пальчики святого Павла, слезы в глазах Иеронима и муху Скьявоне, разговор не будет предметным. Ведь сколько ни говори «халва-халва», сладко во рту не становится.

Выставка работает по 27 июля в ГМИИ им. Пушкина.

Все материалы Культпросвета