Показать меню
Работа в темноте
Кристиан Лёвринг:

Кристиан Лёвринг: "Однажды в Америке" - тоже вестерн!

О "Спасении", игре в вестерн и женщине без языка

23 мая 2014 Екатерина Чен

В Канне вне конкурса показали обаятельный неовестерн датчанина Кристиана Лёвринга "Спасение" - The Salvation. В главной роли - самый востребованный в Европе скандинавский актер Мадс Миккельсен. Выходец из легендарной Датской киношколы, Лёвринг в конце 90-х составил компанию Ларсу фон Триеру, Сёрену Краг-Якобсену и Томасу Винтербергу по манифесту Догма-95. Строгие правила манифеста, отвергали любые артистические уловки. Лёвринг снял тогда фильм "Король жив" про то, как туристы из автобуса, застрявшего посреди африканского нигде, своими силами играют "Короля Лира". Вестерн поставил Лёвринга и его съемочную группу перед новыми правилами - противоположными «догме» канонами старинного жанра. "Спасение" вернуло их в детство с его любовью к фильмам про Дикий Запад, ковбойцам и Серджо Леоне, и с его отвращением к правилам. Лёвринг избегает ограничений, усиливая их. Если женщина Дикого Запада не должна раскрывать рта, то пусть у нее не будет и вовсе языка. Съевший мамонта на ролях свирепых викингов и целую каннскую пальму в роли отца семейства, Мадс Миккельсен, датский переселенец, мстит бандитам за семью. Его партнеры по площадке - Ева Грин, убивающая взглядом, и футболист Эрик Кантона. После успешной каннской премьеры Кристиан Лёвринг рассказал о специфике съемок вестерна в наши дни.

Кристиан Лёвринг на съемках "Спасения"

Почему вы вернулись в Африку снимать американский Запад? Пустыня так впечатлила вас на съемках фильма "Король жив"?

- Нашлась подходящая натура, причем не слишком далеко от цивилизации. Мы знали, что там есть хорошие специалисты. По-моему, это здорово и уважительно – работать именно с местными командами, а не привозить своих. Нам сразу было понятно, что в Америке снимать очень дорого, мы никогда не нашли бы такую сумму. По той же самой причине Серджо Леоне работал в Испании. Но мне испанский пейзаж показался несколько игрушечным. Если бы мы построили там деревянный город Дикого Запада, это больше походило бы на аттракцион для детишек. Впрочем, наш вестерн – отчасти тоже игра, воплощение детской мечты.

Ваши любимые классические вестерны?

- Детские впечатления всегда самые сильные, не забуду, как смотрел по телевизору Джона Форда и Сэма Пекинпа. Могу привести десятки названий, от фордовской "Моей дорогой Клементины" до его же "Искателей" и "Человека, который застрелил Либерти Вэланса". Или Куросава! "Телохранитель" - фантастическое кино. И ремейк, снятый Серджо Леоне, тоже выдающийся. Леоне, пожалуй, один из трех моих героев. Его "Однажды в Америке" - тоже вестерн, я считаю. Знаете, в молодости я даже прикинулся журналистом только для того, чтобы получить интервью у Серджо Леоне, такой я был его фанат. Между прочим, у меня в фильме вы можете насчитать штук 70 цитат и отсылок к классическим вестернам. Вот уж точно, "Спасение" - совсем не Догма-95, поскольку я воспроизвожу не реальность Дикого Запада, а мир фильмов о нем.

Ваша съемочная группа разделяет ваше отношение к вестерну?

- Все мужики на площадке радовались, как дети, потому что получили возможность подраться и пострелять. Один актер - не скажу, кто - признался мне, что понимает теперь, почему Америка никак не хочет отказываться от права на ношение оружия. Труднее было добиться взаимопонимания с лошадьми. Я работал и прежде с животными – в рекламе, но лошади – это нечто. Они никогда не делают того, о чем просит режиссер, не идут, куда им говоришь, они и сами устают, и тебе не дают расслабиться. Если у вас сцена с дюжиной скачущих всадников на общем плане – обязательно что-то пойдет не так. Нужны отличные всадники, и Мадс как раз хорош в этом деле, а перед съемками еще пару недель специально тренировался.

Мадс Миккельсен

Расскажите про персонаж Миккельсена: он уже американец или все-таки скандинав?

- Ну, в том смысле, что Мадс достигает сильного эмоционального воздействия довольно скупыми средствами, это нордический тип, но сам персонаж – скорее американец, чем датчанин. Такие, как герой Мадса, может, и не забывали своих корней, но становились частью новой, американской истории. Хотя при написании сценария мы вспоминали скандинавские саги, их строение, и находили немало общего с мифологией вестерна.

Почему вы решили оставить персонажа Евы Грин, буквально, без языка?

- Дамы в вестернах, как правило, мало разговаривают, и я подумал, что логично следующим шагом сделать так, чтоб она вообще не говорила. Наверное, в этом образе есть доля провокации, но женщинам фронтира и впрямь приходилось несладко. Героиня Евы Грин – не просто какая-то красотка, она сильная личность и выживает, как может. Ева - молодец, это ведь вызов – сыграть роль без слов, воздействовать на окружающих одним лишь гордым видом.

 

Вы усматриваете в жестоких нравах "Спасения" перекличку с сегодняшним днем, или же ваши персонажи остались где-то глубоко в истории?

- С современных позиций мы пересмотрели отношение к индейцам. В классических вестернах они зачастую злодеи, у нас же индейцы выключены из действия, хоть и отзываемся мы о них хорошо. А злодеями нас – бывшие солдаты, утратившие свою человечность. По-моему, это очень современно. Уклад жизни фронтира диктует свои условия, священник в фильме и тот признается, что был хорошим парнем, а стал плохим. В Южной Африке, где мы снимали, людям близко это ощущение, когда черное и белое меняются местами. И может так случиться, что ты лично считаешь себя гуманистом, а в обществе, где ты живешь, совсем другие правила.  

Что касается визуального ряда, как вы добивались столь насыщенного цвета, на компьютере?

- Мы пользовались компьютером, но, прежде всего, чтобы лучше спланировать бюджет. Мы сделали компьютерную раскадровку, чтобы четко понять, что нам надо выстроить и сколько у нас времени на каждую сцену. Но мне хотелось, чтобы фильм выглядел по-настоящему цветным, будто снят на пленку Техниколор, так что у нас были эскизы, сделанные масляными красками и цветными карандашами. А что касается эффектов – мы построили два десятка зданий, изображавших город, а еще где-то полсотни дорисовали в студии. Зато выстроенные "реальные" здания были не просто фасадами, они отделаны и снаружи, и внутри, у них жилой  вид. Мне кажется, это важно для актеров – работать в обитаемом пространстве, на натуре, а не в студии с зелеными экранами. 

Слышала, ваш следующий фильм будет по сценарию Ларса фон Триера?

- Я не раз говорил Ларсу, что надо бы нам сделать ужастик, и наконец услышал от него: хватит слов, пора засесть за сценарий. Сперва я задумывался о собственных "Челюстях", об ужасе, связанном с кем-то кусачим. Потом нарисовался герой, борющийся со своими внутренними демонами. Проект, впрочем, еще в самом начале, пока он условно называется «Детройт», потому что мы планируем, что действие будет происходить в Детройте. Меня привлекает игра слов: Detroit  - destroyed. Пока не знаем, куда нас заведет этот замысел. 

См. также
Все материалы Культпросвета