Показать меню
Художества
Шибер вверх
Джулия Маргарет Кэмерон. Красные и белые розы, 1865. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Шибер вверх

О выставке викторианской фотохудожницы Джулии Маргарет Кэмерон в МАММ

26 ноября 2014 Наталья Львова

В Московском доме фотографии открылась выставка Джулия Маргарет Кэмерон (1815 - 1879). Снимки привезли из собрания лондонского Музея Виктории и Альберта. Кэмерон сотрудничала с ним еще в то время, когда он назывался музеем Южного Кенсингтона. До сих пор ее работы в таком количестве можно было видеть только в репродукциях. Двести лет со дня рождения – а родилась Кэмерон в Калькутте и росла среди чайных плантаций - обязывают к более короткому знакомству с матерью шестерых детей, освоившей фотографию в 49 лет. Это был рождественский подарок.

Генри Гершель Гай Кэмерон. Портрет Джулии Маргарет Кэмерон, сделанный ее сыном, 1870. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Мокрый коллодионный (именно так пишут в научных статьях) процесс – таким способом получала фотографическое изображение Джулия Кэмерон. Первая ее камера была приблизительно размером 30х25 см, вторая - уже 38х30. На стеклянные пластины нужно было лить вязкую нитроцеллюлозу с эфиром и спиртом, с бромидами и иодидами. Пока сногсшибательно, наверное, пахнущая субстанция не начала подсыхать (а это еще и тонкое стекло в руках, и все в темноте - придумали ли уже тогда красные фотофонари?) нужно было с проворством фокусника отправить пластину в раствор с нитратом серебра, пропитать поверхность (в темноте!) спрятать в светонепроницаемую коробку. Пластина не должна высохнуть - она вмиг станет непрозрачной, а значит, с известной резвостью бежать к камере, улыбаться детям, будить заснувшую горничную, поправлять складки на драпировках, пристраивать в руки цветы  и, наконец поднять доску – шибер. И снять крышку с объектива.

И все.

С одной стороны - свет через небольшое отверстие. С другой – прекрасная, перевернутая вверх ногами картина. Не шевелиться никому. Бежать обратно (пластина все еще должна быть сырой, иначе проявитель не подействует), в темноте не промахнуться мимо ванны с проявителем, закрепить изображение и, заливая все остатками растворов, с триумфом победителя появиться в дверях лаборатории, бывшей когда-то угольным складом.

…огромное количество скатертей было испорчено пятнами , оставленными нитратами серебра, невыводимыми пятнами, подлежащими немедленному изгнанию из любого  другого, не столь снисходительного дома.

Джулия Маргарет Кэмерон. Поль и Виргиния, 1864. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Под мастерскую был приспособлен курятник: куры получили свободу и, хочу надеяться и верить, не были съедены... Их общество сменилось на компанию поэтов, пророков, художников и красивых девиц, которые, в свою очередь, увековечили эту маленькую скромную ферму.

Появление коллодионного процесса стало большим облегчением для немногочисленных в ту пору фотолюбителей. Немногим раньше, в 1826 году, Жозеф Ньепс получил первое неисчезающее изображение с помощью сплава олова и свинца, которое он покрывал природным битумом в лавандовом масле. Битум затвердевал при выдержке на свету в течение нескольких часов, а неэкспонированные участки можно было затем растворить в очищенном скипидаре. Несмотря на лавандовое масло, запах был тоже так себе. А коллодий позволял снимать достаточно быстро, по сравнению с битумом – почти моментально. До идеи применения желатина и, наконец, застывших в нем галогенов серебра еще надо было дожить - это случится только в 1871 году, за восемь лет до смерти Джулии Кэмерон.

Джулия Маргарет Кэмерон. Гершель, 1867. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Один из ее терпеливейших натурщиков и верный друг, английский астроном и физик Джон Фредерик Уильям Гершель был автором идеи применения тиосульфата натрия для растворения солей серебра и закрепления изображения. Фиксаж и сейчас это тиосульфат натрия, а термины «фотография», «негатив», «позитив» также придумал Гершель. К нему писала Кэмерон, вежливо спрашивая, не опасен ли цианид, входивший в состав ее фотохимии: это такой смертельный яд, а у меня на руках царапины?

Ее первый успех, первая победа – это портрет девочки Энни. В неоконченной автобиографии "Анналы моего стеклянного дома" упоминается, что Кэмерон просила девочку не шевелиться, иначе бедная миссис Кэмерон лишится как химических реактивов, так и собственных сил.

Джулия Маргарет Кэмерон. Энни, 1864. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

В лучших традициях ее друзей прерафаэлитов, моделями Кэмерон становились ее семья, друзья и слуги. Племянница миссис Дакворт (мать Вирджинии Вульф ) и Алиса Лидделл (прототип кэрролловской Алисы), актриса Эллен Терри, поэты Генри Лонгфелло и Альфред Теннисон, историк Томас Карлейль и сам Чарльз Дарвин. С их помощью она ставила перед камерой сцены из библейской истории, из поэтических легенд и исторических хроник. Для Теннисона были исполнены фотоиллюстрации к его "Королевским идиллиям". В служанке Мэри разглядела древнегреческую поэтессу Сафо. Дети представляли Поля и Виргинию - героев популярнейшей повести Бернардена де Сен-Пьера, над которой обрыдался сентиментальный читатель девятнадцатого века, включая поэта Константина Батюшкова.

Джулия Маргарет Кэмерон. Миссис Эрбет Дакворт, 1872. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Наш ближайший друг сэр Генри Тейлор благородно предоставил себя для моих ранних опытов. Невзирая на возможные страхи по поводу того, насколько глупо он может выглядеть благодаря моим фантазиям, он с великодушием, проистекавшим из бескорыстной любви, соглашался быть по очереди Фриаром Лоуренсом с Джульетой, Просперо с Мирандой , Артаксерксом с царицей Эстер, держал, изображая скипетр, мою кочергу и вообще делал все , о чем я его просила.

Очень похоже на затеи художницы Алисы Ивановны Порет, в Советской России устраивавшей всякие трюки и фокусы с друзьями поэтами Хармсом и Введенским. Автобиография Кэмерон не закончена, как и ее произведения. От их плавности и нерезкости создается ощущение медленного движения. Изображения плывут в пространстве, зыбкие, непрочные, бесконечные.

Джулия Маргарет Кэмерон. Сафо, 1865. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

 

Джулия Маргарет Кэмерон. Шепот музы, 1865©Victoria and Albert Museum, Лондон

 

Джулия Маргарет Кэмерон. Помона, 1872. ©The Metropolitan Museum of Art, Нью-Йорк

Этого снимка на выставке и не должно быть - он хранится не в Лондоне, а в Нью-Йорке, в собрании Музея Метрополитен. Одна из самых известных работ Кэмерон - портрет любимицы Льюиса Кэрролла, повзрослевшей Алисы Лидделл в образе римской богини подородия Помоны. Здесь ей 20 лет. Джулия Кэмерон снимала ее несколько раз в августе и сентябре 1872 года, в то время как сестры Алисы изображали дочек короля Лира. Если и есть близкие родственники у этого настойчивого прямого взгляда в объектив, то разве что у позднего Данте Габриэля Росетти.

Данте Габриэль Росетти. Венера, 1868. ©Victoria and Albert Museum, Лондон

Выставка открыта по 1 февраля 2015 года

См. также
Все материалы Культпросвета