Показать меню
Работа в темноте
Фильмы кинофестиваля 2morrow/Завтра

Фильмы кинофестиваля 2morrow/Завтра

В Музее Москвы сегодня и всю неделю

20 января 2015 Тихон Пашков

В этом году фестивальный киносезон открывают показы «Завтра/2morrow». Теперь средства на его проведение собирают сами зрители. С осени набралось на пять дней очень хорошей программы. Обыкновенно, жирные, неповоротливые от денег Минкульта фестивали, вроде Московского международного, не ломая голов, свозят с миру по нитке фестивальный ширпотреб высокого качества – общеизвестные лауреаты, призеры и номинанты валятся в кучу и, гоп-гоп – слеплен десяток звонких программ-панорам.

Фестиваль «2morrow/Завтра» отбирает качественные фильмы, в том числе лауреатов, а в то же время доставляет редкое и потому сильное удовольствие смотреть кино с чистого почти листа. Как правило, восприятие фильма подготовлено валом мнений. Даже известие о фестивальных призах – уже своего рода манипуляция и настройка зрительских ожиданий. В программе «Завтра/2morrow» подобный шлейф укорочен до минимума, даже если речь идет о призерах главных европейских фестивалей. Единственный фильм, восприятие которого вряд ли окажется чистым продуктом просмотра, вынесен в спецпоказ. Это «Нимфоманка» Ларса фон Триера, обещанная в режиссерской версии.

Фильм открытия «Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни» шведа Роя Андерссона получил Золотого венецианского льва, но о нем у нас писали ничтожно мало, за исключением специалистов в журналах-толстяках. Сама за себя говорит безупречная репутация режиссера. Андерссон снимает редко, с паузами в семь, а то и пятнадцать лет, и собирает свои трагикомические паззлы из множества историй трагикомических людей, потому что других, по всей видимости, не бывает. Несколько раз срывался в России показ украинского фильма «Племя». Мирослав Слабошпицкий дает урок дикости, красоты, молчания и языка в истории глухонемых подростков из интерната и в новейшей истории мира. А еще один швед Рубен Остлунд рассказывает историю старую, как мир, – историю потери лица в фильме «Форс-мажор», очень зрительском, злом и почти веселом, если бы не тоскливое ощущение трусости. Начинается вообще как анекдот: на горнолыжном курорте сходит лавина, муж, жена и двое детей…

Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни

Настоящий янтарь в бочке меда – также едва замеченный и тотчас забытый фильм итальянки Аличе Рорвакер «Чудеса» о людях с пасеки. Чудеса эти настолько негромкие – не громче свиста под нос, которым зачаровывает подрастающую героиню фильма ее ровесник, - что даже гран-при Каннского фестиваля не способствовал прокату фильма в России. «Чудеса» - один из восьми конкурсных фильмов. Еще два из них побывали в Канне. Медленный и почти безлюдный фильм «Хауха» аргентинца Лизандро Алонсо про любовь и пустыню в конце девятнадцатого века не столько снят, сколько снится. Французская Party Girl – это документальная реконструкция вечеринки, в которую превратила свою жизнь стриптизерша Анжелика, мать одного из троих авторов фильма, Самюэля Тейса. Анжелике уже 60, и завязывать ей уже поздно – признание, неизменно заканчивающееся призом зрительских симпатий. Американец Алекс Росс Перри пригласил на главную роль в фильм «Послушай, Филип» артиста Джейсона Шварцмана, поэтому может показаться, что ты все перепутал и смотришь кино Уэса Андерсона, у которого Шварцман часто играет комичных меланхоликов. На самом деле, кроме артиста Шварцмана у этих режиссеров мало общего. Андерсону нравится романтизировать творчество, необычных творческих людей и их необычные творческие поступки. «Послушай, Филип» ничего и никого не романтизирует, зато показывает, каково быть литератором – неловко, нелепо и чуточку стыдно.

Чудеса

Кроме конкурсной программы фестиваль покажет фильмы в нескольких параллельных секциях, включая документалистику. Секция Tomorrow посвящена экспериментам с киноязыком. И здесь тоже стоит ловить упущенный прокатный шанс – мини-сериал француза Брюно Дюмона, который никогда не снимал ни сериалов, ни коммерческого, ни семейного кино. И вот три часа «Малыша Кенкена» с детективной интригой и детьми в главных ролях. Правда, эпизоды, на которые поделен фильм Дюмона озаглавлены не по-детски и совершенно в его фирменном стиле: «Человек-зверь», «В сердце тьмы», «Дьявол во плоти», «Аллах Акбар». Приятно снова встретиться с эстонским режиссером Вейко Ыунпуу, чьи герои всегда ходят в светлых плащах не то из советских фильмов про шпионов, не то из французской «новой волны». Единственный в мире режиссер с буквы «Ы» - одно из лучших открытий Роттердамского фестиваля, показавшего его черно-белую сказку «Искушение святого Антония». Новый фильм Вейко Ыунпуу «Баллада о принятии мира» называется в честь поэмы Бертольда Брехта и отчасти тоже является героической поэмой – в том смысле, что режиссер считает героями всех, кто продолжает жить на этом свете, так мало совместимом с жизнью.

Полигон-27

Больше всего сюрпризов, конечно, в секции «Офсайд», ее кураторы привозят фильмы из отдаленных регионов родины, и это в полном смысле слова ни от чего не зависимое кино. Из Иркутска -  выборы мэра в фильме «Похабовск. Обратная сторона Сибири». Из Кабардино-Балкарии – программа студентов Александра Сокурова, ведущего мастерскую в тамошнем университете. Из Хабаровска – люди с ружьями в постядерном мире «Полигона-27». Из Якутии – «Беглый», тоже с ружьями, но температура - минус пятьдесят, и «Белый день» - тот же минус, машина не заводится, пассажиры затеряны в снегах.

Очень важно в устройстве первого в этом году отечественного кинофестиваля то, что его программа составлена по преимуществу из вечерних показов в будни и щедро дополнена дневными сеансами в выходные дни. Это замечательно вежливо по отношению не только к зрителю, но и к себе. Заполненность залов – это, конечно, в первую голову, история про самоуважение фестиваля, и только во вторую – про его доходы.

Смотрите полное расписание фестивальных показов

С 20 по 25 января в Музее Москвы

См. также
Все материалы Культпросвета