Показать меню
В объективе Натальи Львовой
В серебре - не узнать, не вернуться
Наводнение в Москве. 1908

В серебре - не узнать, не вернуться

Об истории в фотографиях и о том, у кого память лучше, и еще о разнице между правой и левой стеной

20 февраля 2015 Наталья Львова

Смотрела в Центральном Манеже работы, присланные на юбилейный конкурс фотографии «Серебряная камера». 15 лет он существует, принимает репортажи о Москве - отдельные кадры и фотоистории, целые сериалы. До объявления призов имена участников не разглашают. Поэтому назову только несколько циклов – «Испытатели», InstaMoscow, «Последние дни ЗиЛа». 

Экспозицию разделили натрое. В центральной галерее выставлена архивная коллекция из Московского дома фотографии. Слева от нее избранное призеров «Серебряной камеры» за все 15 лет. Справа - работы нынешних конкурсантов. Публика медленно движется по залу, тут нужно терпение, а потом снова собирается в центре, разглядывая старую, то есть моложе, чем сейчас, и еще не совсем растерзанную Москву. Спорят, у кого лучше память, как выглядела Москва во времена их детства и юности. Узнают и не узнают московских улиц. Нагулявшись по огромному залу, садятся перед экраном, и тут уже Москва сама приходит в движение перед ними - документальные кадры, архивная съемка почему-то обрывается на 1991-м годе, баррикадах и молодых людях на БТРах.

Родной город снимать нелегко, особенно, когда от него отрезают по кусочку, сдирают кожу, вырывают по живому с мясом и памятью. К тому же дома мы не всегда внимательны, пробегая по улицам - все ж с детства знакомо и привычно, даже выдранные из фундаментов здания не так зияют отсутствием, входят в привычку.

Фотографии на левой стене почти все сняты на пленку.  «Цифра» еще только вползала в редакционную жизнь, ей не верили, ее критиковали и первый репортаж Юрия Пальмина, снятый на цифровую камеру, вызвал  споры среди жюри, но все-таки был включен в экспозицию.

А на  противоположной стене никто уже не мыслит свою жизнь без многочисленного количества мегабайтов. Сегодняшние участники, до поры-до времени безымянные, охотно позируют перед своими работами. Кажется, первые конкурсанты были все-таки строже к себе, к своим сериям, к отбору фотографий. Кажется, прилагали больше усилий, чтобы добиться желаемых результатов.

Игорь Мухин. Тяжелое дыхание зимы, часть II. Серебряная камера - 2005

Ну, а взять серии Владимира Вяткина - как ни бейся, а снято всегда лучше, какую бы технику автор не использовал. Он словно говорит: всякому делу нужно долго учиться, чтобы начинающий фотограф не зевал «ключевой» кадр, чтобы не копался, сопя, в настройках не совсем ему известной, как неожиданно выясняется, камеры, а знал бы ее и чувствовал, как скрипач знает и понимает свой инструмент. Чтобы повторял раз от разу не получившуюся композицию, стоял на одном месте в снег и дождь, ждал нужного света. Поэтому левая стена - это те фотографии, которые мы видели во многих журналах и книгах. Игорь Мухин и его снежные московские картины. Они, конечно, вызвали кучу подражаний, а Мухин вот один и есть.

И неизвестно, есть ли у правой стороны экспозиции замах для такого прорыва. Наиболее самоуверенные могут и щелчок по носу получить, но сдвинуться вперед. Разрушать классические каноны имеет смысл только после их изучения. Иначе результат недостоверный и неубедительный. А то еще бывает столько обид: повесили не всю серию, я хотел показать, а вы... Когда-то на конкурс приносили рюкзаки отпечатков, а теперь можно зарегистрироваться в сети и «повесить» что хочешь.

Выставка начинается кадром 1900 года «Зимой у Кремля», и не Москва на  снимке вовсе, а такая спокойная, полусонная столица.

Наводнение в Москве - изображение 1908 года ничуть не пострадало от времени, такая была печать.

Могучая и ужасная Девушка с веслом Евзерихина. А новая скульптура в нашем Парке культуры выглядит хилой и нединамичной.

Э. Евзерихин. Девушка с веслом. 1936

Всегда помнила эти светящиеся безразмерные буквы «слава кпсс» - кадр знаменитого Виктора Ахломова.

Среди прошлых победителей репортажи Андрея Стенина. Его серия снимков о лагере для мигрантов в Москве была лучшей. Они из нашей теперешней жизни, в ней почти ничего не поменялось. Почти ничего. Андрея нет в живых. Он погиб на сегодняшней войне.

Идите и смотрите. Это не просто конкурс или выставка. Это часть того, что быстрее всего становится историей, в том числе историей мученичества города и его обитателей. Историей, которая бережно собирается и хранится  «Серебряной Камерой» и которую трудно будет фальсифицировать.

 

 

В. Вяткин. Поколение Москвы в лицах

 

В. Вяткин. Поколение Москвы в лицах

 

В. Вяткин. Поколение Москвы в лицах

 

В. Вяткин. Поколение Москвы в лицах

 

Испытатели

 

Испытатели

 

Испытатели

 

Испытатели

 

InstaMoscow  

 

InstaMoscow  

 

InstaMoscow  

 

InstaMoscow  

 

Последние дни ЗиЛа

 

Последние дни ЗиЛа

 

Последние дни ЗиЛа

 

Последние дни ЗиЛа

 

Последние дни ЗиЛа

 

См. также
Все материалы Культпросвета