Показать меню
Работа в темноте

"Битва за Севастополь"

Выиграна искусством у пропаганды с разгромным счетом

2 апреля 2015 Екатерина Чен

"Битва за Севастополь" режиссера Сергея Мокрицкого, известного прежде как замечательный оператор, выходит в кинотеатрах России и Украины одновременно. Фильм совместного производства двух стран и смешанного творческого состава в украинской версии называется "Незламна" – "несломленная".

Меньше всего хотелось бы, чтобы предубеждения, навязанные извращенной политической реальностью, заслонили достойное кино. А достоинства его очевидны – помимо профессиональной отваги и немалого мастерства, эмоциональная щедрость и антивоенный дух, а вернее – душа, поскольку это история о женщине на войне и великолепная актерская работа Юлии Пересильд. Украинский прокатный титр, пожалуй, даже точнее отражает содержание картины, поскольку судьба человека взята крупнее, чем исторический период. Авторы уверенно избегают обобщений, не делят войну и героиню на "нашу" и "вашу", а время – на сорок первый и сорок пятый. На первом плане – человеческий характер во всей его внутренней цельности и нераздельности, которому изначально дано быть больше и сильнее обстоятельств самой непреодолимой силы.

 

Легендарный снайпер Людмила Павличенко жила в Советском Союзе и воевала за Советский Союз. Убила 309 гитлеровцев. Теряла боевых товарищей. Была ранена, комиссована. Как символ борьбы с фашизмом ее отправили с дипломатической миссией в Америку – "выбивать" у союзников второй фронт. Этим ее заокеанским турне обрамлен сюжет-портрет, а военные эпизоды даны флэшбэками, и в этом тоже заложена необходимая для рассказа дистанция. Вопрос, каково это – убить столько людей, задаст героине иностранец, не бывавший в пекле. Снайпер ответит – "Не людей, а фашистов". Выступления с трибуны перед американскими военными, беседы в Белом Доме с первой леди Элеонорой Рузвельт, может быть, не столь снайперски точны, но это обратная медаль того же долга – родину защищать.

Что труднее – отвечать на вопрос, каково выбраться из осажденного города, где остались умирать твои друзья, или отдуваться перед американскими журналистами за Финскую кампанию, отвечать на обвинение "СССР – агрессор"? За Финскую героиня точно не в ответе. Как и за решение командования оставить Одессу и Севастополь после многих дней тяжелой обороны. Работа над фильмом велась на основе архивов и дневников очевидцев, но это прерогатива военных историков рассуждать про промахи генералитета и цинизм, про несостоявшуюся эвакуацию защитников города. Камера фиксирует лишь то, что видела сама героиня. В штабе при споре морских и сухопутных о единой форме он стала свидетельницей недопонимания командующих, спаслась в числе немногих на подлодке и, должно быть, даже помыслить не могла, что почти никого, кроме комсостава, не вывезут, бросят на севастопольском пирсе. Снайпер Павличенко – современница этой трагедии, но фильм про то, что человек равен только себе, а реального своего масштаба не знает никто, в том числе, и ты сам.

 

Сцены боев сделаны зрелищно, как подобает блокбастеру. Но вы не увидите здесь смакования массовых атак, авиаударов, взрывов и артобстрелов ради чистого удовольствия от грамотно выстроенного спецэффекта. Гораздо сильнее впечатляет дающийся сегодня немногим лаконизм сцен, таких как, например, стопор танка из винтовки – тремя выстрелами, как инструктор научил: два в бронированное стекло и третий – в механика-водителя. Или эпизод с многодневной дуэлью-засадой – прицел в прицел с немецким снайпером, про которого тоже в газетах писали. Или крупный план севастопольской девчушки, декламирующей с дикой страстью, от которой не по себе, стих о ненависти к врагу.

Каждый сданный город для Павличенко сопряжен с физической болью, с личной раной, с кровью, с потерей близкого человека и, кажется даже, что и с потерей себя. Вспоминается, конечно, великий фильм Ларисы Шепитько "Крылья": героиня Майи Булгаковой, летчица, героиня войны, останавливается у музейного стенда, посвященного гибели ее эскадрильи, и какой-то пионер спрашивает, тыча в портрет единственной оставшейся в живых: а она тоже погибла? И героиня не может на это ничего возразить.

 

Подлинно интернациональная съемочная группа "Битвы за Севастополь" выглядит единой, вопреки сегодняшней атмосфере разжигания ненависти, агрессии и розни. Сдержанная, далекая от пафоса, но в то же время пронзительная интонация картины достигнута, во многом, благодаря актерам. Тонкие, человечные работы Олега Василькова, Евгения Цыганова, Никиты Тарасова, Полины Пахомовой, Джоан Блэкхем, сыгравшей Элеонору Рузвельт, приближают персонажей к зрителю и берегут фильм от архаической патины, от бряцающей фальши и от неуместного глянца, нагло подавляющего все без исключения костюмные ретро-ленты и военные реконструкции последнего времени. Главной победой признаем Юлию Пересильд в роли снайпера Павличенко. Вряд ли кто-нибудь, хотя бы отчасти знакомый с ее ролями, особенно театральными, мог усомниться в точности ее попадания в образ. Гораздо сложнее было ожидать этого в целом от фильма, на наше счастье, получившегося и состоявшегося – будто по старой присказке: и пуля не дура, когда глаз не дурак.

См. также
Все материалы Культпросвета