Показать меню
Работа в темноте
Черч

Черч

Готический рассказ о Дейле Купере, Лоре Палмер, газете Сегодня и кладбище домашних животных

22 мая 2017 Максим Андреев

К премьере новых серий "Твин Пикс" – рассказ Максима Андреева, впервые опубликованный у нас в апреле 2015 года.

На этой неделе исполнилось 25 лет со дня американской премьеры сериала "Твин Пикс" Дэвида Линча и Марка Фроста. А в России сказочная шутиха взорвалась, разбросав волшебные искры и тлеющие угли, через три с половиной года, в ночь с 4 на 5 ноября на ГТРК "Останкино". Под дьявольскую музыку Анджело Бадаламенти и ангельский голос Джули Круз Москва, Питер, Саратов, города и сёла медленно, но верно начали превращаться в Двойные Вершины. Одна вершина – смурые дни, работа, метро, троллейбус, улица, кошки, телевизор, одинокая постель. Другая – розовые гостиницы, зеленые кемпинги, синий лес, голубой водопад, малиновые птицы, красные, в черном Вигваме, сны. Максим Андреев вспомнил, как все начиналось.

 

 

 

Двадцать с хвостиком лет назад, в далеком 94-м, во времена премьерного показа на российском ТВ сериала Дэвида Линча, газета "Сегодня" публиковала диалоги про "Твин Пикс":  каждый вторник, через два дня после очередных серий. Их читали чуть не все, кто смотрел сериал, и в отдел искусств приходили мешки писем. Среди них выделялись письма одной поклонницы "Твин Пикса" – очень красивые, эмоциональные, почти любовные – как бы агенту Куперу от лица Лоры Палмер.

Я не знаю человека. Агент Купер не знает Лору Палмер. Бумага – на бумаге имя. Телефонный звонок – Лора Палмер – впервые имя. Вечер. Это красиво. Троллейбус, улица, кошки (2 шт.), телевизор, газета "Сегодня", спать.

В письмах девушка, называвшая себя Лорой, полностью идентифицировала себя с Лорой Палмер, приписывая себе все ее достоинства и пороки, тайные страсти и беспутства. Агент Купер на письма не отвечал.

 

 

 

Прошел год, полтора, даже, наверное, два, у агента Купера наступил очень сложный период в жизни, что-то вроде личной драмы: на долгих три года он расстался с любимой Дайаной, водка, черный кофе и вишневые пироги не помогали, и, чтобы заглушить глухой стук скворчонка в виске, все время встречался с разными странными девушками, одной страннее другой. По странному совпадению, у всех девушек были домашние животные. Например, с вдовой актера К., актрисой П. Купер ездил на "Кинотавр" (Марк Григорьевич, только я не один приеду, с невестой, ладно?), а мама Купера на это время переезжала в недавно опустевшую готическую комнату с расписными стенами и поднебесным потолком и ухаживала там за собакой и кошкой К., Зиной и Носферату. Зина беспрестанно выла на дверь, а Носферату сидел на окне – ждали хозяина. – Угааа? – тоскливо спрашивала Зина. –Угааа, – отвечал Носферату. – Угаааааа. Но хозяин не шел, потому что лежал в твердой мерзлой земле, на Кунцевском кладбище.

 

 

 

И вот как-то вечером одиночество комом подкатило под горло, Купер вспомнил про Лору Палмер, троллейбус, улицу и кошек (2 шт.), достал аккуратно завернутые в целлофан письма, позвонил в 09 и узнал телефон адресата. Набрал номер.

– Здрасьте, Лора, это Дейл Купер из газеты "Сегодня".

И услышал в ответ:

– Дураки! Сколько можно меня разыгрывать! Что за кретинский юмор! Придумали бы уже что-нибудь новенькое!

 

 

 

– Лора, это правда Дейл Купер, честное слово.
– Врете! Идиоты! Как вы мне надоели! Ненавижу вас!
– Лора, ну, честное фэбээровское, ну как мне вам доказать, что это я?
– Доказать?! Ну, пожалуйста! Ну, скажите, как зовут пресс-атташе компании "Гемини-фильм"?! Не знаете?! Гады вы, сволочи!

Пресс-атташе "Гемини-фильм" был добрый куперовский приятель, постоянный персонаж "сегодняшних" текстов, ныне продюсер. И Купер сказал:

– Его зовут Фикс. Сергей Фикс.

И тут телефонная трубка взорвалась восторженным криком:

– Угааа!!! Вы – Дейл, Дейл Купер!!! Угаааааа!!! Вы можете прямо сейчас приехать ко мне домой, в Свиблово?! Пожалуйста, возьмите такси и приезжайте, ладно?! Только быстрее, я жду!

Ехать ночью к незнакомому человеку было страшновато: интернета не существовало, и нельзя было посмотреть Лорину аватарку или почитать статусы, но скворчонок в виске не утихал, и Купер поймал такси.

Первое, что увидел Дейл в Свиблово, были мутные желто-зеленые глаза необычайно крупного черного как смоль кота (1 шт.) в полутемной прихожей. Кот прижимал уши и медленно покачивался взад-вперед, как пьяный, словно пытался загипнотизировать жертву. Его звали Черч – в честь Черча, похороненного на краю Чертового болота, на Кладбище домашних животных. А потом из тени квартиры, в желтый кружок света от тусклой лампочки на потолке вплыла Лора в черном платье в пол, похожая на своего экранного прототипа – только с огромными черными глазами, под цвет смоляных волос.

Купер остался в Свиблово надолго: утром уезжал в редакцию, поздно вечером возвращался к Лоре.

 

 

 

Лора была красивая, но очень, очень странная, страньше других: кормила Купера и Черча ужином, затем тащила Купера на скрипучую кровать заниматься любовью; Черч наблюдал за ними со шкафа и ритмично раскачивался взад-вперед. Лора привязывала Купера хлястиком от халата к спинке кровати, кричала, душила, щипала, опять душила, опять кричала, а потом просила связать ее хлястиком и сделать больно, больно, еще больнее, ты что, дурак, не знаешь, как причинить настоящую боль?! Сейчас научу. Вот так, да, да, давай, еще, еще, еще сильнее, в черных Лориных глазах зажигались желтые точки, кровавая тьма Черного Вигвама накрывала их, а огромный Черч (1 шт.) мягко обрушивался на сплетенные тела со шкафа, прямо в момент Лориного оргазма, и говорил: Угааа. Угаааааа. А потом убегал и писал Куперу в тапочки.

В Свиблово было неуютно, тревожно – Купер нервничал, Лора, кажется, тоже. День ото дня девушка становилась все мрачнее, раздражительней, безразличней к окружающему; будто, ничто, кроме любви и боли, не занимало ее.

Ты ведь любишь меня, Дейл, скажи, ведь любишь? Тебе ведь нравится делать мне больно? Ведь верно? Ведь правильно?

Она плохо выглядела, появились мешки под глазами, после ночных утех на руках и плечах возникали все новые и новые синяки и кровоподтеки, и иногда, казалось, совсем не там, где Купер их оставлял. Пару раз Купер замечал на белой, почти прозрачной Лориной коже глубокие царапины от кошачьих когтей; казалось, даже глаза поменяли цвет, с черного на зеленый. Но особенно Купера нервировало странное несоответствие количества котов: тогда, в письмах – их было двое (2 шт.), а теперь, в квартире – Черч был один (1 шт.), совсем один. Куда девался второй, Купер почему-то спрашивать боялся.

Как-то ночью Куперу приснился карлик в красном костюме и Лора в черном платье в пол. Лора укусила Купера в мочку уха и развратно прошептала: У меня руки заламываются назад. А карлик улыбнулся: Ох, эта Лора, она полна тайн. Там, откуда мы пришли, она была…

 

 

 

Утром Купер позабыл сон.

Однажды агент ФБР, как обычно, приехал вечером в Свиблово и с порога заподозрил неладное. Тусклая лампочка в прихожей перегорела, в окно комнаты светила полная луна, рисовавшая на потолке и стенах тревожные тени. Ужина на столе не было, Лора в черном платье в пол сидела на кровати, механически вертела в руках хлястик от халата и потирала свежую царапину на щеке.

– А где Черч? – огляделся Купер.

– В целлофане, – мрачно процедила Лора. Она медленно покачивалась взад-вперед, как пьяная, и смотрела на Купера мутными желто-зелеными глазами. – Он прыгал к нам на постель, кусался, царапался, писал тебе в тапочки, и от него плохо пахло, поэтому я его отвезла в ветеринарку на Цветном и усыпила. Он там, в прихожей лежит, завернутый в целлофан, не споткнись. Поможешь мне его закопать, хорошо? Поможешь?

Я не знаю, где сейчас Лора, но завернутый в целлофан Черч (1 шт.) часто приходит ко мне по ночам.

– Земля, в которую вы меня закопали, тверже человеческого сердца, Дейл, – говорит он утробным голосом и шуршит целлофаном. – Угааа. Угаааааа.

 

 

 

Все диалоги из газеты "Сегодня", посвященные "Твин Пикс", можно почитать в ЖЖ Станислава Гридасова

 

См. также
Орки нараспашку

Орки нараспашку

О хоббите Бильбо, гноме Торине, драконе Смоге, поваре Кейси Райбеке, и о том, что случится, когда Индиана Джонс найдет Кольцо Всевластья

Все материалы Культпросвета