Показать меню
Любимые стихи
Туман
Эрнст Людвиг Кирхнер. Портрет Карла Штернхайма. 1916. MoMA, Нью-Йорк

Туман

О Карле Штернхайме, трещине и чае

19 октября 2015 Татьяна Алешичева

В городе Вена даже при худо-бедном знании немецкого и опыте скопидомства кантоваться сейчас дороже нашего раза в три, исключительно по причине взлетевшего из-за войны курса евро. Так что когда город Вена вдруг готов предоставить бесплатный кунштюк - надо пользоваться. Таковой случился в главном соборе, бесплатный органный концерт. Я решила сходить, а потом подумала: на работе засмеют. Ну, поскольку я сама работаю в соборе и пару раз в месяц по долгу службы торчу там на органных концертах - то вступать в ту же реку еще и в отпуске это уже перебор. У нас-то органисты перед концертами еще и репетируют часов с четырех, потом еще пару часов собственно фигачат, а у них не у всех, надо сказать, легкая рука - так что если вначале я чувствовала себя под эту музыку как в фильме "Солярис", то теперь скорее как в фильме "За что мне это!" Ну и получается, как в анекдоте про проститутку на курорте: вот вы представьте - выходите вы в отпуске на пляж, а там станки, станки. Но я бы все равно сходила, чтобы узнать, как оно звучит тут у этих, да перепутала день. Вместо этого блуждала в тумане в странном месте вокруг Дунайской башни, а потом все-таки сломалась и зашла на выставку гениального доходяги Шиле в Леопольде, а там были до кучи еще немецкие экспрессионисты. А австрийские музейщики же такие - назойливые: у них умри, но почувствуй атмосферу трещины истории, когда в 18-м году после окончания Первой мировой почти одновременно с разницей в месяц-два преставились Густав Климт, Отто Вагнер, Коло Мозер и Эгон Шиле, а вместе с ними как-то даже не трагично на фоне мировой трагедии войны сдох югендштиль. Поэтому у них там в музейных залах стоят стремные приборы с железяками, похожими на душ - берешь железяку, подносишь к уху, а оттуда тебе в ухо как холодный душ льется музыка Шенберга, и ты, сука, хочешь-не хочешь, а погрузишься! 

Конрад Феликсмюллер. Портрет Карла Штернхайма. 1925. Venator & Hanstein, Kельн 

Но все это суета и безделушки в сравнении со стихом, который был накорябан на двух языках на стене рядом с портретом автора по имени Карл Штернхайм*, о существовании которого я узнала только прочитав стих:

Вечерний туман затопил землю, 
Я ничего не вижу в трех шагах,
Только слышу, как шумит река.
Холодно и промозгло, как будто уже февраль,
Мимо меня проходит старуха,
И меня прошибает холодный пот.
А в Берлине, на Беренштрассе
Ты лежишь на мягких диванных подушках
Прихлебываешь чай и жуешь пирожные.

Стих называется "Туман" - и, черт возьми, как это верно.

 

*Русский перевод книги "Четыре новеллы" В. Зоргенфрея под редакцией Е. Замятина был издан единственный раз в 1923 году "Всемирной литературой" с траскрипцией имени автора - Карл Штернгейм . Прим.ред.

 

Эгон Шиле. Смерть и мужчина, 1911. Музей Леопольда, Вена

 

Эгон Шиле. Лежащая обнаженная. 1917. Альбертина, Вена

 

См. также
Все материалы Культпросвета