Показать меню
Работа в темноте
Катастрофа на Эвересте откроет 72 Венецианский кинофестиваль
Бальтазар Кормакур. "Эверест"

Катастрофа на Эвересте откроет 72 Венецианский кинофестиваль

Не столь опасны конкурсные вершины Александра Сокурова и Чарли Кауфмана

2 сентября 2015 Вероника Бруни

Большая высота чревата нехваткой кислорода как в альпинизме, так и в кинематографе. В разреженной атмосфере шедевров столь же трудно дышать. Председатель жюри Альфонсо Куарон будет судить венецианский конкурс этого года с высот своих познаний о дыхании в вакууме. Его "Гравитация", открывшая Мостру в прошлом году, вершилась в безвоздушном звездном пространстве. Куарону известно, как перетопить космический лед в зрительские слезы. Вызовет ли таянье льдов постановщик "Эвереста" исландец Бальтазар Кормакур, мы узнаем сегодня. Звездный состав "Эвереста" – Сэм Уортингтон, Джош Бролин, Джейк Джилленхол заберется на высоту полета "Боинга", чтобы разыграть микс производственной драмы с триллером. По версии постановщика, единственная причина предстоящей им катастрофы – человеческий фактор. Кислородное голодание замедляет реакцию персонажей-скалолазов и приводит к ошибкам и гибели. В мае 1996 года на Эвересте сгинула почти вся коммерческая экспедиция альпиниста Роба Холла, включая и его самого. Выживший участник Джон Кракауэр впоследствии подсчитывал в своей книге "В разреженном воздухе", что с 1921 года, когда британцы впервые пришли на гору, Эверест унес жизни более 130 человек, а это приблизительно одна смерть на каждую четверку альпинистов, достигших вершины. Кормакур опирается отчасти на другую книжку – "Восхождение", написанную русским альпинистом и проводником Анатолием Букреевым. В фильме его играет исландский артист Ингвар Эггерт Сигурдссон. Работавший под началом Скотта Фишера в составе конкурирующей экспедиции Букреев погибнет в лавине на Аннапурне полтора года спустя, но тогда в 1996-м успеет спасти троих, не пользуясь кислородными баллонами.

www.labiennale.org

Альпинист-спасатель – не единственный русский в венецианских программах. Жилец вершин Александр Сокуров представит в конкурсной программе свое видение и понимание катастрофы – фильм "Франкофония. Лувр под оккупацией", правда, сыгранный вдали от отечества, в копродукции Франции, Германии и Нидерландов. В основе картины спасительная деятельность директора Лувра Жака Жожара при коллаборационистском правительстве в годы Второй мировой. Он прячет от нацистских бонз, охочих до искусства, достояние республики в подвалах старинных французских крепостей. Ему помогает просвещенный немецкий аристократ Вольф-Меттерних. "Франкофония" существует между жанров, на грани игрового и документального кино. Сокуров монтирует архивные пленки, хронику, живописные полотна и костюмированные реконструкции с участием Бонапарта и мифологических фигур. Из данных подручных материй он кроит не вещи, но идеалы. Так было и в другом его музейном проекте "Русский ковчег". Пока цвет мировой режиссуры не щадит себя, воплощая идеи и замыслы, Сокуров проделывает обратную операцию: доморощенные фактуры расползаются под взглядом камеры Бруно Дельбоннеля, с которым Сокуров снимал "Фауста", а строгие формы непринужденно развоплощаются, оставляя на экране чистое вещество киногении. Александр Сокуров серьезно и веско обновляет разговор о катастрофе, о спасении и о драматической роли искусства, медиатора этих взаимосвязанных процессов.

 

Александр Сокуров. Франкофония

Самый ожидаемый фильм конкурса – анимационная "Аномализа" Чарли Кауфмана и Дюка Джонсона. Герой фильма, успешный бизнес-гуру объезжает страну с тренингами и замечает, что перестал различать людей, все они оказываются на одно лицо, как это уже случалось в фильме "Быть Джоном Малковичем", и на один голос, его собственный. Кауфман, создатель альтернативной фантасмагорической антропологии, автор сценариев к упомянутому "Джону Малковичу" и "Адаптации" Спайка Джонзи, "Вечному сиянию чистого разума" Гондри, представит наконец-то свой второй фильм, спустя семь лет со времен режиссерского дебюта "Синекдоха. Нью-Йорк".

Страшно интересно, что получилось у модного создателя телесериала "Настоящий детектив" Кэри Фукунаги. В его дебюте "Без имени" мексиканские мальчишки вели войну против всех. Новейшие "Безродные твари" – это банды африканских мальчишек, их пушки и ножики под властью чар злого колдуна в военной форме.

В конкурсе встретятся итальянский классик с кулаками в кармане Марко Беллоккьо и израильтянин Амос Гитай. В фильме "Здравствуй, ночь" Белоккьо некогда реконструировал хронику смерти премьер-министра Альдо Моро, похищенного Красными бригадами. И вот теперь Гитай посвятил свою хронику-реконструкцию "Рабин. Последний день" памяти Ицхака Рабина, премьер-министра, убитого за краеугольные для изрильской политики соглашения по Палестине, достигнутые в Осло. Сам Белоккьо везет в Венецию семейное кино о средневековых вампирах и нынешних безумцах его родины, курортного городка Боббио близ Пьяченцы. Буде окажется, что Белоккио совершенно нечего добавить к уже сказанному им за семьдесят пять лет жизни, "Кровь моей крови" все равно станет репликой под дых, иначе и быть не может.

 

Чарли Кауфман "Аномализа". © Paramaunt

Ветеран канадского кино Атом Эгоян покажет трагикомический триллер "Помни" о поисках нацистских преступников утлым стариком без царя в голове, но с огнестрельным оружием.

В "11 минут" уложится случай, который польский режиссер-классик Ежи Сколимовский рассмотрит с точек зрения множества персонажей в жанре черной комедии. Будучи председателем жюри Венецианского фестиваля пятилетней давности, Квентин Тарантино наградил Сколимовского специальным призом жюри за за фильм "Необходимое убийство".

В параллельной секции "Горизонты" собрана изрядная коллекция кино- и видеоавангарда этого года, подчас неказистые гибридные формы визуальных искусств. Большие премьеры будущих проктных хитов состоятся вне конкурса: Рейчел МакАдамс и Майкл Китон у Томаса Маккарти "В центре внимания", Джонни Депп в "Черной мессе" Скотта Купера. И среди этих голивудских обольстителей ленинградские повстанцы августа 1991 года в "Событии" Сергея Лозницы, чистый беспримесный кислород последней Джомолунгмы русской революции.

См. также
Все материалы Культпросвета