Показать меню
Работа в темноте
Венеция 2015: Итоги

Венеция 2015: Итоги

О достойном выборе жюри и победах без призов

13 сентября 2015 Вероника Бруни

Овеянные славой режиссеры, вошедшие в жюри Мостры, Альфонсо Куарон, Нури Бильге Джейлан, Ху Сяо-Сен и их коллеги наглядно доказали, что, настоящие таланты способны удивлять, даже если просто распределяют призовые места. Остались без наград несомненные лидеры "Франкофония" Александра Сокурова и "Рабин. Последний день" Амоса Гитая. В таком решении проявился вполне понятный и гуманный прагматизм: что очередные, пусть и престижные призы способны добавить к статусу столь заслуженных авторов? Тогда как дебютанту из Венесуэлы Лоренцо Вигасу главный приз – "Золотой лев святого Марка" за фильм "Издали" откроет новые возможности в прокате и кинопроизводстве. Чарли Кауфману пригодится Гран-при жюри, поскольку его сюрреалистические проекты не особенно торопятся финансировать, вынужденная пауза после дебюта затянулась почти на семь лет, а деньги на "Аномализу" собирали в том числе методом краудфандинга. Аргентинскому автору Пабло Траперо, который в "Клане" явно прыгнул выше своей ясной, но чересчур рассудочной головы, теперь будет легче сделать новый еще более безрассудный прыжок, опираясь на "Серебряного льва" за режиссуру. "Лев будущего" за дебют предсказуемо отправился к яростному и великолепному  "Детству лидера" Брэди Корбета, показанному в программе "Горизонтов". Разумно, что ни говори, поступил Вуди Аллен, давно отказавшийся давать свое кино в конкурсную программу Канна и с тех пор наслаждающийся многократно пожатыми лаврами вместо гипотетических пальмовых ветвей. У почтенных мастеров тем не менее есть свои и весьма почетные награды: премия Федерации европейских и средиземноморских кинокритиков FEDEORA для Александра Сокурова, премия Human Rights Nights для Амоса Гитая и премия ФИПРЕССИ для Марко Беллоккио. 

Победитель конкурса, фильм Лоренцо Вигаса "Издали" лаконичен и прост. Все напряжение сосредоточено во взглядах, которыми обмениваются главные герои, нестарый еще дантист и юный работяга из гаража, которому старший готовит ловушку. Чилийский актер Альфредо Кастро, известный по фильмам Пабло Лоррейна, ведет этот фильм как партию в оркестре, его игру невозможно отделить от целостной атмосферы фильма, его минималистской полифонии.  

Кукольная "Аномализа" Чарли Кауфмана и Дюка Джонсона сделана как фантастическая аномалия. Главный герой в горестной рутине одинаковых лиц и ровных, ничего не выражающих мужских баритонов, которыми говорят и дети, и старушки, находит разлом в мироздании. Это голос, и он принадлежит женщине (за кадром – Дженнифер Джейсон Ли). Подобная аномалия сродни религиозному экстазу, божественному откровению и обыкновенному чуду, но норма, разумеется, возьмет свое. Кукольная хрупкая мелодрама с горячим кукольным сексом в кукольной кровати гостиничного номера Цинциннати и настоящим разбитым сердцем – новый полнометражный шедевр Кауфмана и его соавтора Дюка Джонсона.

 

Чали Кауфман и Дюк Джонсон. Аномализа. www.labiennale.org

 

Зато трагикомический "Клан" Пабло Траперо находит источники зловещего смеха там, где обычно его не осмеливаются искать – в истории бойни, развернувшейся в подвалах респектабельного дома семейства Пуччо. Глава клана на протяжении многих лет промышлял похищениями и убийствами людей ради выкупа. Эта реконструкция реальных событий в годы военной диктатуры, на фоне масовых похищений, пыток и казней со стороны властей, ввиду всего невысказанного, остающегося за кадром темного политического макабра. Траперо строит гротескный фильм на контрасте семейной идиллии и прозаического насилия, легкомысленных песенок The Kinks и Creedence и невозмутимого выражения лица и ясных глаз выдающегося аргентинского комика Гильермо Франселлы, сыгравшего в "Клане" главную роль. Но Кубок Вольпи за лучшую мужскую роль получает не он, но тоже удачливый на комическом поприще выдающийся французский артист Фабрис Лукини, сыгравший судейскую каменную задницу, слегка подтаявшую от встречи с красоткой в "Горностае" Кристиана Венсана. Лирический гений Валерии Голино принес ей приз за лучшую женскую роль в изобретательном гондреске Джузеппе Гаудиньо "Ради тебя", где режиссер берется решать примерно те же задачи, что и Кауфман: черно-белый полувымышленный мир его героини должен в финале обрести цвет. Гаудиньо гораздо сентиментальнее и действует в пределах заданной лирической нормы, что не мешает Валерии Голино гнуть свою изящную линию.

 

Лука Гаудиньо. Ради тебя

 

Две картины, не вошедшие в призовой расклад, заслуживают самого пристального внимания, а вторая из них - самого искреннего восхищения. Польский ветеран кинематографа Ежи Сколимовский выдал маленький черный анекдот "11 минут" на тему случайной смерти и исследовал разновидности "падающих на голову кирпичей" в маленьких скетчах из жизни современных городских обывателей. Виртуозный рассказчик Сколимовский меняет интонации от эпизода к эпизоду, не забивая длиннотами короткое дыхание анекдота, и самая большая трагедия выглядит у него не важнее битого пикселя на мониторе не то вздремнувшего охранника, не то Господа Бога.

Дурманная, хмельная, почти бессвязная, пренебрегающая повествовательными обязанностями картина 79-летнего Марко Беллоккио "Кровь моей крови" - самое большое удовольствие нынешнего фестиваля. Фильм поделен на две части. В одной молодую монахиню из Боббио испытывают на "печать дьявола", во второй - дряхлеющий вампир противостоит намерениям русского миллионера Рикалкова купить его резиденцию в том самом монастыре. Все это снято в кристалльно-чистой тональности, как если бы балладу Nothing Else Matters исполняла бы не "Металлика", а хор небесных ангелов. В финале, кстати, ее и споют.

 

Марко Белоккио. Кровь моей крови. www.labiennale.org

 

См. также
Все материалы Культпросвета