Показать меню
Лаборатория
Путешествие Сибиллы Мериан в Суринам
Банан. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

Путешествие Сибиллы Мериан в Суринам

Какао, папайя и амфибии эпохи барокко в рисунках первой исследовательницы Нового Света

17 апреля 2017 Наталья Львова
 
В искусстве воплотясь, и чудище, и гад 

Нам все же радуют настороженный взгляд: 

Нам кисть художника являет превращенье 

Предметов мерзостных в предметы восхищенья.

Никола Буало

 

Бабушка была всегда недовольна мною. Летом нас с ней отправляли на съемную дачу в Опалиху. В мои 3-4 года, как я сейчас понимаю, она как-то пыталась меня "социализировать". Приводила мне друзей, соседских девочек, но обращалась я с ними неважно. Дружбы не получалось. Каждый день она водила меня гулять и тотчас теряла в высокой траве, где я могла сидеть бесконечно, что-то внимательно разглядывая на земле. В конце концов она придумала наряжать меня в красное платье, тогда я не терялась в зарослях. А в московском дворе за домом жили муравьи. Они везде, конечно, жили, но я каждый год заседала в одних и тех же кустах шиповника и караулила их появление после зимы. Набухали почки на деревьях, в школе поднимали пыль метлами на субботниках, объявлялась весна, а твердая пустынная корка под шиповником была необитаема. Муравьев все не было. И постепенно они выползали. Сонной, медленной цепочкой вначале, потом веселей, и с каждым теплым днем муравьиный ручей становился обстоятельней и уверенней. И значит, уже точно весна. Рядом с муравьиной территорией соседствовала моя коллекция "секретиков", огрызки разноцветных карандашей, цветная фольга от конфет, пуговицы, накрытые стеклом и полузасыпанные землей. А потом на школьном дворе, рядом с забором, появлялись жужелицы. Тут уже нужен был спичечный коробок и друзья-двоечники, до поры до времени забытые родителями на "продленке". Выдрав ногтями доску из земли, мы видели ошалевших от нападения жуков и каким цветом сияли их панцири: синим, зеленым, пурпурным. Вся эта красота тут же бросалась бежать. Но спичечный коробок заполнялся, они сердито колотились внутри, и уже были твои. Хотелось навсегда присвоить себе это сияние. Похожих оттенков потом были ящерицы в Западной Сахаре: черный строгий костюм, а на голове и спине – белые у одних, красные и ярко оранжевые у других – горизонтальные полоски. Они вылезали совсем близко, казалось, их можно уже схватить и унести – совсем безобидные. Наш местный водитель с тем же азартом, что и мои детские друзья, гонялся за ними по пустыне. Ящерицы бежали с ним стометровку, а потом с невероятной ловкостью исчезали в земле.

 

Иоганна Мериан. Кайман со змеей. Иллюстрация к книге Марии Сибиллы Мериан "Превращения суринамских насекомых". 1726 

 

Для всех нас, любителей жуков, гусениц, бабочек, цветов и превосходной графики в Государственном Дарвиновском музее открыта выставка "Путешествие Сибиллы Мериан в Суринам", приуроченная к 370-летию со дня рождения этой талантливой исследовательницы Нового света, энтомолога и художника. Сибилла – дочь гравера и издателя популярного картографического цикла "Топография Германии". Одна из ее книг "Метаморфозы суринамских насекомых" хранится в музее сто лет, и теперь ее можно посмотреть под стеклом и пролистать электронную версию. После смерти художницы в 1718 году большая часть ее наследия была приобретена Петром I и привезена в Россию: Тогда купил монарх за значительную сумму живописи славной Марианны, состоящей в двух толстых книгах в Александрийский лист на пергамене, числом более 200, на коих изображены с натуры неподражаемым искусством цветы, плоды, раковины, бабочки и другие насекомые, также и произведения суринамские,  сообщает историк Иван Голиков. Следом в Петербург прибыла с мужем Георгом Гзелем ее младшая дочь Доротея обучать рисунку и заниматься первым русским музеем Кунсткамерой.

 

Портрет Сибиллы Мериан на титульном листе книги "Метаморфозы суринамских насекомых". 1726 

 

Фолиант "Метаморфоз" 1726 года издан на латыни и французском, с гравюрами, раскрашенными вручную по рисункам Марии Сибиллы Мериан и ее старшей дочери Иоганны Мериан. Красивее этих работ из Америки еще не привозили, — отзывались современники об иллюстрациях Мериан. Они и в самом деле принадлежат изящным искусствам в той же мере, что и натуральной истории. В витринах коллекции насекомых, моллюсков, зверей и птиц Суринама и Гвианы. На стенах планшеты с иллюстрациями и фрагменты из книги:

На этом рисунке можно увидеть ветку дерева какао. Его листья жесткие, грубые, зеленые, как пастбище. Это дерево можно сравнить красотой с яблоней, цветущей и плодоносящей одновременно. Его красные цветы выходят из ствола дерева с одной и другой стороны. Когда плоды еще молодые и нежные они красные, а зрелые – желтые.

 

Какао. Мария Сибилла Мериан. Метаморфозы суринамских насекомых. 1726 

 

Эту большую желтовато-зеленую гусеницу я нашла на ветке дерева какао, которым она питается. Все ее тело покрыто тонкими волосками: внизу зелеными и желтыми у верхушки. 21 июня она сплела свой кокон и превратилась в коричневую куколку. 16 сентября стала большой ночной розовой бабочкой. На ее крыльях снизу были два больших белых пятна с черной каймой, а в их центре — три такие же черные точки, причем, одна большая, другая поменьше и треугольная. Этот вид гусениц очень ядовит. Когда я ее тронула, она поранила мои пальцы, и они тут же стали фиолетовыми и синевато-багровыми, вызвав сильную боль, которая распространилась по руке вплоть до локтя. Я прибегла к помощи обычного средства — скорпионового масла и выздоровела менее чем за полчаса. Понаблюдав через микроскоп, я заметила, что гусеница покрыта точками и зелеными иглами, толстыми внизу и тонкими, черными вверху. Сломанные черные иглы, которые попали в мой палец, были причиной отравления. Скорпионовое масло — неплохое средство против уколов гусениц и других насекомых.

Это выставка про маленькую девочку, которая росла в семье гравера и всегда рисовала. Про юную женщину, чьи рисунки были лучше, чем ее мужа-художника, к его великой досаде. Про отважную даму за пятьдесят, которая прихватив младшую дочь, отправилась не на бал, а на собственные средства отплыла в 1699 году на корабле из Амстердама к берегам суринамской столицы Парамарибо, в экспедицию по тогдашней Голландской Гвиане – наблюдать, описывать и рисовать растения и любимых своих насекомых. Про открывателя Нового Света и естествоиспытателя, которая верила в то, что мохнатая и страшноватая гусеница – это наша земная жизнь, неподвижная куколка – смерть, а бабочка, что вылетает на свет, – человеческая душа.

 

 

Ананас цветущий. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Ананас — самый восхитительный среди съедобных фруктов, и справедливо поместить его на первое место и в этом произведении, и в порядке моих наблюдений. Первый рисунок представляет ананас в стадии цветения... Кстати, элегантность и красоту этого плода отмечали разные ученые. Он подробно описан господами Пизоном и Маркграфом в "Естественной истории Бразилии", Рэдом в одиннадцатой части "Сад Малабара" и Коммелином в первой части "Сад Амстердама", поэтому я отсылаю вас к трудам этих ученых и перейду к моим наблюдениям за насекомыми. На листьях изображены тараканы. Тараканы являются наиболее известными насекомыми в Америке из-за большого ущерба, который они наносят всем жителям. Сладкое их обычная пища, поэтому они очень любят этот фрукт.

 

 

Маниок и ящерица. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Это растение называется мaниок или мaниот, в Америке его называют также кассава-хлеб, так как из корня этого растения делают здесь хлеб. Растение достигает в высоту от 8 до 9 футов. Его стебли красные. Чтобы его размножать, нужно отрезать черенок — часть ствола длиной с пальмовую ветвь — и посадить, в следующем году будут плоды. Я нашла в июне 1700 года эту коричневую гусеницу на листьях маниока, которыми она питается... Для украшения моего рисунка я поместила на это растение маленькое животное, называемое "совгардом", которое со временем становится столь же большим, как крокодил, длиной в 10-14 футов. Оно питается падалью и не нападает на людей, как крокодилы. Когда приходит пора откладывать яйца, самка роет ямку в песке на берегу какой-нибудь реки, где предоставляет солнцу заботиться о кладке. Аборигены едят их яйца, столь же большие, как яйца индейки, но более вытянутые. Это животное — амфибия, живущая на суше и в воде. Если оно не находит падаль, то нападает на рыбу, а за неимением рыбы — ест муравьев и мух. Если этот трактат о насекомых понравится публике, то я смогу предложить книгу и об этих животных. 

 

 

Банан. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Эти фрукты называются в Америке "бананами". Они имеют такой же приятный вкус, как яблоки в Голландии; их едят поджаренными и свежими. Незрелые они бело-желтоватые, а зрелые — цвета лимона, как внутри, так и снаружи. Кожура этого фрукта похожа на кожуру лимона. Как виноград они собраны в гроздья; но каждое дерево несет только одну кисть в 9 или 10 ярусов, каждый ярус состоит из 12-14 фруктов, поднятых вверх. Каждая гроздь так велика, что человек может нести только ее одну. Цветок красив, он состоит из пяти толстых, как кожа, лепестков кроваво-красного цвета, внизу покрытых сизым налетом. Дерево рыхлое, подобно капусте. Ствол состоит из нескольких членений. За шесть месяцев саженцы вырастают до 13 футов в высоту, у них пропорции, как у корабельной мачты. Листья длиной более семи футов, полтора фута в ширину, они приятного зелёного цвета. Американцы выпекают из бананов хлеб. На этом дереве я нашла ярко-зеленую гусеницу и кормила ее листьями до 21 апреля, до тех пор, пока она не стала куколкой и не превратилась 10 мая в красивую ночную бабочку, которую вы видите здесь. 

 

 

Балья. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Индейцы называют это дерево "балья", оно произрастает в лесу около болотистых мест, достигая в высоту 4 или 5 футов. Его листва зеленая и грубая, как у тростника, многочисленные цветы красного цвета с тонкими прожилками. Гусеница, изображенная внизу на листе, питается; она желтая и черная, украшена полосками. 14 июня она превратилась в куколку; 21 июня выпорхнула маленькой ночной пепельной бабочкой с черными точками, как можно увидеть внизу на этой таблице. 

 

 

Перец. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Перец, или индийский перец вырастает высотой в половину человеческого роста, цветы у него белые, но фиолетовые в середине. Стебель — темно-зеленый и твердый, листья — мягкие. Плоды сначала зеленые, а затем приятного красного цвета. Я нарисовала здесь плоды четырех разных сортов, но листья и цветы одинаковые, за исключением того, что одни немного больше или меньше других, в зависимости от сорта. Вкус плодов легкий и острый. Индейцы едят их с хлебом. Голландцы нарезают маленькими кусочками и едят с мясом и рыбой, кладут в соусы, смешивая с уксусом.

Я нашла на этом растении красивую большую гусеницу. С каждой стороны у нее была красная полоса, на спине — белая, на крайнем членике у нее был рог розового цвета, и на каждом членении было желтое пятно, обведенное розовым. Гусеница ела не только листья, но и перец как таковой. 22 января она превратилась в коричневую куколку и 16 февраля — в ночную пепельно-серую бабочку с пятью золотисто-желтыми пятнами по сторонам. Она летала только в ночное время, а в течение дня отдыхала.  

 

 

Папайя. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Имеется два различных вида дерева, ветку которого я здесь изобразила. Оно плодоносит, фрукты отделены один от другого. Цветет прекрасными цветами-опылителями, в Суринаме всегда много букетов из этих цветов. Цветы же, дающие плоды, белые и маленькие, разной формы — одни овальные, другие круглые, одни большие, другие — маленькие. Когда срезаешь этот фрукт, он наполнен питательной жидкостью и черными косточками. Плод этот восхитителен на вкус, когда он зрелый — он желтый. Также его можно запекать, когда он наполовину созрел, его вкус выше всяких похвал. Фрукт этот варят в воде или просто режут и едят сырым. Ветви этого дерева хороши для украшения дома. Оно быстро растет в высоту, ствол его очень прямой и привлекателен на вид, но он не держится долго. Листья группируются на ветке очень красиво — на манер короны. Называется это дерево папайя.

 

 

Кресс и пипа суринамская. Мария Сибилла Мериан. "Превращения суринамских насекомых". 1726

 

Среди водных растений Суринама есть растение, называемое кресс, листья которого густые, причудливые и сочные. Они желто-зеленого цвета, один лист бледно-красный. Кресс напоминает шпинат, его едят как салат. Перед тем как закончить это сочинение о насекомых, я не сделаю ничего дурного, если помещу около кресса водное животное, какой-то вид жаб, у которого самка несет своих малышей на спине… Этих жаб едят негры, они считают их очень вкусным блюдом.

 

Большое спасибо за помощь в публикации Анне Васильевой, куратору выставки.

Что читать:

Н. Земон Девис. Дамы на обочине. Три женских портрета XVII века. М., 1999
Т. Долгодрова. Художница цветов и насекомых. Наше наследие, № 96, 2010
Т. Лукина. Мария Сибилла Мериан, Л., 1980

В сети о Марии Сибилле Мериан

Выставка работает по 14 мая

Государственный Дарвиновский музей: Москва. ул. Вавилова, 57

 

См. также
Строгачи

Строгачи

Об отце трех искусств и бабушке их, академии, а также о рисовании цветов, листьев и о бессмертной мебели

Все материалы Культпросвета