Показать меню
Работа в темноте
Михаэль Ханеке. Хэппи-энд
Wega Film

Михаэль Ханеке. Хэппи-энд

Каннский конкурс день за днем

24 апреля 2017 Вероника Бруни

"Хэппи-энд" (Happy End) – 12-й фильм Михаэля Ханеке, двукратного обладателя каннского золота за "Белую ленту" (Das weiße Band - Eine deutsche Kindergeschichte) в 2009-м и "Любовь" (Amour) в 2012-м. А также – краткое резюме долгой и непростой предистории его триумфа. Прежде чем попасть в основной конкурс, Ханеке трижды участвовал в параллельной каннской программе "Двухнедельник режиссеров": с "Седьмым континентом" (Der siebente Kontinent) в 1989-м, "Видеопленками Бенни" (Benny's Video) в 1992-м и "71 фрагментом хронологии случайностей" (71 Fragmente einer Chronologie des Zufalls) в 1994 году. Без наград остались "Забавные игры" (Funny Games ) в 1997 году и "Код неизвестен" (Code inconnu: Récit incomplet de divers voyages) в 2000-м. "Время волков" (Le temps du loup) показывали вне конкурса в 2003-м. Первый каннский приз – Гран-при жюри за "Пианистку" (La pianiste) он получил в 2001 году и в 2005-м признан лучшим режиссером за фильм "Скрытое" (Caché).

Ханеке формулирует суть новой картины едва ли не в библейском ключе: Целый мир вокруг нас, и мы слепы в нем. Это почти парафраз лейтмотива путевых проповедей папы Иоанна Павла II: Наши глаза открыты, чтобы видеть мир вокруг нас, отчего мы тогда столь слепы. Непопулярный и нехарактерный для Ханеке христианский тон рекламного слогана не помешал компании Les Films du Losange продать заявленный на прошлогоднем каннском кинорынке фильм более чем на 20 территорий и задолго до завершения съемок.

 

Хэппи-энд. На съемках. Wega Film

 

Картина снималась на Атлантике, в Дуэ, Кале и Дюнкерке по собственному сценарию Ханеке. О сюжете мало что известно кроме того, что неурядицы некоего буржуазного семейства соседствуют в фильме с бедственной ситуацией в лагере беженцев, расположенном неподалеку, а интонация близка фильму "Код неизвестен". Телевизионные репортажи о глобальных несчастьях и людях, бегущих от них – типичный бэкграунд ранних фильмов Ханеке. В "Видеопленках  Бенни" подросток забивает случайную знакомицу, как свинью, специальным пистолетом, а в телевизоре футбольные фанаты избивают беженцев, и сербская армия громит города. В "71 фрагменте хронологии случайностей" студент стреляет в посетителей банка и в себя, а в телевизоре сторонники Гамсахурдиа ведут огонь, американцы бомбят Сомали, и более ста тысяч человек по-прежнему бегут от войны. В сюжете фильма "Код неизвестен" наравне с парижанами участвуют африканские мигранты и румынские нелегалы. В "Скрытом" на весы сюжета против жизни француза положена жизнь алжирца. "Время волков" – темное время бедствий, когда тонкий слой цивилизованности испаряется с кожи в ожидании мифического поезда в прошлую жизнь, и где инородцев назначают врагами.

"Хэппи-энд" – это новый союз с Изабель Юппер и Жаном-Луи Трентиньяном, появившимся на снимках со съемочной площадки в инвалидной коляске. Юппер в четвертый раз работает с Ханеке. В 2001 году она получила каннский приз за актерское мастерство в "Пианистке", играла во "Времени волков", в "Любви" и возглавила жюри, присудившее "Белой ленте" Золотую пальмовую ветвь. Наконец, Матье Кассовиц, актер и кинорежиссер, автор "Ненависти", был приглашен Ханеке не иначе как по принципу избирательного сродства. По свидетельству критиков, на юбилейном 50-м Каннском кинофестивале в 1997 году их фильмы - "Убийцы" Кассовица и "Забавные игры" Ханеке – задавали тон, но Пальмовую ветвь тогда разделили Сехэй Имамура и Аббас Киаростами, оба уже покойные. А Кассовиц получил приз за режиссуру.

 

Михаэль Ханеке. Wega Film

 

Можно предположить, что скромное обаяние старой буржуазии и новое переселение народов, столкнувшись у Ханеке, могут взаимно аннигилировать. Это единственный режиссер, заслуживший право называться интеллектуалом, его умение думать чуждо морализма, не ограничено рамками политкорректности и гуманистических клише, а то, до чего он может додуматься, порождает эффект, который принято называть шоком.

Его кино исключает исключает моральные уроки, а этика становится источником визуальных аттракционов. Можно вспомнить, что Ханеке неоднократно пользовался приемом перевода трагических обстоятельств в комический регистр, а реального в фикцию и наоборот. В фильме "Код неизвестен" Жюльетт Бинош обмирает при виде младенца, забравшегося на перила балкона, но этот грубый трюк оказывается всего лишь эпизодом озвучания посредственного фильма. В "Забавных играх" персонаж кладет конец издевательствам с помощью ружья, но и это – лишь игра воображения. Хэппи-энд – это всегда желаемое, всегда компромиссное и почти всегда фиктивное производное кинематографа. То, что с ним приключится у Ханеке, будет иметь отношение не столько к нашей жизни – намеренно слепой или, вопреки желанию, зрячей, сколько к современной культуре, к ее способам видеть и монтировать видимое. И как далеко зайдет Ханеке в размышлении на сей счет, вызывает ужасное любопытство.

См. также
Эйзенштейн

Эйзенштейн

Иван Грозный как Царь-Пенис в рисунках Сергея Эйзенштейна. Фрагмент из новой книги историка Марка Кушнирова

Все материалы Культпросвета