Показать меню
Дом Пашкова
Ганди и Лев Толстой
Ганди, в веселом настроении, во время одной из демонстраций. 1928. Getty Images

Ганди и Лев Толстой

О несотрудничестве. Фрагмент из новой биографии Махатмы

5 декабря 2017

Прамод Капур, книгоиздатель и кавалер ордена Почетного легиона, выбрал эпиграфом к книге слова Альберта Эйнштейна о Ганди: Возможно, грядущие поколения не поверят, что такой человек, из плоти и крови, когда-то ходил по этой земле. Написанная Капуром и щедро проиллюстрированная биография делает фигуру Махатмы ( в переводе Великая Душа) более достоверной для этих новых поколений и не только за счет разысканий в области "плоти", но благодаря прозаическим деталям, изобилию анекдотов, которые когда-то казались незначительными и не заслуживающими внимания биографам "отца нации". Личная жизнь Ганди, его человеческое измерение удостоверены в книге перепиской с сыном Харилалом и женой Кастурбой. А в приложениях приведены письма к Черчиллю,  Гитлеру, Рузвельту.

Прамод Капур потратил шесть лет на то, чтобы сверить факты в океане комментариев и интерпретаций, разыскать прежде не упоминавшееся в труднодоступных архивах и облечь свой труд в занимательную форму. В книге собрано более 300 иллюстраций, включая шаржи, для обложки выбран снимок Ганди 1944 года.

Издание книги на русском языке, увидевшее свет этой осенью, приурочено к 70-летию независимости Индии. А 30 января 2018 года будет 70 лет со дня смерти Ганди, застреленного у особняка Бирла в Дели в возрасте 78 лет, и задолго до того объяснявшего своим последователям:  Если б кто-то застрелил меня, считая, что он избавляет мир от негодяя, он убил бы не настоящего Ганди, а того, кто представлялся ему негодяем. 

С любезного разрешения издателей мы публикуем фрагмент из книги, посвященный отношениям Ганди и Льва Толстого, давшего в одном из писем к Ганди лучший и ничуть не устаревший совет о противостоянии неправедной власти — несотрудничеством с ней. 

 

Прамод Капур. Ганди. Иллюстрированная биография. Перевод с англ. Ирины Новоселецкой. М.: СЛОВО/SLOVO, 2017

 

ГРАФ ЛЕВ ТОЛСТОЙ

Если Ганди действительно восхищался кем-то, так это Львом Толстым, знаменитым русским мыслителем и писателем. Еще в Лондоне Ганди размышлял над тем, написать ли этому великому человеку, который только что отметил свой 81-й день рождения. Он преклонялся перед Толстым, почти боготворил его. Граф Толстой, дворянин по происхождению, отказался от роскоши и власти. Ему не было равных среди европейских писателей, но он вел простой образ жизни, исповедуя собственные принципы непротивления злу. Ганди читал труды Толстого постоянно, его настольной книгой стал трактат «Царство Божие внутри вас» — он советовал его почти всем. Даже подарил один экземпляр надзирателю тюрьмы в Фольксрусте, в которую был заключен. Идеи Ганди о ненасильственном сопротивлении подкреплялись примером Толстого. Он наконец отправил письмо Толстому 1 октября 1909 г., в котором рассказал о себе, о своей кампании в Южной Африке и просил у писателя благословения. Он также просил разрешения на перепечатку и распространение 20 000 экземпляров его статьи. Она называлась «Письмо к индусу» и была написана в виде ответа молодому индийскому революционеру [Таракнату Дасу], который спрашивал Толстого, вправе ли индийцы бороться с британским господством методами силы и терроризма.

 

Портрет Толстого. Рисунок дочери, который она подарила Ганди во время его визита в Рим в декабре 1931 г.

 

Толстой ответил, что индийцы по собственной вине оказались в таком положении, ибо добровольно согласились на порабощение и сотрудничество с британцами. Если индийцы действительно хотят освободиться от англичан, писал он, им лучше воспользоваться оружием более мощным, чем ружья и терроризм, и это оружие — несотрудничество. В одном знаменательном абзаце Толстой раскритиковал одержимость индийцев своими богами: «Только освободи себя люди... от верований в рай и ад, ангелов и демонов, от перевоплощений и воскресений, от вмешательства Бога во внешнюю земную жизнь... — только освободись люди от этого губительного, одуряющего их балласта...» В своем письме Толстому Ганди спрашивал, нельзя ли исключить слово «перевоплощение» из тех религиозных понятий, которые отвергает писатель. «Перевоплощение, или переселение душ — заветная вера миллионов людей в Индии», — писал он, добавляя, что оно «объясняет многие тайны жизни». Толстой, получив письмо Ганди неделю спустя, отметил в своем дневнике: «Получил приятное письмо от индуса из Трансвааля». Через две недели он сочинил ответ. Позже Ганди напишет в «Индиан опиньон»: «Не нужно думать, что я принимаю все идеи Толстого. Я считаю его одним из своих учителей, но я, естественно, не со всеми его идеями согласен. Я всецело приемлю главный принцип его учения». Переписка между ними продолжалась. Последнее письмо Толстого к Ганди от 7 (20) сентября 1910 г. попало к адресату уже после смерти писателя, скончавшегося 7 (20) ноября 1910 г.

 

Ганди в Чампаране. 1917. Alamy

 

 

ФЕРМА ТОЛСТОГО

 

Сейчас я в основном занят шитьем сандалий. Эта работа мне нравится, и она необходима. Я уже стачал пятнадцать пар. Если тебе понадобится новая пара, пожалуйста, пришли мерки. И заодно пометь места, куда нужно вшить ремешки — то есть с внешних сторон большого пальца и мизинца.

Ганди племяннику Маганлалу

 

Когда Ганди вернулся из Англии в Южную Африку в 1909 г., политические обстоятельства подтолкнули его к основанию трудовой коммуны, где участники «пассивного сопротивления» учились бы жить простой гармоничной жизнью. Дар Германа Калленбаха — большой участок земли близ Йоханнесбурга, который Ганди нарек «Фермой Толстого», — стал необходимым импульсом развития. На Ферме Толстого поселится идеальная община сатьяграхов, которые будут жить в целомудрии и молитвах и безропотно трудиться на общее благо.

 

Ферма Толстого: основной дом, палатка и надворные сооружения

 

На ферме площадью 1100 акров были более тысячи фруктовых деревьев, родники, ручей и один дом. Позже появятся и другие дома. Калленбах стал жить на ферме вместе с Ганди и его семьей. Ганди пек хлеб, делал джемы и еще много чего. Однажды он написал другу в Индии: «Я пеку хлеб для обитателей фермы. Только что из апельсинов, растущих на ферме, сделали повидло. Я научился варить карамельный кофе... Сейчас мы занимаемся строительством». Калленбах научился у немецких монахов тачать сандалии и передал свой опыт Ганди. Будучи архитектором, он владел и плотницким ремеслом. Научил Ганди мастерить шкафы, кровати, лавки. Ганди числился также управляющим Фермы Толстого, на которой изначально поселились 40 молодых мужчин, пять женщин, трое стариков и около 30 детей. Курение и алкоголь были под запретом. Ночью все спали вместе на открытой площадке. Для Ганди сложилась идеальная ситуация: он жил в небольшой коммуне из индусов, христиан, иудеев, мусульман и парсов, истово верующих в задуманное им дело.

Однажды инцидент на ферме с участием двух девочек и нескольких мальчиков стоил Ганди бессонной ночи. Мальчики преступили грань в выражении своей любви девочкам. Утром он решил, что во избежание повторения подобного девочек стоит обрить наголо, дабы «взгляд грешника не задерживался». Такие случаи наполняли его чувством вины, и он придумал для себя наказание — он устроит голодовку. Это привело к открытию новой формы протеста, для которой он идеально подходил. Это свое «оружие» он будет эффективно применять в борьбе за независимость Индии и в дальнейшем.

 

 

 

См. также
Все материалы Культпросвета