Показать меню
Дом Пашкова
Сено Гегеля и Лескова
Иероним Босх. Воз сена. Фрагмент. 1500—1502. Прадо, Мадрид

Сено Гегеля и Лескова

Старое новое чтение к Старому Новому году

5 января 2018 Игорь Зотов

На самом деле все было не так, как отложилось в памяти. Справедливости ради признаюсь: сперва-то я прочел "Кольца Сатурна" Зебальда, и лишь затем "Манарагу" Сорокина, а все это вместе – на фоне очередного тома нескончаемого Пруста.

Но миф, с которым жить, вышел такой: разочаровавшись в Сорокине, я поклялся больше никогда в жизни не связываться с современной литературой. Nunca jamas – как говорят в таких случаях испанцы. Вместе с Россией, стозевно дышавшей еще в "Теллурии", из новой прозы Сорокина ушла сама жизнь, взамен же она (проза) обрела приставку "евро". Отставив Россию, Сорокин написал вполне заурядный евророман, в меру смешной, в меру увлекательный, каких море.

 

 

 

Зато окончательно очаровал Зебальд. Весенние "Кольца Сатурна" показались еще прекраснее "Аустерлица", прочитанного год назад. Не побоюсь сказать: для меня это идеальная проза – шагая по свету, описывать увиденное и все то с ним связанное, что приходит на ум или читано в библиотеках. Но как прекрасно уживаются вместе китайские императрицы, африканские дикие, английские военные летчики и хорватские усташи!

 

 

 

Но вот забыт Сорокин, пройден Зебальд, обретен Пруст, пришло время Лескова, которого открывать не приходилось со студенческих еще времен. И пренапрасно.

Потому что помимо чистого удовольствия, Николай Семеныч одарил меня и нешуточным текстологическим открытием. Чтобы не портить стиля, просто процитирую. Сперва из лесковского "На краю света" отрывочек про пьяницу-попа:

... доносят мне, что в соборного протоиерея воз сена в середину въехал и не может выехать. Посылаю узнавать; говорят: действительно так. Протопоп был тучный; после обедни крестил в купеческом доме и вдоволь облепихою угостился, а что от этой облепихи, что от другой тамошней ягоды, дикуши, хмель самый тяжелый и глупый. То и с этим сталось: пришел домой, часа четыре заснул, встал и, выпив жбан квасу, лег грудью на окно, чтобы поговорить с кем-то, кто внизу стоял, и вдруг… воз с сеном в него въехал. Ведь все это глупое такое, что даже противно сделается, а разделается, так, пожалуй, еще противней станет. На другой день келейник подает мне сапоги и докладывает, что «слава богу, говорит, из отца протопопа воз с сеном уже выехал».

 

Святочный рассказ "На краю света" впервые публиковался в журнале "Гражданин" к Рождеству 1876 года и в последующих номерах


– Очень рад, – говорю, – таковой радости; но подай-ка мне эту историю обстоятельно.
Оказывается, что протопоп, имевший двухэтажный дом, лег на окно, под которым были ворота, и в них в эту минуту въехал воз с сеном, причем ему, от облепихи и от сна до одури, показалось, что это в него въехало. Невероятно, но, однако, так было: credo, quia absurdum. 
Как же сего дивотворного мужа спасли?
А тоже дивотворно: встать он ни за что не соглашался, потому что в нем воз сидит; лекарь не находил лекарства против сего недуга. Тогда шаманку призвали; та повертелась, постучала и велела на дворе воз сена наложить и назад выехать; больной принял, что это из него выехало, и исцелел...

А затем из гегелевской "Энциклопедии философских наук", написанной полувеком раньше:

 ... один англичанин, воображавший, что в его теле помещается запряженный четверкой лошадей воз сена, был освобожден от этой безумной идеи одним врачом, который, заверив, будто он чувствует на ощупь этот воз и лошадей, снискал доверие помешанного, а затем, убедив его в том, что располагает средством для уменьшения размеров этих будто бы находящихся в желудке помешанного вещей, кончил тем, что дал душевнобольному рвотное; когда больного стало рвать, его подвели к окну, и как раз в тот самый момент, по предварительным распоряжениям врача, внизу от дома отъезжал воз сена, про который помешанный подумал, что он вышел вместе с рвотой...

Ай да, Семеныч, ай да сукин сын! Читал ведь Гегеля не в пересказе!

 

Валентин Серов. Портрет Николая Лескова. 1894. ГТГ, Москва

 

См. также
Все материалы Культпросвета