Показать меню
Художества
Мартин Скорсезе и варвары с юга
Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

Мартин Скорсезе и варвары с юга

О парусниках, иезуитах и японском искусстве намбан

9 января 2018 Вероника Бруни

Мартин Скорсезе в "Молчании" по роману Сюсаку Эндо следует за историческими событиями, предопределенными встречей двух цивилизаций. В фильме молодые португальские отцы-иезуиты ищут исчезнувшего в Японии наставника, а выживший – найдет вероотступника. Падре Феррейра (1580-1650) вместо мученической смерти за веру принял буддизм и японское имя, чтобы прекратить истязания новообращенных последователей-японцев. Его ученик Родригес услышит и доводы Ферррейры, и глас самого Бога, и в свой черед отречется от христианского вероисповедания и от проповеди – во имя любви к ближним, главной, как напоминает нам Скорсезе, заповеди Христа. Монах неоднократно услышит и то, что христианство не растет на ядовитой для него японской почве.

 

 Молчание. Мартин Скорсезе. 2016

 

Скорсезе ставит вопрос о вере единственно возможным  способом: если христианство не может быть истинным в каждой культуре, тогда оно не может быть правдой. Не от мира сего (и не от почвы) христианская правда проявит себя в "Молчании" самым недогматичным образом. 

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

Миссионерская деятельность европейцев достаточно отражена и в европейской литературе, и в кинематографе, но не этот малоизвестный и почти забытый эпизод краткого триумфа и последующей расплаты за навязчивость, жадность и глухоту к миру. Миссия в Японии, начинавшаяся с добрых торговых отношений и отмеченая быстрой и успешной христианизацией нескольких провинций и островов, закончилась ужасом и гибелью не только миссионеров, но и паствы. Правители-сегуны истребляли новообращенных целыми деревнями, пресекая гипотетическую возможность колонизации. Японские власти не хотели судьбы Филиппин, колонизированных испанцами. К 1639 году процесс изгнания европейцев из Японии был завершен. Лишь корейским и китайским судам дозволялось дважды в году входить в единственный порт в Нагасаки.

 

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

"Молчание" начинается на пепелище,  в том числе, культурном, кроме книги Сюсаку Эндо, других художественных источников у Скорсезе не было, если не считать книги "Кириситан-моногатари" "Повесть о христианстве", где дан сатирический портрет португальского монаха:

Из корабля появилось неизвестное существо, сходное по виду с человеком, но выглядящее, однако, гораздо более похожим на тэнгу. … Длина его носа – вот первое, что привлекло внимание: нос был похож на морскую раковину, хотя и без наростов, присосавшуюся к его лицу. Его глаза были огромны, а внутри – жёлты. Голова маленькая, на руках и ногах – длинные когти. Он был высок и черен с ног до головы, лишь нос был красен. Его зубы превосходили по длине лошадиные, а волосы были мышиного цвета. На лбу – шрам от опрокинутой винной чаши. Его речи были вовсе непонятны, голос звучал пронзительно, как крик совы…

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Доми. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

Зато предшествующий период любезного взаимопонимания и сотрудничества отражен в японском изобразительном искусстве 16 века – намбан. Его единственным сюжетом служит фантастическая встреча миров, когда японцы и португальцы впервые увидели друг друга. Странный вид людей и их неизвестного оружия впечатлил местную знать. Первые контакты двух цивилизаций были взаимовыгодны и сердечны. У японцев появились аркебузы португальского образца, танэгасима, по названию торгового острова. И новая вера – в 1549 году на южные острова прибыл сооснователь ордена иезуитов и главный в Японии католический миссионер Франциск Ксаверий. За тридцать лет возникло несколько христианских общин, крестились целыми кланами – согласно традициям, предписывающим домочадцам и слугам следовать за своим господином  в делах земных и духовных.

 

Варвары с юга. Кано Мусинобу. 1590

 

Искусство намбан и возникло, благодаря прибытию в Японию намбандзи или варваров с юга. Такое прозвище европейцы, в большинстве своем португальцы, купцы, получили от местного населения. Основное место действия – порт Нагасаки, хотя южные порты Сатсума и Хирадо также принимали суда с китайского побережья, из Макао – гавани, переданнной Китаем Португалии за помощь в борьбе с пиратами. Торговцев и миссионеров доставляют через океан большие парусники – карраки или нау, прозванные японцами "черными судами". Первая португальская каррака достигла берегов Танэгасимы в 1543 году. Теперь здесь космодром.

 

Варвары с юга. Ширма. Кано Санраку (1559 - 1635). Suntory Museum of Art

 

Художники классических школ Кано и Тоса, осваивая намбан, расписывали раздвижные ширмы-бьомбо в традиционном стиле, но на экзотические сюжеты с заграничной тематикой. В Лиссабоне в Национальном музее старинного искусства хранятся четыре великолепых экземпляра бьомбо из шести экранов каждый. Обыкновенно количество экранов варьировалось от двух до двенадцати. До прибытия португальцев на таких ширмах изображали идеализированную природу и божества. В мифологических сюжетах фигурки людей растворялись в декорациях грандиозных гор и озер. Ширмы намбан впервые развернули подробные картины жизни портовых японских городов, будто в документальном кино. Как если бы художники наблюдали лихорадочную жизнь порта и делали мгновенные зарисовки с натуры.

Слева разгружают трюмы прибывшего судна. Пышная процессия с товарами тянется вправо, африканские рабы, купцы в высоких шляпах, на плече обезьянка из Макао. Над великолепным капитаном, по индийскому обычаю, растопорщен огромный зонт.

 

 Варвары с юга. Кано Доми. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

Между двух миров – тщательно рассмотренный корабль, диво дивное для незнакомых с мореплаванием японцев. Входящие в порт огромные черные парусники нау превосходят всё, когда-либо виденное японцами. Золотой судовой фонарь, паруса убраны, на верхушках высоких мачт акробаты-матросы фокусничают с такелажем. Скрещенья канатов – будто силки, удерживающие небо. Товары из Индии и Китая в лакированных ларцах и самый ходовой из них – свитки китайских шелков.

 

Варвары с юга. Кано Мусинобу. 1590

 

К классическому стилю "небо-море-волны" пришвартовались люди в странных костюмах. Накидки, оборки, пузатые шаровары бомбачас – португальцев на востоке ни с кем не спутать. Двое в креслах курят трубки. Табак для Японии новость. Курение вскоре запретят, но местное население уже пристрастилось. В обратный путь, дождавшись благоприятствующего муссона, загружают краски, медь и чистейшее серебро, упомянутое Камоэнсом в "Лузиадах":

Здесь волею природы полновластной 
Краса земли рассветной просияла,
И серебром, блестящим столь чудесно,
Нам издавна Япония известна.

 

Варвары с юга. Ширма, фрагмент. Кано Санраку (1559 - 1635). Suntory Museum of Art

 

Разглядев человека, японские художники не освоили толп. На этих экранах бьомбо всякий персонаж, включенный в группу, – обладатель лица и характера. Восточная перспектива странно приближает к зрителю дальний план, укрупняя его. Будущие персонажи Скорсезе, долговязые силуэты в черных сутанах – неакцентированный центр композиции, традиционно избегающей центра. Их замечаешь сразу, на берегу, подле здания миссии, на крыше которого художник рисует крест.

 

Ширма Намбан, фрагмент. Кано Санраку (1559 - 1635). Suntory Museum of Art

 

Популярность иезуитов и их помощников была такова, что их фигуры стали обязательными для ширм намбан. Вместе с Богом они также принесли в Японию и новое искусство, уже не намбан, а принципы западной религиозной живописи. Западному стилю учили в мастерских, организованных иезуитами, одним из преподавателей был прибывший в Японию в 1583 году художник Джованни Николо. Ученики принимали христианство, предположительно крестился и Кано Доми, автор шедевра из лиссабонской коллекции намбан.

 

Мученики Нагасаки. Школа Джованни Никколо. Япония. 1622. Церковь святого имени Иисуса на Арджентине, Рим

 

Запрет христианства с конца 16 века и политика самоизоляции Японии от внешнего мира – сакоку – закрыли Японию для контакта вплоть до 1853 года. Искусство намбан пришло в упадок. Сохранилось несколько изображений из другой традиции, запечатлевших репрессии, и среди них – мученичество миссионеров и прихожан в Нагасаки в 1622 году. Авторство приписывают японскому христианину, очевидцу трагедии, сбежавшему в Макао. На другом свидетельстве о 26 японских мучениках, распятых в 1597 году, изображены только 23 распятия: художник-францисканец умолчал о трех мучениках иезуитах. 

 

 

26 японских мучеников. 1640. Фреска крипты разрушенной церкви св. Павла. Макао 

 

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

 

Варвары с юга. Ширма, фрагмент. Кано Санраку (1559 - 1635). Suntory Museum of Art

 

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

 

Варвары с юга. Ширма, фрагмент. Кано Санраку (1559 - 1635). Suntory Museum of Art

 

 

Варвары с юга. Фрагмент. Кано Найцзен. 1593-1600. Музей старинного искусства, Лиссабон

 

См. также
Троица

Троица

О той недостижимой планке, которую задает Андрей Рублев и видит каждый зритель Третьяковской галереи

Капитал

Капитал

О том, как деньги выше себя прыгнули в фильмах «Небраска» и «Волк с Уолл-стрит»

Все материалы Культпросвета