Показать меню
Работа в темноте
Памяти Ларисы Шепитько
Римма Маркова и Майя Булгакова. Крылья. Режиссер Лариса Шепитько. 1966

Памяти Ларисы Шепитько

Об электричестве, крыльях и идеальном

18 января 2018 Максим Семенов

Сняла мало, рано ушла из жизни, известна, но в памяти зрителя оказалась в тени более удачливых современников. Однако несколько оставшихся после нее картин – наш патент на благородство, пропуск в большой мир, где есть свет, небеса и гармония.

 

Юрий Ракша. 1977. Портрет Ларисы Шепитько (6 января 1938 - 2 июля 1979)

 

Фильмы Ларисы Шепитько могут не нравиться. Часто жесткие, даже жестокие, часто непримиримые к зрителю. Они появились в то время, когда в советское кино начали проникать грусть и разочарование. Героини Марлена Хуциева растерянно молчали в трубку, герои Марка Осепьяна осознавали трагический разрыв с прошлым (и даже Аркадий Райкин со сцены немного шутил про Антониони).

 

 

Майя Булгакова в роли Надежды Петрухиной. Крылья. 1966

 

Вот и в фильмах Шепитько принято находить своего рода экзистенциальную ноту. Но разве это так? В них нет ни разочарования, ни грусти, ни, и это самое главное, богооставленности. Да, Надежда Петрухина из "Крыльев" все никак не может вписаться в окружающую ее жизнь, мечтает о нежности, но получает только непонимание, однако стоит ей закрыть глаза, как она видит небо и лучи света, проникающие сквозь белые облака. Можно сколько угодно объяснять это ее военным прошлым, однако в кино каждый кадр вольно или невольно превращается в метафору. И вот уже мы понимаем, что помимо быта в жизни человека есть нечто еще – нечто высокое, прекрасное и идеальное.

 

Майя Булгакова. Крылья. 1966

 

Или "Родина электричества". Как похож кадр с комсомольцем Гриней, который приходит к страдающим от засухи крестьянам, на "Явление Христа народу". И разве не заканчивается картина настоящим чудом? Воду дает не техника, и не советская власть, но внезапно пошедший с неба дождь.

 

 

Борис Плотников. Восхождение. 1976

 

Или "Восхождение", фильм про партизан, за которым так отчетливо проступает житие мученика и более, рассказ о страданиях и жертве Бога. Вся та жесткость, которую мы можем обнаружить в ее фильмах, – это жесткость подлинной веры, рядом с которой каждый человек может почувствовать себя неуютно.

 

 

Восхождение. Юрий Ракша. Плакат для Берлинского кинофестиваля 1977 года, где фильм получил главный приз "Золотой медведь"

 

Классическое советское кино начала 30-х годов охотно пользовалось христианскими метафорами. Цветущие деревья и белые рубахи колхозников и комсомольцев слишком настойчиво напоминают о лоне Авраамовом, но, наследуя этой традиции, Лариса Шепитько доводит ее до логического конца. И вот на знаменах ее героев сквозь слово "Коммуна" все отчетливее проступает имя христианского Бога. Ведь если даже время веры в идеологию отступило, время веры не прошло.

 

Что смотреть:

Зной. Киргизфильм. 1963
Крылья. Мосфильм. 1966
Начало неведомого века. Родина электричества. Мосфильм. 1967
В тринадцатом часу ночи. ТО Экран. 1969
Ты и я. Мосфильм. 1971
Восхождение. Мосфильм. 1976
Прощание. 1979-1982. Завершен Элемом Климовым
Лариса. Режиссер Элем Климов. 1981
 
 
 
 
Крылья. На съемках 

 

 

Восхождение. На съемках

 

 

Ты и я. Чешский плакат. 1971

 

 

Наталья Бондарчук и Леонид Дьячков. Ты и я. 1971

 

 
"Золотой медведь" Берлинского кинофестиваля. 1977

 

 

Майя Булгакова. Крылья. 1966

 

 

Матера. Прощание. Лариса Шепитько и Стефания Станюта на съемочной площадке. 1978. Фото Микола Гнисюк

 

См. также
Все материалы Культпросвета