Показать меню
Работа в темноте
Итоги и призы Берлинале 2018
Не прикасайся ко мне. © Manekino Film

Итоги и призы Берлинале 2018

Как разглядеть Медведя, когда он не там

26 февраля 2018 Вероника Бруни

 

Главную награду 68-го Берлинского международного кинофестиваля "Золотой медведь" получила картина "Не тронь меня" (Touch Me Not) румынской дебютантки Адины Пинтилие. "Довлатов" заслуженно награжден серебряной статуэткой за артистизм решения в лице Елены Окопной, художника-постановщика этой картины.

К сожалению, вовсе без призов основного жюри остались немецкие картины, особенно сильные в этом году: и отличнейшая драма Томаса Штубера "Между рядами" (In den Gängen), и философский парадокс "Моего брата зовут Роберт, и он идиот" (Mein Bruder heißt Robert und ist ein Idiot) Филиппа Гренинга, и атмосферная ретро-баллада под солнцем Марселя накануне вторжения нацистов "Транзит" (Transit) Кристиана Петцольда по роману Анны Зегерс. 

 

Моего брата зовут Роберт, и он идиот. © 2017 Philip Gröning

 

Зато жюри под управлением Тома Тыквера оказалось чувствительным к радикальным эстетическим жестам. Если "Довлатов" – выдержанная в едином стиле изощренная киноинсталляция условных советских 70-х годов, не имеющая ничего общего с характерным для западного восприятия той эпохи соцартом, то румынский фильм, в общем-то, и не кино, а одновременно тривиальный и претенциозный объект современного искусства.

 

Довлатов. © SAGa

 

В очередной стерильный лайт-бокс запаяны болезные тела, которым по замыслу режиссера приходится страдать и одновременно рефлексировать, осознавать свои травмы, перверсии, сексуальность и асексуальность. В асептическом пространстве немолодые, в основном, персонажи этого нудного перформанса демонстрируют и препарируют свои отклонения от нормы, давая понять, какая устаревшая дрянь эта самая норма, хотя общим местом выглядят их интимные признания. Страх и неприятие тела – довольно серьезная проблема не только в contemporary art, связанная порой с инвалидностью, но ее разрешение в картине Пинтилие – на грани боди-позитива – как минимум, наивно.

 

Остров собак. © 2018 Twentieth Century Fox

 

Двум прекрасным фильмам достались призы за лучшую режиссуру – "Острову собак" Уэса Андерсона и Гран-при "Лицу" (Twarz) Малгожаты Шумовской. Беспризоные барбосы из Нагасаки у Андерсона и патлатый парень-ветерок на гремучем байке у Шумовской одинаково отправлены на свалку. Анимационная поэзия "Острова собак" складывается из обшарпанности, ветхости и тонкой выделки самых непрезентабельных материй в искусное рукоделие, столь прославившее Уэса Андерсона, на этот раз превзошедшего декоративность и  "Поезда на Дарджиллинг", и "Отеля Гран-Будапешт".

 

Лицо. © Bartosz Mronzowski

В отчасти сатирическом "Лице" нелицеприятная, но мощная поэзия складывается из тех небольших запасов мечты и надежды, которая остается у изгоя, отныне человека без лица, всеми покинутого, даже собственной матерью, углядевшей в покалеченном сыне, которому пересадили лицевые ткани, сатану. Подобно тому, как черная душа мистера Хайда проглядывала сквозь тленную оболочку доктора Джекила, в глазах нового человека-слона остаются жить веселое человеческое тепло и ангельская легкость души, столь еретически контрастирующие с безысходной рутиной существования его родни и всего это Богом забытого места, где по такому, соответственно, случаю устанвливают самую большую в Европе статую Спасителя, чей Лик, строителям придется развернуть в другую сторону.

 

Вальс Вальдхайма © Ruth Beckermann Filmproduktion

 

Второй раз в этом году на Берлинале вручалась премия Glashütte Original – Documentary Award за лучший документальный фильм в размере 50 000 евро из числа показанных в разных фестивальных секциях. Жюри в лице Синтии Жиль, куратора фестиваля DocLisboa, режиссера Ульрике Оттингер и журналиста Эрика Шлоссера наградило фильм австрийки Рут Беккерман "Вальс Вальдхайма" (Waldheims Walzer). Эпиграфом к фильму выбраны актуальные для века "постправды" слова Линкольна:  Можно все время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех. Его герой – Курт Вальдхайм, генсек ООН, друживший и и со Штатами и с СССР в эпоху холодной войны, избранный президентом Австрии, несмотря на информацию о его сотрудничестве с нацистами и бойню на территории тогдашней Югославии, отметавший обвинения в военных преступлениях взмахами своих неправдоподобных кистей жестом вампира Носферату. Рут Беккерман монтирует свое кино из огромного количества материала, в том числе – из хранящихся в личном архиве пленок с протестами против выборов, сделанных юной актвисткой Беккерман, и делает это не для того, чтобы напомнить о таких как Вальдхайм, но чтобы не забывать о нашей собственной готовности к коллаборационизму.

 

Томас Штубер. Между рядами. © Sommerhaus Filmproduktion

 

Показанный в последний день фестиваля "Между рядами"  (In den Gängen) Томаса Штубера ошеломил своим магическим реализмом. В волшебной вселенной гипермаркета встречаются мужчина и женщина, бесподобно на этом фестивале выступивший в нескольких фильмах Франц Роговский и Сандра Хюллер. На территории, где есть свои Африка и Сибирь, где трясет и бросает то в жар, то в холод, они могут всё. Вернее так, всё между ними становится танцем. За воротами – обычная жизнь, где каждого прессует по полной, а они втрескались, и им легче, но левиафан снаружи будет требовать жертв, и они будут танцевать – глазами, улыбками, прикосновениями, автопогрузчиками в чаще стеллажей под палетами разнообразных товаров. Этот фильм – чистое зрительское золото, пролетарский роман, под волшебную флейту погрузки-разгрузки уходящий по следам Тристана и Изольды в далекое и такое несбыточное "вместе".

Оба знаменитых американца, Гас Ван Сент с его комедийным байопиком "Не волнуйся, он далеко не уйдет" (Don’t Worry, He Won’t Get Far on Foot) и Стивен Содерберг с психотрилллером "Не в себе" (Unsane) оказались вдалеке от призового расклада, но отлично смотрелись в зале, будто оба автора позабыли об их репутации фестивальных тяжеловесов и сделали по легкому финту в строну зрителя. Гас Ван Сент снял свой самый легкий фильм о земляке, карикатуристе Каллахане, прославившемся легкими злыми рисунками человека, бросившего пить, справившегося с депрессией и параличом, затронувшим не только позвоночник, ноги, но также и его основной инструмент – кисти рук. Название фильму, кстати, дал рисунок двух ковбоев, разглядывающими посреди пустыни пустую инвалидную коляску. В нехарактерном для режиссера сюжете "феникс, восставший из пепла" раскрываются детали саморазрушения и потерь, которые никто кроме Ван Сента не умеет так увидеть, как это бывало, например, с Куртом Кобейном в "Последних днях", или с аптечными ковбоями и героями фильма "Мой личный штат Айдахо". Вот эту щепетильную работу невозможно не любить, как и Хоакина Феникса, сыгравшего роль Джека Каллахана.

 

© 2018 AMAZON CONTENT SERVICES LLC / Scott Patrick Green

 

Главный аттракцион фильма "Не в себе" в том, что Стивен Содерберг снял его на камеру iPhone 7 Plus с вытекающими из этого гаджета несколько странными ракурсами и полетами. Главное достоинство в том, что об этом сразу забываешь в силу того, насколько аккуратно и бережно рукопожатие древнего жанра и передовой технологии. История девушки, которая оказывается в клинике для душевнобольных один на один с ее преследователем, сделана в той мерцающей манере, когда ракурс тебе не друг, когда никому и ничему нельзя верить, все рассказчики по-своему недостоверны, все не то, чем кажется, и где бы ты не находился, все равно оказывается, что ты где-то еще. Это как с наградными медведями только что окончившегося Берлинале: мы же точно их видели там, где впоследствии их не оказалось. 

 

Стивен Содерберг. Не в себе. © Fingerprint Releasing / Bleecker Street

 

См. также
Все материалы Культпросвета