Показать меню
Работа в темноте
Что смотреть на ММКФ: Лицо
Лицо. Малгожата Шумовска. 2018. ПРОвзгляд

Что смотреть на ММКФ: Лицо

О нелицеприятном и об отличном польском фильме

20 апреля 2018 Галина Парсегова

Лицо. TwarzРежиссер Малгожата Шумовска. Польша, 2018. Гран-при жюри Берлинского кинофестиваля

Мифология лица в целом и по частям, его метаморфоз и потери часто встречается в литературе и кино. Гоголевский "Нос", например: Будь я без руки или без ноги — все бы это лучше; будь я без ушей – скверно, однако ж все сноснее; но без носа человек – черт знает что: птица не птица, гражданин не гражданин; просто возьми да и вышвырни за окошко!

Или "Портрет Дориана Грея" Оскара Уайльда: Высоко развитый интеллект уже сам по себе некоторая аномалия, он нарушает гармонию лица. Как только человек начнет мыслить, у него непропорционально вытягивается нос, или увеличивается лоб, или что-нибудь другое портит его лицо. Посмотри на выдающихся деятелей любой ученой профессии — как они уродливы! Исключение составляют, конечно, наши духовные пастыри, — но эти ведь не утруждают своих мозгов. 

"Странная история доктора Джекила и мистера Хайда" Роберта Стивенсона: Или все дело просто в том,  что чернота души проглядывает сквозь тленную оболочку и страшно ее преображает? Пожалуй, именно так, да-да, мой бедный, бедный Гарри Джекил, на лице твоего нового друга явственно видна печать Сатаны.

 

Лицо. Малгожата Шумовска. 2018. ПРОвзгляд

 

Польский режиссер, сценарист и продюсер Малгожата Шумовска дополняет этот мощный культурно-философский пласт высказыванием социальным и сатирическим. Она начинает фильм наотмашь: сценами безобразного и жалкого нашествия полуголых людей на супермаркет, где объявлена рождественская распродажа. Серое зимнее утро, некрасивые лица, равнодушное бесстыдство и цинизм – все замешено густо, впрочем, без осуждения или сочувствия – документальная констатация реальности. В этой свалке трудно не заметить главного героя фильма, харизматичного длинноволосого поклонника тяжелого рока Яцека Калиштана, вместе с мужем сестры он отхватит на распродаже дорогущую плазму с огромной скидкой. Довольные, они на лодке повезут добычу домой, в богом забытое местечко близ городка Свебодзин.  Нищета без признаков блеска доминирует в портрете здешней жизни, где душные церковные службы и забой строптивого кабанчика к праздничному семейному ужину на Рождество лишь подчеркивают рутину. Безысходная тихая тоска этого существования не устраивает одного Яцека, мечтающего вырваться на европейский простор и заняться музыкой. Родня осуждает, и только старшая сестра понимает, о чем это он.

 

Лицо. Малгожата Шумовска. 2018. ПРОвзгляд

 

Все мечты Яцека рушатся в единый миг несчастья. Он калечит лицо и получает новое, пересаженное. Первая в Польше операция по пересадке лица делает Яцека знаменитостью. И – изгоем. Теперь он далеко не красавчик и едва говорит. От него отказывается невеста, первая девушка на селе (вариация вечного сюжета "красавицы и чудовища"). Соседские мальчишки дразнят: "Морда!". Глупая забитая мать боится сына и признается священнику, что в чужих глазах нового Яцека ей мерещится та самая стивенсоновская печать Сатаны. Обряд экзорцизма – одна из самых сильных сцен в фильме Шумовской. Издеваясь над душевной тупостью матери и священника, Яцек  сначала подыгрывает "экзорцистам", а потом резко обрывает затянувшуюся демонстрацию беспробудного идиотизма.

Малгожата Шумовска словно бы пробует смягчить горечь, предлагая один из вариантов финала, где Яцек закружит в танце еще желанную Дагмару, и их унесет от мира, его лиц и рож, от посконной реальности. Но хэппи-энда не будет. Не здесь. Не сейчас.

 

Лицо. Малгожата Шумовска. 2018. ПРОвзгляд

 

Стройка в Свебодзине, на которой искалечен Яцек, – невыдуманное возведение статуи Иисуса, самой огромной в мире. До боли знакомая затея переплюнуть в дикой провинциальной гигантомании легендарный монумент в Рио-де-Жанейро. Факт документальный и нелицеприятный для страны, ищущей свое место в новой реальности. В лаконичном финале церковное руководство, принимая "объект", потребует развернуть лицо пафосной статуи в сторону собора Божьей Матери Ченстоховской. Все темы вдруг сходятся, как в музыке. Чужое лицо бедолаги Яцека. Отвернувшееся лицо Бога. Мир, потерявший истинный облик. Тотальная подмена. 

В прокате с 26 апреля 2018 года

См. также
Все материалы Культпросвета